КТО ЖЕ ЭТИ ДУШЕГУБЫ? (очерк Н. С. Лескова «Леди Макбет Мценского уезда»)

«Леди Макбет Мценского уезда». Любовь
и кровь. Шекспировские страсти российской
глубинки, горы трупов и фонтаны крови. Что
это за картины?
У Шекспира все происходит в финале его
трагедий, где герои убивают друг друга, травят,
душат и каются. У Лескова то же происходит
в начале его истории и как-то обыденно, без
надрыва, без раскаяния, цинично и весело.
Герои Лескова, в сущности, весьма устой-
чивые образы отечественной литературы. Ти-
пичные пореформенные герои. Зиновий Бори-
сович, «муж Катерины Львовны, человек лет
пятидесяти с лишком». Грамотный купец, не
пьет, встает в шесть утра, чашка чаю — и за
труды праведные.
Его душат Катерина и Сергей. Что же это
за варвары? Кто эти душегубы? Сергей — не-
красовский выходец из народа, весельчак-
приказчик, грамотей, книжки читает. Катери-
на — русская женщина «из бедных», натура
цельная, решительная. «Коня на скаку оста-
новит, в горящую избу войдет».
Но жила она в доме мужа такой жизнью,
которую Лесков именует — «скука русская»,
от нее «весело даже удавиться».
У Лескова все на контрастах. Катерина —
хрупкая, тонкая, легкая, молодая и не красави-
ца, но «по наружности женщина очень прият-
ная». Но при этом обладает какой-то необык-
новенной силой. Стоило ей толкнуть Сергея
в грудь своей изящной ручкой, как тот отлетел
на два шага.
Первым делом Катерина избавилась от
своего любопытного свекра. Умер восьмидеся-
тилетний Борис Тимофеевич «так, как умира-
ли у него в амбарах крысы, для которых Ка-
терина Львовна всегда своими собственными
руками приготовляла особое кушанье».
Потом настал черед мужа, над которым
еще и потешились перед убийством: «Кате-
рина засмеялась и страстно поцеловала Сер-
гея при муже».
Катерина душегубствует сама, ее любов-
ник лишь руки держит у жертвы. Лесков-
ские персонажи очерка для читателя до за-
ключительных сцен остаются абсолютно не-
прозрачными. Что движет их поступками,
что скрыто за телесной оболочкой, каковы
вибрации души?
Очень похоже на античную драму. Толь-
ко там героями руководит безликая судьба,
написанная им на роду, и если совершается
злодеяние, то ради целей великих. У Леско-
ва злодейство — обыденная работа.
. Читаешь главу об убиении Феди Лямина,
которая словно списана из древней летописи,
и сердце от жалости сжимает, — а у героев ни-
каких душевных шевелений, никакой тоски.
Все наработано — один держит, другая душит.
Человек, по Лескову, свой ад носит на се-
бе, словно кожу. Ад этот тянет в глубину,
на дно. Не случайно в финале очерка возни-
кает река, в которой Катерина Львовна «как
сильная щука на мягкоперую плотицу» на-
брасывается на свою несчастную соперницу
Сонетку, скрывается под водой и более не
показывается.
XX век насчитывает множество попыток
различных интерпретаций лесковских обра-
зов. Большинство их сводится к тому, чтобы
представить Катерину или Сергея жертвами
душных условий купеческого быта, поменять
местами палачей и жертв.
Однако, «царство Божие на земле не стоит
одной слезы ребенка». Человеческая жизнь
имеет абсолютную ценность, поэтому столь
же абсолютно злодейство, отнимающее ее.
Оно, злодейство, имеет отрицательное значе-
ние, и поэтому не принадлежит миру людей,
но только находится в нем. Об этом очерк и
в этом значимость характеров и образов глав-
ных персонажей очерка.


ГРЕШНИКИ И ПРАВЕДНИКИ В ИЗОБРАЖЕНИИ Н. С. ЛЕСКОВА (по очерку «Леди Макбет Мценского уезда», вариант 2)

Творчество Лескова отличается от твор-
чества других русских писателей XIX века.
