ПАРОДИЯ КАК ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПРИЕМ В «ИСТОРИИ ОДНОГО ГОРОДА» М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА

Объясняя замысел «Истории одного горо-
да», М. Е. Салтыков-Щедрин утверждал, что
книга эта о современности. В современном
ему мире он видел свое место и никогда не
считал, что созданные им тексты будут вол-
новать его далеких потомков. Однако обнару-
живается достаточное количество причин,
благодаря которым его книга остается пред-
метом и поводом для объяснения событий со-
временной читателю действительности.
Одной из таковых причин, несомненно, яв~
ляется прием литературного пародирования,
который активно использует автор. Особенно
это заметно в его «Обращении к читателю»,
которое написано от лица последнего архива-
риуса-летописца, а также в главах «О корени
происхождения глуповцев» и в «Описи градо-
начальников».
Объектом пародирования здесь послужи-
ли тексты древнерусской литературы, и в
частности «Слово о полку Игореве», «Повесть
временных лет» и «Слово о погибели земли
Русской». Все три текста были канонически-
ми для современного писателю литературо-
ведения, и необходимо было проявить особую
эстетическую смелость и художественный
такт, для того чтобы избежать вульгарного
их искажения. Пародия — особый литератур-
ный жанр, и Щедрин показывает себя в нем
истинным художником. То, что он делает, он
делает тонко, умно, изящно и смешно.
«Не хочу я, подобно Костомарову, серым
волком рыскать по земли, ни, подобно Соло-
вьеву, шизым орлом ширять под облакы, ни,
подобно Пыпину, растекаться мыслью по
древу, но хочу ущекотать прелюбезных мне
глуповцев, показав миру их славные дела
и преподобный тот корень, от которого зна-
менитое сие древо произошло и ветвями сво-
ими всю землю покрыло». Так начинается
глуповская летопись. Величественный текст
«Слова о полку Игореве» писатель организу-
ет совершенно по-другому, поменяв ритми-
ческий и смысловой рисунок. Салтыков-Ще-
дрин, используя современные ему канцеля-
ризмы (в чем, несомненно, сказалось то, что
он исполнял в г. Вятке должность правителя
губернской канцелярии), вводит в текст име-
на историков Костомарова и Соловьева, не
забыв при этом и своего приятеля — литера-
туроведа Пыпина. Таким образом, пародиру-
емый текст придает всей глуповской летопи-
си некое достоверное псевдоисторическое
звучание, одновременно указывая на со-
временную, почти фельетонную трактовку
истории.
А для того чтобы окончательно «ущеко-
тать» читателя, далее Щедрин создает густой
и сложный пассаж по мотивам «Повести вре-
менных лет». Вспомним щедринских голово-
тяпов, которые «обо все головами тяпают», гу-
щеедов, долбежников, рукосуев, куралесов
и сопоставим с полянами, «живущими сами по
себе», с радимичами, дулебами, древлянами,
«живущими по-скотски», по звериным обыча-
ям, и кривичами.
Историческая серьезность и драматизм
решения о призыве князей: «Земля наша
велика и обильна, а порядка в ней нет. При-
ходите княжить и владеть нами», — стано-
вится у Щедрина исторической несерьезно-
стью. Ибо мир глуповцев — это мир пере-
вернутый, зазеркальный. И история их
зазеркальная, и законы ее зазеркальные,
действуют по методу «от противного». Кня-
зья не идут владеть глуповцами. А тот, кто
наконец соглашается, ставит над ними свое-
го же глуповского «вора-новатора». И стро-
ится «преестественно украшенный» город
Глупов на болоте, посреди унылого до слез
пейзаже. «О, светло светлая и прекрасно
украшенная, земля Русская!» — возвышен-
но восклицает романтический автор «Слова
о погибели земли Русской».