Лескова интересуют те же проблемы, кото-
рые интересовали его современников, он пы-
тается ответить на те же вопросы. И тем не
менее при жизни Лесков не был понят. Лишь
совсем недавно Лескова причислили к клас-
сикам. В чем же причина этой непонятости
писателя? Главным образом в том, что у Ле-
скова было особое видение мира, отличное от
других писателей. Лесков видел не только
прекрасные стороны человеческой души,
но и черные, с их пороками и грязью. Он рас-
крывает эти свойства человеческой натуры
перед читателем во всей их неприглядности,
и не щадя бытовых подробностей. Лесков не
делит своих героев на положительных или
отрицательных, но считает, что и те и другие
качества могут сочетаться в одном человеке.
Лесков не только рисует образ своих ге-
роев, но как бы сравнивает их с подобными
героями других писателей.
Особенно ярко мы это видим в очерке
«Леди Макбет Мценского уезда». Уже в на-
звании производится совмещение шекспи-
ровского образа с российской действительно-
стью. Может быть, герои Лескова чем-то и
напоминают шекспировских злодеев. Но при
прочтении мы видим, что его леди Макбет
все же русская. И имя у нее наше, русское,
и злодеяния ее уж очень обыденные, цинич-
ные, так и хочется сказать: простые и понят-
ные. Нет, далеко не понятные — страшные и
бесчеловечные в своей жестокости. И еще
страшнее от того, что происходят они не в
далекой Англии, а рядом с нами, в России,
Кто же такая леди Макбет Мценского
уезда, которую вообще-то на самом деле зо-
вут Катерина Измайлова? Черты ее характе-
ра раскрываются в сопоставлении с Катери-
ной Кабановой Островского. Эти две героини
даже заочно спорят между собой. Только Ка-
терина Кабанова, хоть и выросла в патриар-
хальной семье, но все же была богатой купе-
ческой дочерью. А героиня Лескова скорее
всего мещанка. Это их отличие, дальше судь-
бы повторяются. Катерина Островского вы-
ходит замуж за Тихона, потому что мать по-
льстилась на вхождение в богатую семью.
Однообразная жизнь, упреки, грызня старой
Кабанихи — вот ее участь. Как похожа на эту
судьбу жизнь героини Лескова. И брак без
любви, и жила она в доме мужа такой жизнью,
которую Лесков называет «скука русская», от
нее «весело даже удавиться». Разница в том,
что там свекровь вечно недовольная, а здесь
свекор упреками замучил. И измена мужьям
в обоих произведениях есть. Только избран-
ники друг на друга не похожи. Вместо интел-
лигентного Бориса, окончившего московскую
коммерческую академию, приказчик Сер-
гей — вор и подлец, про которого кухарка
Анисья так сказала: «всем вор взял, что рос-
том, что красотою». Теперь мы видим расхож-
дения в характерах двух Катерин. Катерина
Кабанова была натурой поэтичной, летать меч-
тала, муж — богом для нее был. А в реку
бросилась, потому что раскаяния замучили,
потому что грех перед мужем свершила, по-
тому что в суд Божий верила. Доморощенная
же леди Макбет прежде чем в воду бросится,
должна была еще через людской суд пройти, в
Сибирь по этапу путешествие совершить, из-
мену Сергея пережить. Да и в Бога она не ве-
рит, даже молитв не знает, перед смертью
«хочет припомнить молитву и шевелит губа-
ми», а губы ее шепчут слова песни.
В образе Катерины Лескова все контраст-
но, как, впрочем, и в образах героев всех
произведений Лескова. Катерина хрупкая,
изящная, легкая, не красавица, но «по на-
ружности» женщина очень приятная. И этот
ангел во плоти толкает своей изящной руч-
кой Сергея в грудь, да так толкает, что тот на
два шага отлетел. Эта леди не падает мужу
в ноги, раскаиваясь в грехах, а убивает его.
Но сначала она от своего любопытного свек-
ра избавляется. Умер восьмидесятилетний
Борис Тимофеевич «так, как умирали у него
в амбарах крысы, для которых Катерина
Львовна всегда своими собственными руками
приготовляла особое кушанье с порученным
ее хранению опасным белым порошком».
Потом эта леди мужа собственного убила,
над которым еще и потешилась перед смер-
тью: «Катерина засмеялась и страстно поце-
ловала Сергея при муже». Он никак не мог
понять, что жена убить его может: «Что же
вы, варвары», — беспомощно и растерянно
повторяет он.
Герои Лескова — обычные люди, и жела-
ния у них обычные, как у всех, и чувствуют
они вроде одинаково. Любовь. Одни ради нее
на подвиг готовы, другие на убийство. У ге-
роев Лескова злодейство — обыденная рабо-
та. Такую же обыденность в убийстве мы ви-
дим и в главе, где рассказывается об убийст-
ве Феди Лямина. Герои такие же недалекие,
глупые, которые могут убивать так же, как
и обедать, умываться, ложиться спать, но от
этого их грех не меньший. В этом мире толь-
ко грешники и живут: колодники, конвойни-
ки, а рядом с ними призраки. Человек, по
Лескову, свой ад носит в себе, словно кожу.
Этот ад превращается в сущность человека
и тянет его на дно. Недаром Катерина на-
бросилась на свою жертву, «как сильная
щука на мягкоперую плотицу» не где-ни-
будь, а на реке. Река представлена автором,
как символ забвения. Здесь же и сама Ка-
терина утонула.
Автор подводя итог, заявляет, что жизнь
человеческая — высшее благо на земле, ко-
торая дается один раз. И эта жизнь несовме-
стима со злодейством, зло не должно жить
рядом с человеком. Оно отрицает человечес-
кую сущность, а значит, и не принадлежит к
миру людей. Эту мысль и несет автор.


ГРЕШНИКИ И ПРАВЕДНИКИ В ИЗОБРАЖЕНИИ Ц. С. ЛЕСКОВА (по очерку «Леди Макбет Мценского уезда», вариант 1)

Что означает для современного россий-
ского читателя словосочетание «Леди Макбет
Мценского уезда»? Какая-то претензия на
мировую значимость. Любовь и кровь. Шек-
спировские страсти российской глубинки:
горы трупов и фонтаны крови. Можно найти
в этом очерке тонкую иронию, пародийный
мотив проглядывает в его словесной ткани.
У Шекспира все происходит в финале его
трагедий, где герои крушат друг друга, тра-
вят, прокалывают друг друга шпагами, ду-
шат и каются.
У Лескова происходит практически то же
самое — но сначала как-то обыденно, без
надрыва и, главное, без раскаяния1, как-то
по-особому цинично и даже чуть ли не весе-
ло. Некоторые лесковские герои, в сущности,
весьма устойчивые положительные образы.
Зиновий Борисыч, «муж Катерины Львовны,
человек лет пятидесяти с лишком». Грамот-
ный купец, не пьет, встает в шесть утра,
чашка чаю, и за труды праведные.
А хрипит купец, когда его душат Кате-
рина и Сергей, и обзывает их варварами,
душегубами. А вершат это «некрасовский»
выходец из народа, весельчак-приказчик,
грамотей и книжки читает. А еще русская
женщина «из бедных», натура цельная, ре-
шительная {«Коня на скаку остановит, в го-
рящую избу войдет»). А жила она в доме
мужа такой жизнью, которую Лесков имену-
ет «скука русская», от нее «весело даже уда-
виться».
А дальше все как в песне на стихи Апол-
лона Григорьева: черные кудри, красная ру-
баха, борода едва пробивается, и кухарка
Аксинья рассказывает, что всем вор взял,
что ростом, что красотой. Так начинается эта
дикая, кровавая, чуть ли не африканская
страсть. У Лескова все построено на контра-
стах. Катерина — хрупкая, тонкая, легкая,
молодая — и не красавица, но «по наружно-
сти женщина очень приятная», но какой-то
необыкновенной инфернальной силы. Стоило
ей толкнуть Сергея в грудь своей изящной
ручкой — тот отлетел на два шага. Первым
делом Катерина избавилась от своего любо-
пытного свекра. Умер восьмидесятилетний
Борис Тимофеевич «так, как умирали у него
в амбарах крысы, для которых Катерина
Львовна всегда своими собственными руками
приготовляла особое кушанье». Потом настал
черед родного мужа, над которым еще и по-
тешились «варвары» перед убийством: «Ка-
терина засмеялась и страстно поцеловала
Сергея при муже». Катерина душегубству-
ет сама, ее любовник лишь руки держит у
жертвы.