История города Глупова — это своего ро-
да «антиистория». Она представляет собой
трагически-смешное, гротескное и пародий-
ное противопоставление реальной, действи-
тельной жизни, опосредованно через летопи-
си высмеивающее саму историю. И здесь
следует отметить, что чувство меры не из-
меняет автору никогда. Ведь пародия, как
литературный прием, позволяет, исказив и
перевернув реальность’, увидеть ее смешные
и юмористические стороны. Но никогда Ще-
дрин не забывает, что предметом его пародий
являются весьма серьезные вещи. Не удиви-
тельно, что в наше время сама «История од-
ного города» становится объектом пародиро-
вания как литературного, так и кинематогра-
фического. Это относится в кинематографии
к ленте Владимира Овчарова «Оно», в совре-
менной литературе — к «Истории одного го-
рода’ в новейшие времена» В. Пьецуха. Однако
попытки перевести Щедрина на другой язык
и в другие реалии закончились по сути ни-
чем и получили невысокую оценку. Это сви-
детельствует о том, что уникальная смысло-
вая и стилевая ткань «Истории…» может быть
перепародирована сатирическим талантом,
равным таланту Салтыкова-Щедрина.


ОБЛИЧЕНИЕ КРЕПОСТНИЧЕСТВА В РОМАНЕ М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА «ГОСПОДА ГОЛОВЛЕВЫ»

Роман «Господа Головлевы» замыкал этап
творчества Салтыкова-Щедрина. Это произ-
ведение и его тема семьи возникли неслу-
чайно. Уже в середине 80-х годов появился
целый ряд щедринских сатирических произ-
ведений, которые разоблачали дворянское
буржуазное общество с его понятиями о се-
мье, собственности. Проблемы семьи занима-
ли многих писателей. Эта тематика затраги-
вается Толстым в романе «Анна Каренина»,
Достоевским в «Братьях Карамазовых». Сал-
тыков-Щедрин на примере господ Головле-
вых показал, как семья подрывалась изнутри,
постепенно превращаясь в ничто. Имение Го-
ловлевых не бедное, более того, оно посте-
пенно богатеет, но это накопительство не ук-
репляет семью, а наоборот, способствует ее
распаду. Между членами семьи рвутся род-
ственные связи, отношения между родителя-
ми и детьми строятся на взаимной вражде.
Все дети из семьи Головлевых воспитаны в
духе нелюбви и постоянных ссор.
Главой семейства считается Арина Пет-
ровна Головлева. Это сильная и властная
женщина, которая целью жизни сделала на-
копительство. Жизнь ее — это вечная погоня
за деньгами, лишь за своими подсчетами
прибыли она чувствует себя счастливой.
У Арины Петровны не осталось никаких ма-
теринских чувств. В детях она видит только
лишнюю обузу. Порочное семейное воспита-
ние, при котором каждый старался урвать
кусок побогаче и пожирнее, сказалось на де-
тях самым неблагоприятным образом, лиши-
ло их таких черт характера, как милосердие,
доброта, великодушие. Матери совершенно
не было дела до старшего сына, дочь она
вспоминала лишь тогда, когда видела «двух
щенков», как она называла внуков. Смерть
дочери для нее ничего не значила. Немного
другим было отношение к среднему сыну —
Порфирию. Она его «не то чтоб любила, а
словно побаивалась». Что-то подобное она
испытывала и по отношению к собственному
мужу. Владимир Михайлович Головлев в
свободное время занимался тем, что писал
стихи в стиле Баркова. Отношения между
супругами были довольно своеобразными;
«муж называл жену «ведьмою» и «чертом»,
жена называла мужа «ветряною мельницей»
и «бесструнной балалайкой»». Старший сын
Степан окончил курс в.одной из московских
гимназий и поступил в университет. Денег,
которые мать давала, хватало ему лишь на
то, чтобы не помереть с голода. Он стал чем-
то вроде приживальщика у богатых студен-
тов и шутом из-за страсти к поддразнива-
нию. Именно Степан и окрестил Порфишу
Иудушкой. После окончания университета
мать отправила Степана в Петербург. Нача-
лись скитания. «Протекций у него не было,
охоты пробить дорогу личным трудом — ни-
какой». Арина Петровна попробовала устро-
ить Степку-балбеса в надворный суд, но че-
рез три года его уже там не было. И мать ре-
шилась на крайнюю меру: «выбросила ему
кусок», то есть дом в Москве. Дом оказался
вскоре продан, и Степка питался сначала
у крестьян, потом вынужден был вернуться
к матери. Ко времени его возвращения это
был больной, осунувшийся, безразличный ко
всему человек. Его волновало только одно:
будет ли мать давать на табак. В усадьбе ему
чудился гроб. Для совета мать вызвала сыно-
вей. Степку поместили во флигеле и дали
ему отцовский засаленный халат. В жизни
Степана была пустота, ничем не заполненная
пустота: «утром он просыпался со светом, и
вместе с ним просыпались: тоска, отвраще-
ние, ненависть». Однажды Степан попробо-
вал бежать, но его вернули. Умер он тихо и
незаметно.
Так же тихо окончил свою жизнь Павел.
Ему тоже «выбросили кусок» — в Дубровне.
Теперь там жила и сама Арина Петровна
вместе с внучатами Анинькой и Любинькой.
Павел Владимирович был в прошлом офице-
ром. Этот ничем не примечательный человек
боялся мать и ненавидел Иудушку. Незадол-
го до смерти Павла Иудушка стал его наве-
щать. Он чувствовал себя уже хозяином
усадьбы. Перед смертью Павел так честил
брата: «Кровопивец. Мать по миру пустил».
Да и сама Арина Петровна теперь видела в
сыне кровопийцу. Она уже, больше не была
той властной женщиной, которая держала в
страхе все семейство, для нее теперь «не су-
ществовало ни прошлого ни будущего, а су-
ществовала только минута, в которую пред-
стояло жить». Самым ярким в романе высту-
пает Порфирий. «Порфирий был известен в
семействе под тремя именами: Иудушки, кро-
вопивушки и откровенного мальчика, про-
званного так еще в детстве Степкой-балбесом».
Уже в детстве Порфирий умел «приласкать-
ся» и «слегка понаушничать».
Порфирий Головлев — собственник, при-
обретатель, для которого нажива является
первейшей необходимостью. Все эти хищни-
ческие интересы прикрываются лицемерны-
ми речами. Он умеет втереться в доверие
к матери и с ее помощью обеспечить себе
лучшую долю наследства. Иудушка живет
ложью, его лицемерие помогает ему прики-
нуться религиозным человеком, строгим,
но справедливым отцом, хорошим хозяином.
Иудушка богатеет, при этом все больше лю-
дей попадает в его зависимость. Иудушку
охватывает злорадное стремление, обездоли-
вая ближнего, «досадить ему», измучить его
словесным зудением. Тираническое слово
Иудушки настигало каждого. Все домашние
его боятся и стараются не попадаться на гла-
за. «Ядом поливает» — так говорит о его ре-
чах сама мать. «Кровопивцем» именуют бра-
та Степан и Павел. Володенька жалуется:
«Очень, бабушка, надоедает… С ним только
заговори, он потом не отвяжется. Постой да
погоди, потихоньку да полегоньку…» Петень-
ка в глаза называет отца «убийцей», говоря:
«…у вас ведь каждое слово десять значений
имеет: пойди угадай». «Страшно с вами», —
откровенно признается Анинька. Даже Ев-
праксеюшка поняла, что он не разговаривает,
а тиранит: «…в нем эта злость действует. Зна-
ет он, который человек против него защиты не
имеет — ну и вертит им, как ему любо».