Лесковские персонажи для читателя до
заключительных сцен остаются абсолютно
непрозрачными. Он не знает, что движет их
поступками, что скрыто за телесной оболоч-
кой, каковы вибрации души. Очень похоже
на античную драму. Только там героями ру-
ководит безликая судьба, написанная им на
роду, и если совершается злодеяние, то ради
целей великих. У Лескова мценское злодей-
ство — обыденная работа. Читаешь главу об
убиении Феди Лямина, которая словно спи-
сана с древней летописи, и сердце от жалос-
ти сжимается, — а у героев никаких душев-
ных шевелений, никакой тоски. Лесковские
персонажи, грешные его герои, никогда не
постигнут смысла страдания, размягчающего
душу. В их мире не остается праведников.
Никого нет на целом свете, кроме колодников
и конвойных. Мир грешных полон страшных
видений и призраков.
Человек, по Лескову, свой ад носит на се-
бе, словно кожу. Ад этот тянет в глубину, на
дно. Не случайно финал очерка представляет
реку (образ Леты — реки забвения), в которой
Катерина Львовна «как сильная щука на мяг-
коперую плотицу» набрасывается на свою не-
счастную соперницу Сонетку, скрывается под
водой и более не показывается.
XX век насчитывает множество попыток
различных интерпретаций лесковских обра-
зов. Большинство их сводится к тому, чтобы
представить Катерину или Сергея жертвами
душных условий купеческого быта, поменять
местами палачей и жертв. Однако челове-
ческая жизнь имеет абсолютную ценность,
поэтому столь же абсолютно злодейство,
отнимающее ее. Оно, злодейство, имеет ис-
ключительно отрицательное значение, и по-
этому не принадлежит миру людей, но
только находится в нем. Именно об этом по-
вествует Лесков, и именно лишь так можно
истолковать характеры и образы его глав-
ных персонажей.


ВЗГЛЯД Н. С. ЛЕСКОВА НА РУССКИЙ ХАРАКТЕР

Проблема русского национального харак-
тера стала одной из главных для литературы
60—80-х годов XIX века, тесно связанной с
деятельностью разночинных революционеров,
а позднее народников. Уделял ей внимание и
писатель Н. С. Лесков.
Толкование сущности характера русского
человека мы находим во многих его произве-
дениях. Лесков вносил в решение проблемы
неожиданные для многих критиков и читате-
лей акценты.
Вот рассказ «Леди Макбет МценГского уез-
да». Он как раз демонстрирует умение писа-
теля быть творчески независимым от требо-
ваний и ожиданий самых передовых сил вре-
мени. Написанный в 1864 году рассказ имеет
подзаголовок «Очерк», что не следует тракто-
вать буквально. Конечно, рассказ Лескова
опирается на определенные жизненные фак-
ты, но такое обозначение жанра выражало
скорее эстетическую позицию писателя: Лес-
ков противопоставлял поэтическому вымыслу
современных ему писателей, вымыслу, часто
тенденциозно искажавшему правду жизни,
очерковую, газетную точность жизненных на-
блюдений.
Название рассказа выводит непосредст-
венно на проблему русского национального
характера. Мценская купчиха Катерина Из-
майлова — кровавая и честолюбивая злодей-
ка. Она представляет собой один из вечных
типов мировой литературы.
Лесковская «леди» взята в Измайловскую
семью из бедной, возможно, и не купеческой,
а из мещанской или крестьянской семьи.
Брак не по любви, скука и безделье, попреки
свекра и мужа, что «неродица» (детей нет), и,
наконец, первая и роковая любовь.
С сердечным избранником лесковской
Катерине не больно-то повезло — мужний
приказчик Сергей оказался пошлым и коры-
стным человеком, хамом и подлецом. А даль-
ше разворачивается кровавая драма. Ради
соединения с любимым и возведения его в
купеческое достоинство Катерина безжало-
стно убивает свекра, мужа, малолетнего пле-
мянника — законного наследника богатства.