Но пустословие Иудушки не прошло да-
ром. Всю жизнь принося другим страдания,
оно обернулось в конце концов против само-
го хозяина. Пустые слова отгородили Иудуш-
ку от живых людей. Его душа зачерствела,
воля парализовалась, Иудушка перестал
ощущать реальную жизнь. Порфирия охва-
тила духовная лень, умственная и нравствен-
ная апатия. Порфирий приходит к мысли о
самоубийстве. В мокрую мартовскую метель
он идет на могилу матери, чтобы там уме-
реть. К этому времени он полностью опус-
тившийся человек, которого преследуют гал-
люцинации.
На примере семьи Головлевых Салтыков-
Щедрин показал гибельность стяжательства,
жадности, накопительства, лицемерия и пус-
тословия. Именно они привели к упадку и раз-
ложению помещичий класс.


РОМАН М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА «ГОСПОДА ГОЛОВЛЕВЫ» — СУРОВЫЙ ПРИГОВОР КРЕПОСТНИЧЕСТВУ

Замечательный роман М. Е. Салтыкова-
Щедрина «Господа Голов левы» стоит в ряду
лучших произведений русских писателей,
таких, как Гоголь, Гончаров, Тургенев, изоб-
ражавших жизнь дворянства. В романе с ог-
ромной обличительной силой раскрыты все
пороки общества, порожденные в России гос-
подством помещиков. В своем суровом приго-
воре крепостничеству Салтыков-Щедрин ра-
зоблачил развращающее влияние собственно-
сти и паразитизма на человеческий характер,
показал неизбежность нравственного и фи-
зического разрушения паразитической лич-
ности.
Писатель изобразил историю морального
опошления и вымирания семейства помещи-
ков Головлевых. Оно является собиратель-
ным художественным образом, в котором ав-
тор обобщил все типичные черты быта, нра-
вов, психологии помещиков накануне отмены
крепостного права и после нее.
Читая роман, испытываешь чувство омер-
зения к этим паразитам. Члены семьи посто-
янно враждуют между собой, постоянно руга-
ются из-за наследства. Слова «балбес, изверг,
мерзавец, подлец, негодяй» были обычными в
этом семействе. В чем же дело? Может быть,
их жизнь полна тягот и лишений, поэтому они
так ожесточились? Ничуть не бывало. Дом —
полная чаша.
Арина Петровна — глава семейства, всю
свою жизнь положившая на округление вла-
дений. Эта властная женщина в течение дли-
тельного времени единолично управляла об-
ширным имением и благодаря своей энергии
сумела удесятерить свое состояние. Страсть
к накоплению взяли в Арине Петровне верх
над материнскими чувствами. Например, ее
реакцию на смерть дочери Салтыков-Щед-
рин показывает как чувство недовольства
прежде всего тем, что покойница оставила ей
«своих двух щенков». Таково отношение Ари-
ны Петровны к собственной дочери и внуч-
кам. Не лучше она относится и к сыновьям,
поощряя их к лицемерию, наушничанью ра-
ди «лучшего куска на блюде».
Дети разделялись на «любимчиков» и
«постылых». Меняя любимчиков и развра-
щая их таким отношением, мать заглушала
их естественное чувство любви к родителям.
Физическое наказание детей было обычным
явлением в этой семье. И все это делалось
ради семейного благополучия, то есть для
блага этих же детей, которых Арина Петров-
на изуродовала своим воспитанием.
Совершенно забит и ушел в себя «Пашка-
тихоня», прожил купленный ему матерью
дом в Москве и влачит жалкое существова-
ние «Степка-балбес, постылый сын»; «на кис-
лом молоке и попорченной солонине» воспи-
тываются сиротки внучки. Таковы предвари-
тельные итоги помещичьего воспитания.
От главы к главе рисует Салтыков-Щед-
рин картины тирании, нравственного увечья,
следующих одна за другой смертей членов
головлевского семейства. Запертый в душной
и грязной комнате, лишенный даже одежды
и еды, спился о одиночестве Степка-балбес.
Умер Павел, имением которого тотчас завла-
дел Иудушка Головлев. Трагически сложи-
лась жизнь наследников Арины: изуродован-
ное детство и юность толкнули их на путь
разврата и гибели. В конце жизни перед
Ариной Петровной предстают итоги ее дея-
тельности, которая была подчинена бессер-
дечному стяжательству и формированию
«извергов».
Самый страшный из них — Порфирий,
еще в детстве прозванный в семье Иудуш-
кой. Деспотическая обстановка в семье при-
вела к тому, что Порфиша научился прики-
дываться ласковым сынком, заискивал перед
матерью, лебезил, показывал, что он — «весь
послушание и преданность». Притворная
почтительность как способ получения луч-
шего куска или избежания наказания — это
способ, который, все более развиваясь в даль-
нейшем, сделал Иудушку лицемером. Черты
стяжательства развились в нем до предела.
Он стал владельцем Головлева, овладел име-
нием брата Павла, прибрал к рукам все ка-
питалы матери, обрек эту когда-то грозную
и властную хозяйку головлевской семьи на
одиночество и прозябание и сам сделался
властелином всех головлевских богатств.
Писатель неоднократно повторяет срав-
нение Иудушки с пауком, сосущим кровь
своих жертв. Иудушка — садист, он находит
в страданиях других наслаждение. Его нрав-
ственное оскудение так велико, что без ма-
лейшего содрогания, прикрывая ласковыми
речами свое истинное «я», Иудушка обрека-
ет на гибель поочередно каждого из троих
своих сыновей — Владимира, Петра и мла-
денца Володьку.
Иудушка — пустослов. Он «зудил, надо-
едал, тиранил» своими речами окружающих.
Он может словами, как говорит о нем один
крестьянин, «сгноить человека». Но запас его
слов определяется запросами паука-помещи-
ка и поэтому крайне беден. По определению
Салтыкова-Щедрина, Иудушка не просто го-
ворит, а источает «массы словесного гноя».
Свои злодейства Иудушка совершает как
самые обычные дела, «потихонечку да поле-
гонечку», а что самое ужасное — «по зако-
ну». Так писатель показывал защищенность
Иудушки-кровопийца законами власти и ре-
лигии. Ведь он с большим искусством поль-
зовался такими прописными истинами, как
почитание семьи, религии и закона. И хотя
все считают его кровопийцей, и с полным на
то правом, он может возразить тем, что юри-
дически все им соблюдается правильно.
Писатель показал в лице Иудушки чело-
века ничтожного, скудоумного, никчемного.
И вместе с тем это олицетворение ничтоже-
ства держит в подчинении и страхе окружа-
ющих, доводит их до гибели, и происходит
это потому, что ничтожество Иудушки и ему
подобных опирается на крепостническую мо-
раль и закон. Своим произведением писа-
тель-сатирик вынес смертный приговор ис-
торически обреченному классу помещиков-
крепостников.


НАРОД И ГОСПОДА В СКАЗКАХ М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА

К М. Е. Салтыкову-Щедрину можно отнес-
ти пушкинскую фразу: «Сатиры смелый вла-
стелин». Эти слова были сказаны А. С. Пуш-
киным о Фонвизине, одном из зачинателей
русской сатиры. Михаил Евграфович Салты-
ков, писавший под псевдонимом Щедрин, —
вершина русской сатиры.
Произведения Щедрина при всем их жа-
нровом многообразии — романы, хроники,
повести, рассказы, очерки, пьесы — слива-
ются в одно цельное художественное полот-
но. Оно изображает огромное историческое
время, подобно «Божественной комедии» Дан-
те и «Человеческой комедии» Бальзака. Од-
нако оно рисует действительность в могучих
сгущениях темных сторон жизни, критикуе-
мых и отрицаемых во имя всегда присутст-
вующих, явно или скрыто, идеалов социаль-
ной справедливости.
Трудно представить нашу классическую
литературу без Салтыкова-Щедрина. Это во
многом совершенно своеобразный писатель.