Потом суд, путешествие по этапу в Сибирь,
измена Сергея, убийство соперницы и само-
убийство в волжских волнах.
Почему же обычная бытовая ситуация раз-
решилась у Лескова столь диким образом?
Натура Катерины Измайловой весьма
цельная и решительная, но в ней нет любви,
и, самое главное, не верит мценская «леди»
в Бога. Характерная деталь — перед само-
убийством «хочет припомнить молитву и ше-
велит губами, а губы ее шепчут» пошлую
песню.
Лесков в рассказе настойчиво подчерки-
вает богооставленность изображенного им
мира. Он цитирует слова жены библейско-
го Иова: «Прокляни день своего рождения
и умри», а затем то ли провозглашает при-
говор, то ли ставит диагноз русскому чело-
веку: «Кто не хочет вслушиваться в эти сло-
ва, кого мысль о смерти и в этом печальном
положении не льстит, а пугает, тому надо
стараться заглушить эти воющие голоса чем-
нибудь еще более их безобразным. Это пре-
красно понимает простой человек: он спуска-
ет тогда на волю всю свою звериную просто-
ту, начинает глупить, издеваться над собою,
над людьми, над чувством. Не особенно неж-
ный и без того, он становится зол сугубо».
Этот отрывок — единственный в рассказе,
где автор открыто вмешивается в текст, отли-
чающийся в остальном объективной манерой
повествования.
Современная писателю революционно-де-
мократическая критика, с упованием и уми-
лением смотревшая на простого человека,
звавшая к топору Русь, этих же простых лю-
дей, не пожелала заметить рассказ Лескова,
напечатанный в журнале «Эпоха».
Рассказ получил широкую популярность
уже у «советских читателей, став наряду с
«Левшой» наиболее часто переиздаваемым
произведением Лескова.
Причиной смертоубийства была любовь.
Всего лишь любовь. Как же мало нужно бы-
ло для того, чтобы наворотить гору трупов,
чтобы явить «звериную простоту», «не осо-
бенно нежному русскому человеку»! И что
же это за любовь такая, что ее непременным
атрибутом становится убийство?
Рассказ Лескова поучителен, он заставля-
ет нас задуматься, прежде всего, над собой:
кто же мы такие, как сказал один персонаж
Островского — «что вы за нация такая?», ка-
кие мы и почему такие.
Не прост для понимания Лесков. Взгляд
его на русскую нацию не все принимали.
Это послужило причиной того, что Лесков
был «причислен» к классикам лишь во вто-
рой половине двадцатого столетия, хотя
особое мастерство языка Лескова было бес-
спорно. Его отмечали не только поклонники
таланта писателя, но даже его недоброже-
латели.
Н. С. Лескова отличало умение всегда и
во всем идти «против течения». Но, возмож-
но, именно это его качество помогало писате-
лю находить неожиданные ответы на веко-
вечные вопросы.


РУССКИЙ ХАРАКТЕР В РАССКАЗАХ Н. С. ЛЕСКОВА

Если все русские классики прошлого ве-
ка уже при жизни или вскоре после смерти
были осознаны литературно-общественной
мыслью в этом качестве, то Лесков был
«причислен» к классикам лишь во второй по-
ловине XX столетия, хотя особое мастерство
языка Лескова было бесспорно, о нем говори-
ли не только поклонники его таланта, но его
отмечали даже недоброжелатели. Лескова
отличало умение всегда и во всем идти «про-
тив течений», как назвал позднейшую книгу
о нем биограф. Если его современники {Тур-
генев, Толстой, Салтыков-Щедрин, Достоев-
ский) заботились преимущественно об идей-
ной и психологической стороне своих произ-
ведений, искали ответов на общественные
запросы времени, то Лескова это занимало в
меньшей степени, или же он давал такие от-
веты, которые, обидев и возмутив всех, обру-
шивали на его голову критические громы
и молнии, надолго повергая писателя в опалу
у критиков всех лагерей и у «передовых» чи-
тателей.
Проблема нашего национального характе-
ра стала одной из главных для литературы
60—80-х годов, тесно связанной с деятельно-
стью разночинных революционеров, а позд-
нее народников. Уделял ей внимание (и весьма
широко) и Лесков. Раскрытие сущности ха-
рактера русского человека находим во многих
его произведениях: в повести «Очарованный
странник», в романе «Соборяне», в рассказах
«Левша», «Железная воля», «Запечатленный
ангел», «Грабеж», «Воительница» и других.
Лесков вносил в решение проблемы нео-
жиданные и для многих критиков и читате-
лей нежелательные акценты. Таков рассказ
«Леди Макбет Мценского уезда», ярко де-
монстрирующий умение писателя быть идей-
но и творчески независимым от требований
и ожиданий самых передовых сил времени.
Написанный в 1864 году рассказ имеет под-
заголовок «Очерк». Но ему не следует дове-
рять буквально. Конечно, рассказ Лескова
опирается на определенные жизненные фак-
ты, но такое обозначение жанра выражало
скорее эстетическую позицию писателя: Ле-
сков противопоставлял поэтическому вымыс-
лу современных писателей, вымыслу, часто
тенденциозно искажавшему правду жизни,
очерковую, газетно-публицистическую точ-
ность своих жизненных наблюдений. Назва-
ние рассказа, кстати, весьма емкое по смыс-
лу, выводит непосредственно на проблему
русского национального характера, мценская
купчиха Катерина Измайлова — один из
вечных типов мировой литературы — крова-
вая и честолюбивая злодейка, которую влас-
толюбие привело по ступеням из трупов к
сиянию короны, а затем безжалостно сброси-
ло в бездну безумия. Есть в рассказе и поле-
мический аспект. Образ Катерины Измайло-
вой спорит с образом Катерины Кабановой из
«Грозы» Островского. В начале рассказа со-
общается незаметная, но существенная деталь:
если Катерина Островского до замужества
была такой же богатой купеческой дочерью,
как и ее муж, то лесковская «леди» взята в
Измайловскую семью из бедности, возможно,
и не из купечества, а из мещанства или кре-
стьянства. То есть героиня Лескова — еще
большая простолюдинка и демократка, чем
у Островского. А дальше идет то же, что и у
Островского: брак не по любви, скука и без-
делье, попреки свекра и мужа, что «неро-
дица» (детей нет), и, наконец, первая и роко-
вая любовь. С сердечным избранником лес-
ковской Катерине повезло гораздо меньше,
чем Катерине Кабановой с Борисом: мужний
приказчик Сергей — пошлый и корыстный
человек, хам и подлец. А дальше разворачи-
вается кровавая драма. Ради соединения
с любимым и возведения его в купеческое
достоинство леденящие душу своими по-
дробностями убийства (свекра, мужа, мало-
летнего племянника — законного наследника
Измайловского богатства), суд, путешествие
по этапу в Сибирь, измена Сергея, убийст-
во соперницы и самоубийство в волжских
волнах.
Почему же сходная с драмой Островского
общественно-бытовая ситуация разрешилась
у Лескова столь диким образом? В натуре
Катерины Измайловой отсутствует, прежде
всего, поэзия Катерины Кабановой, и в глаза
бьет пошлость. Впрочем, натура тоже весьма
цельная и решительная, но в ней нет любви,
и, самое главное, не верит мценская «леди»
в Бога. Характернейшая деталь: перед само-
убийством «хочет припомнить молитву и ше-
велит губами, а губы ее шепчут» пошлую и
страшную песню. Поэзия религиозной веры
и твердость христианской морали вознесли
Катерину Островского на высоту нацио-
нальной трагедии, и поэтому ее необразо-
ванность, неразвитость интеллектуальная
(можно сказать, темнота), возможно, даже
неграмотность не ощущается нами как не-
достаток. Катерина Кабанова оказывается
носителем пусть патриархальной, но тоже
культуры. Лесков в своем рассказе цитиру-
ет слова жены библейского Иова: «Прокляни
день своего рождения и умри», а затем воз-
глашает безнадежный то ли приговор, то ли
диагноз русскому человеку: «Кто не хочет
вслушаться в эти слова, кого мысль о смерти
и в этом печальном положении не льстит,
а пугает, тому надо стараться заглушить эти
воющие голоса чем-нибудь еще более их бе-
зобразным. Это прекрасно понимает простой
человек: он спускает иногда на волю свою
звериную простоту, начинает глупить, изде-
ваться над собой, над людьми, над чувством.