«Диагност наших общественных зол и неду-
гов» — так отзывались о нем современники.
Жизнь он знал не из книг. Сосланный в Вят-
ку за свои ранние произведения, обязанный
служить Михаил Евграфович досконально
изучил чиновничество, узнал нелепость и
несправедливость порядков, жизнь разных
слоев общества. Будучи вице-губернатором,
убедился, что Российское государство преж-
де всего заботится о дворянах, а не о народе,
к которому сам он проникся искренним ува-
жением.
Жизнь дворянской семьи писатель емко
изобразил в «Господах Головлевых», началь-
ников и чиновников — в «Истории одного го-
рода» и других своих произведениях. Но наи-
большей выразительности он достиг в своих
небольших сказках «для детей изрядного воз-
раста». Эти сказки, как правильно отмечали
цензоры, — самая настоящая сатира.
В сказках Щедрина множество всяких
господ: помещиков, чиновников, купцов и
прочих. Часто это совершенно беспомощные,
глупые, высокомерные типажи. Вот «Повесть
о том, как один мужик двух генералов про-
кормил». С едкой иронией Салтыков пишет:
«Служили генералы в какой-то регистрату-
ре… следовательно, ничего не понимали. Да-
же слов никаких не знали».
Разумеется, эти генералы ничего не уме-
ли делать и были способны жить только за
чужой счет, полагая, что булки растут на де-
ревьях. И в сегодняшней нашей жизни много
таких «генералов», которые тоже считают,
что должны иметь квартиры, машины, дачи,
спецпайки, спецлечебницы и прочее, а про-
стой народ обязан на них работать. Если бы
и их всех отправить на необитаемый остров!
Мужик показан «справным» работником: все
умеет, все может, даже суп в пригоршне сва-
рит. Но и его не щадит сатирик. Генералы за-
ставляют этого здоровенного мужичину вить
для себя веревку, чтобы он, чего доброго, не
убежал. И тот покорно исполняет приказ.
Если генералы оказались на острове без
мужика не по своей воле, то дикий поме-
щик, герой одноименной сказки, все время
мечтал избавиться от несносных мужиков,
от которых идет дурной, «холопий» дух. На-
конец мужицкий мир исчез, и остался поме-
щик один-одинешенек. И, конечно, одичал.
«Весь он… оброс волосами…. а когти у него
сделались как железные». Намек совер-
шенно ясен — трудом крестьян живут баре,
И потому у них всего вдоволь: и крестьян,
и хлеба, и скота, и земли, а,у крестьян все-
го мало.
Сказки писателя полны сетований на то,
что народ слишком терпелив, забит и темен.
Он намекает, что силы, стоящие над наро-
дом, жестокие, но не такие уж страшные.
В сказке «Медведь на воеводстве» изобра-
жен Медведь, который своими бесконечны-
ми погромами вывел мужиков из терпения,
и они посадили его на рогатину, «содрали
шкуру».
Разумеется, не все в творчестве Щедрина
интересно нам сегодня. Но писатель по-преж-
нему дорог нам своей любовью к народу, че-
стностью, верностью идеалам, желанием сде-
лать жизнь лучше. Щедрина надо знать, надо
читать. Его творчество облегчает понимание
социальных глубин и закономерностей жизни,
высоко возносит духовность человека и нрав-
ственно очищает его.


ЖАНР СКАЗКИ В ТВОРЧЕСТВЕ М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА

Сказки Салтыкова-Щедрина обычно оп-
ределяют как итог творчества великого са-
тирика. И такой вывод в какой-то мере оп-
равдан. Сказки хронологически завершают
собственно сатирические произведения писа-
теля. Как жанр щедринская сказка посте-
пенно вызревала в творчестве писателя из
фантастических и образных элементов его
сатиры. Немало в них и фольклорных заста-
вок, начиная от использования формы давно
прошедшего времени («Жил-был») и закан-
чивая обильным количеством пословиц и по-
говорок, приводимых в сказках.