Не особенно нежный и без того, он становится
зол сугубо». Причем этот отрывок — единст-
венный в рассказе, где автор открыто гово-
рит от себя.
Современная писателю революционно-де-
мократическая критика, с упованием и уми-
лением смотревшая на «простого человека»,
звавшая к топору Русь, этих вот простых
людей, не пожелала заметить рассказ Леско-
ва, напечатанный в журнале «Эпоха» брать-
ев Ф. и М.Достоевских. Рассказ получил
беспрецедентно широкую популярность уже
у советских читателей, став наряду с «Лев-
шой» наиболее часто переиздаваемым произ-
ведением Лескова. У Пушкина есть строки:
«Тьмы низких истин мне дороже нас возвы-
шающий обман», т. е. поэтический вымысел.
Так и две Катерины двух русских.классиков.
Сила поэтического вымысла Островского
действует на душу (вспомним Добролюбова),
освежающе и ободряюще, Лесков же взыс-
кует «низкую истину» о тьме души русской
простолюдинки, возвышая ее (в другом смыс-
ле). В обоих случаях причиной была любовь.
Всего лишь любовь. Как же мало нужно было
для того, чтобы наворотить гору трупов, чтобы
явить «звериную простоту», «не особенно неж-
ному русскому человеку! И что же это за лю-
бовь такая, что ее принадлежностью становит-
ся убийство». Рассказ Лескова поучительный,
он заставляет нас задуматься прежде всего над
собой: кто же мы такие, как сказал один пер-
сонаж Островского, «что вы за нация такая?»,
какие мы и почему мы такие.


ИВАН ФЛЯГИН — ТИП РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА (по повести Н. С. Лескова «Очарованный странник»)

Произведения Николая Семеновича Лес-
кова отличаются оригинальностью и само-
бытностью. У него свой язык, стиль, свое по-
нимание мира, человеческой души. Лесков
много внимания уделяет психологии челове-
ка в своих произведениях, но если другие
классики пытаются понять человека в связи
с тем временем, в котором он живет, то Лес-
ков рисует своих героев отдельно от време-
ни. Л. А. Анненский так говорил об этой осо-
бенности писателя: «Лесков смотрит на жизнь
с какого-то другого уровня, чем Толстой или
Достоевский; ощущение такое, что он трез-
вее и горше их, что он смотрит снизу или
изнутри, а вернее — из «нутра». Они с не-
объятной высоты видят в русском мужике…
непоколебимо прочные основы русского эпо-
са — Лесков же видит живую шаткость этих
опор, он знает в душе народа что-то такое,
чего не знают небожители духа, и это знание
мешает ему выстроить законченный и совер-
шенный национальный эпос».
Герои произведения Лескова отличаются
своими взглядами, судьбами, но их роднит
что-то общее, что, по мнению Лескова, свой-
ственно русскому народу в целом.
Одним из таких чисто русских людей яв-
ляется Иван Северьяныч Флягин из повес-
ти «Очарованный странник». Его судьба нео-
бычна и исключительна, так же как и его
рождение. Флягин появился на свет благода-
ря молитвам своих родителей, а поэтому
судьба его была предопределена: он «пред-
назначен» для монастыря, его жизнь пред-
сказал ему умирающий старец: «А вот… тебе
знамение, что будешь ты много раз погибать
и не погибнешь, пока придет твоя настоящая
погибель, и ты тогда вспомнишь материно
обещание за тебя и пойдешь в чернецы».