В сказках писатель затрагивает множество
проблем: социальных, политических и идеоло-
гических. Так, жизнь русского общества запе-
чатлена в них в длинном ряду миниатюрных
по объему картин. В сказках представлена со-
циальная анатомия общества в виде целой га-
лереи зооморфных, сказочных образов.
Так, в сказке «Карась-идеалист» пред-
ставлена система идей, которая отвечала ми-
ровоззрению самого Щедрина. Это вера в
идеал социального равенства и в гармонию,
во всеобщее счастье. Но, напоминает писа-
тель: «На то и щука, чтобы караси не дрема-
ли». Карась выступает в роли проповедника.
Он красноречив и прекрасен в проповеди
братской любви: «Знаешь ли ты, что такое
добродетель? — Щука раскрыла рот от
удивления, машинально потянула воду и…
проглотила карася». Такова природа всех
щук — глотать карасей. В этой крохотной
трагедии Щедрин представил то, что харак-
терно всякому обществу и всякой организа-
ции, что составляет природный и естествен-
ный закон развития: есть сильные, кто ест,
и есть слабые — кого едят. А общественный
прогресс — это обычный процесс пожирания
одних другими. Конечно, в демократических
кругах подобный пессимизм художника вы-
звал споры и нарекания. Но прошло время —
и щедринская правота стала правотой исто-
рической.
Салтыков-Щедрин не оставлял в покое не
только интеллигенцию. «Хорош» и народ в
своей рабской покорности. Страшные и уд-
ручающие картины нарисовал писатель
в «Повести о том, как один мужик двух гене-
ралов накормил». Вот портрет крестьянина.
«Громадный мужичина», на все руки мастер.
И яблок с дерева достал, и картофель из
земли добыл, и силок приготовил для рябчи-
ков из собственных волос, и огонь извлек,
и провизии наготовил, и пуха лебяжьего на-
брал. И что же? Генералам по десятку яблок,
а себе «одно, кислое». Сам и веревку свил,
чтобы генералы держали его ночью на при-
вязи. Да еще готов был генералов поблагода-
рить «за то, что они его, тунеядца, жалова-
ли и мужицким его трудом не брезговали!»
Трудно представить себе более рельефное и
отчетливое изображение нравственного со-
стояния крестьян: пассивная рабская пси-
хология, невежество. Щедрин словно видит
русский народ глазами следователя Порфи-
рия Петровича из «Преступления и наказа-
ния» Ф.М.Достоевского. Тот прямо называл
мужика иностранцем, настолько недоступен
был для него образ мыслей, поведение и мо-
раль русского народа. У Щедрина подобное
отношение к своему народу приобрело прит-
чеобразную и доступную форму.
И все-таки Салтыков-Щедрин любуется
силой и выносливостью мужика, которые для
него, к сожалению, так же естественны, как
и его беспримерная покорность и полный
идиотизм. В этом контексте достаточно неха-
рактерна сказка «Медведь на воеводстве»,
где мужики все-таки теряют терпение и са-
жают медведя на рогатину. Однако Топтыгин
2-й в этой сказке не столько эксплуататор,
сколько обычный грабитель. А разбойников
на Руси никогда не жаловали — отсюда и ро-
гатина.
Сказки Салтыкова-Щедрина полны сар-
казма. В них он никого не жалует. Достается
всем: и правым (точнее, тем, кто сам себя
считает правым) и неправым, и пескарям
премудрым, и русским либералам, и щуке, и
самодержавию, и мужикам русским. Вспом-
ним моральный кодекс вяленой воблы: «Ти-
ше едешь, дальше будешь; маленькая рыбка
лучше, чем большой таракан». «Уши выше
лба не растут» — вот что Щедрину противно
особо — аккуратная серость. Против нее
протест, язвительная сатира сказок.