Иван Северьяныч мало задумывается над
своею жизнью, еще меньше он строит планов
на будущее. Кажется, что все в его жизни,
такой богатой на приключения, происходит
по воле судьбы и совершенно не зависит от
самого героя. Лесков считает, что эта черта
свойственна всему русскому народу. Флягин
отличается душевной красотой и самобытно-
стью. Этому человеку, похожему на Илью
Муромца, не чужды поэтичность и тонкое
понимание природы, он и сам является час-
тичкой природы. Флягин любому делу отда-
ется самозабвенно, даже молится он «так,
что даже снег иногда под коленями протает и
где слезы падали — утром травку увидишь».
Он бесхитростен, в нем совершенно нет ли-
цемерия. Флягин способен любить, состра-
дать, понимать другого, не только человека,
но и животное. Ради лошади он соглашает-
ся на бой с татарином, без раздумья отдает
деньги за цыганку.
Ему довелось побыть простым крепост-
ным, каким мы его видим в начале повести,
потом форейтором графа К., нянькой в бар-
ском доме, затем пленником в татарской сте-
пи, помощником князя, отбирающим ему ло-
шадь для покупки, солдатом, актером в бала-
гане и, наконец, послушником в монастыре.
Причину многих своих поступков герой и сам
не может объяснить. Кажется, что Иван Се-
верьянович стремится познать в жизни как
можно больше, испить ее до последней кап-
ли. Этим и объясняются его приключения
и необычные поступки. Он настолько открыт
жизни, что она несет его, а он с мудрой по-
корностью следует ее течению. Флягин откро-
венно рассказывает о своих приключениях,
не приукрашивая их и не стараясь очернить
себя. Он изведал в жизни много страданий
и иногда видит в этом наказание Божье за то,
что не пошел сразу в монастырь, как было
обещано матерью. Но он стойко переносит
все страдания и ник’огда никому не жалует-
ся, более того, он не пытается облегчить свою
участь. Ведь он, будучи в плену, мог принять
мусульманскую веру, после чего его мучения
прекратились бы. Вместо этого он бежит,
терпит неудачу, снова бежит, хотя знает, что
на родине его ожидает жизнь не лучшая. Его
ответ прост: затосковал по родине, да и него-
же русскому человеку жить среди «бусур-
ман» в неволе. Когда уже в монастыре его на
лето посадили в погреб, он с такой же стой-
костью переносит все тяготы, даже пытается
утешить себя: «здесь и церковный звон слыш-
но, и товарищи навещали».
С героем повести то и дело что-то проис-
ходит. По вине Флягина погибает монах, он
убивает татарского князя и сталкивает в воду
горячо любимую им Грушеньку, бросает сво-
их детей от татарских жен. Но не один из его
«греховных» поступков не порожден ненавис-
тью, жаждой личной выгоды. Монаха он зару-
бил случайно, в азарте быстрой езды; Савари-
кея Иван засек до смерти в честном поединке,
а в истории с Грушенькой он поступил, следуя
велению своей совести, полностью осознавая,
что он совершает убийство… Флягин понимает
неминуемость смерти цыганки и берет грех на
себя, надеясь в будущим вымолить у Бога
прощение. «Ты поживешь, ты Богу душу от-
молишь, и за мою душу, и за свою, не погуби
же меня, чтобы я на себя руку подняла», —
умоляла его несчастная Груша.
Часто поступки Флягина раскрывают его
доброту, наивность и чистоту души, что тоже
свойственно всему русскому народу. Он спа-
сает графа с графиней, когда повозка падает
в пропасть. А, когда граф предлагает ему
вознаграждение, Иван Северьяныч просит
подарить ему гармошку. Он добровольно
идет в рекруты, пожалев несчастных стари-
ков. Его жизнь очень похожа на ту, которую
предсказал старец: на краю пропасти он ос-
танавливает лошадей, спасает от пуль гор-
цев, одерживает верх в смертельном по-
единке с татарином. Во всем Флягин видит
Божий промысел, судьбу. Несмотря на все
жизненные невзгоды, он не теряет чувства
собственного достоинства и никогда не посту-
пает вопреки своей совести. «Я себя не про-
давал ни за большие деньги, ни за малые, и
не продам», — говорит он.
Очарованный странник — воплощение
русского характера. Причины его вечной не-
успокоенности «остаются до времени в руке
сокрывающего судьбы свои от умных и ра-
зумных и только иногда открывающего их
младенцам».