Выводы из творчества Щедрина следуют
неутешительные, ведь сказки великого сати-
рика актуальны и сейчас, а следовательно,
общество наше стабильно: карасей глотают,
генералов безропотно кормят, вобла пропове-
дует, здравомыслящий заяц с лисой игра-
ет, — в общем, все по-прежнему. «И всяко-
му зверю свое житье: льву — львиное, ли-
се — лисье, зайцу — заячье».


ОСОБЕННОСТИ ЖАНРА СКАЗКИ У М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА

Сказку как жанр использовали в своем
творчестве многие писатели и поэты. С ее
помощью автор выявлял тот или иной порок
человечества или общества. Сказки М. Е. Сал-
тыкова-Щедрина резко индивидуальны и не
похожи на сказки других авторов. Сатира
в форме сказки была оружием Салтыкова-
Щедрина как писателя и гражданина. В ту
пору из-за строгой цензуры автор не мог до
конца обнажить пороки общества, показать
всю несостоятельность российского управ-
ленческого аппарата. И все же с помощью
сказок «для детей изрядного возраста» Салты-
ков-Щедрин смог донести до людей свою рез-
кую критику существующего порядка. Цензу-
ра пропустила сказки великого сатирика, не
сумев понять их назначения, обличающую си-
лу, вызов существующему порядку.
При написании сказок автор использовал
гротеск, гиперболу, антитезу. Важное значе-
ние имел и эзопов язык. Стараясь скрыть от
цензуры истинный смысл написанного, при-
ходилось пользоваться и этим приемом. Пи-
сатель любил придумывать неологизмы, ха-
рактеризующие его героев (например, такие
слова, как «помпадуры и помпадурши», «пен-
косниматель» и другие).
Рассмотрим особенности жанра сказки
писателя на примере нескольких его произ-
ведений. В «Диком помещике» автор пока-
зывает, до чего может опуститься богатый
барин, оказавшийся без слуг. В этой сказке
применена гипербола. Сначала культурный
человек, помещик превращается в дикое жи-
вотное, питающееся мухоморами. Здесь мы
видим, каким беспомощным становится бога-
тый без простого мужика, как он неприспо-
соблен и никчемен. Этой сказкой автор хотел
показать, что простой русский человек — не-
шуточная сила.
Подобная же идея выдвигается и в сказ-
ке «Повесть о том, как один мужик двух ге-
нералов прокбрмил». Но здесь подчеркнута
безропотность мужика, его покорность, бес-
прекословное подчинение двум генералам.
Он» даже сам привязывает себя веревкой, что
лишний раз указывает на его забитость и
закабаленность. В этой сказке использованы
и гипербола, и гротеск. Салтыков-Щедрин
наталкивает читателя на мысль о том, что
пора мужику проснуться, обдумать свое по-
ложение, перестать безропотно подчиняться
барину.
В «Премудром пескаре» герой — обыва-
тель, боиться всего на свете. «Премудрый пе-
скарь» постоянно сидит взаперти, боясь лиш-
ний раз выйти на улицу, с кем-нибудь заго-
ворить, познакомиться. Он ведет жизнь за-
мкнутую, скучную. Своими жизненными прин-
ципами он напоминает другого героя, из рас-
сказа А.П.Чехова «Человек в футляре»
Беликова. Только перед смертью задумывает-
ся пескарь о прожитой жизни: «Кому он помог?
Кого пожалел, что он вообще сделал в жизни
хорошего? Жил — дрожал и умирал — дро-
жал». И лишь в конце бесполезно прожитой
жизни осознает обыватель, что никому-то он
не нужен, никто его не знает и о нем не
вспомнит.
Страшную обывательскую отчужденность,
замкнутость в себе показывает писатель в
«Премудром пескаре». Салтыкову-Щедрину
горько и больно за русского человека.
Читать сказки Салтыкова-Щедрина до-
вольно непросто. Поэтому, может быть, многие
так и не поняли их смысла. Но большинство
«детей изрядного возраста» оценили творчест-
во великого сатирика по заслугам.