ЛЮБОВНАЯ ЛИРИКА А. А. ФЕТА

Тема любви является одной из составля-
ющих теории «чистого искусства», наиболее
широко в русской литературе отраженной в
стихах А.А.Фета и Ф.Тютчева. Эта вечная
тема поэзии нашла у этих поэтов иное пре-
ломление и зазвучала несколько по-новому.
Салтыков-Щедрин писал, что теперь никто
не отважится воспевать соловьев и розы.
Для творчества Фета тема любви явилась ос-
новополагающей .
Создание прекрасных стихов о любви
объясняется не только особенностями даро-
вания поэта. Здесь имеется и реальная био-
графическая подоплека. Источником вдох-
новения для поэта явилась любовь его моло-
дости — дочь сербского помещика Мария
Лазич. Любовь их была столь сильна и вы-
сока, сколь и трагична. Лазич знала, что
Фет никогда не женится на ней, тем не ме-
нее ее последними словами перед смертью
было восклицание: «Виноват не он, а я!» Об-
стоятельства ее смерти так и не выяснены,
но есть основания полагать, что это было са-
моубийство. Сознание косвенной вины и тя-
жести утраты тяготило Фета на протяже-
нии всей его жизни, и результатом этого
явилось «двоемирие», чем-то подобное дво-
емирию Жуковского. Современники отмеча-
ли холодность, расчетливость и даже неко-
торую жестокость Фета в повседневной
жизни. Но какой контраст это составляет
с другим миром Фета — миром его лириче-
ских переживаний, воплощенных в его сти-
хотворениях.
Всю жизнь Жуковский верил в соедине-
ние с Машей Протасовой в другом мире, он
жил этими мыслями. Фет также погружен в
свой собственный мир, ведь только в нем воз-
можно единение с любимой. Фет ощущает
себя и любимую (свое «второе я») нераздель-
но слитыми в другом бытии, реально продол-
жающемся в мире поэзии: «И хоть жизнь без
тебя суждено мне влачить, но мы вместе
с тобой, нас нельзя разлучить». («АНег е#о».)
Поэт постоянно ощущает духовную близость
со своей любимой. Об этом стихотворения
«Ты отстрадала, я еще страдаю…», «В тиши
и мраке таинственной ночи…». Он дает люби-
мой торжественное обещание: «Я пронесу
твой свет через жизнь земную: он мой —
и с ним двойное бытие» («Томительно-при-
зывно и напрасно…»).
Поэт прямо говорит о «двойном бытии»,
о том, что его земную жизнь поможет ему
перенести лишь «бессмертие» его любимой,
что она жива в его душе. Действительно,
для поэта образ любимой женщины на про-
тяжении всей жизни являлся не только пре-
красным и давно ушедшим идеалом другого
мира, но и нравственным судьей его земной
жизни.
В поэме «Сон», посвященной также Ма-
рии Лазич, эти мотивы ощущаются особен-
но четко. Поэма есть автобиографическая
основа, в поручике Лосеве легко распозна-
ется сам Фет, а средневековый дом, где он
остановился, также имеет свой прототип
в Дерпте. Комическое описание «клуба чер-
тей» сменяется неким морализаторским ас-
пектом: поручик колеблется в своем выборе,
и ему вспоминается совсем иной образ —
образ его давно умершей любимой. К ней он
обращается за советом: «О, что б сказала
ты, кого назвать при этих грешных помыс-
лах не смею».
В критике отмечалось соответствие этих
строк словам Вергилия к Данте о том, что
«как язычник, он не может сопровождать
его в рай, и в спутники ему дается Беатри-
че». Образ Марии Лазич (а это, несомненно,
она) для Фета является нравственным идеа-
лом, вся жизнь поэта — это стремление
к идеалу и надежда на воссоединение с лю-
бимой.
Но любовная лирика Фета наполнена не
только чувством надежды и упования. Она
глубоко трагична. Ведь чувство любви очень
противоречиво и чаще всего несет не только
счастье, но и муки. В стихах Фета часто’
встречаются такие сочетания, как «радость —
страдание»: «блаженство страданий», «сла-
дость тайных мук». Стихотворение «На заре
ты ее не буди» все наполнено таким двояким
смыслом. На первый взгляд перед нами без-
мятежная картина утреннего сна девушки.
Но уже второе четверостишие сообщает ка-
кое-то напряжение и разрушает эту безмя-
тежность: «И подушка ее горяча, и горяч уто-
мительный сон».
Появление «странных» эпитетов, таких,
как «утомительный сон», указывает уже не
на безмятежность, а на какое-то болезненное
состояние, близкое к бреду. Далее объясня-
ется причина этого состояния, стихотворение
доходит до кульминации: «Все бледней ста-
новилась она, сердце билось больней и боль-
ней». Напряжение нарастает, и вдруг по-
следнее четверостишие совершенно меняет
картину, оставляя читателя в недоумении:
«Не буди ж ты ее, не буди, на заре она слад-
ко так спит». Эти строки представляют кон-
траст с серединой стихотворения и возвра-
щают нас к гармонии первых строк, но уже
на новом витке. Призыв «не буди ж ты ее»
звучит уже как крик души.
Такой же порыв страсти чувствуется и
в стихотворении «Сияла ночь, луной был полон
сад…», посвященном Татьяне Вере. Напряже-
ние подчеркивается рефреном: «Тебя любить,
обнять и плакать над тобой». В этом стихотво-
рении тихая картина ночного сада сменяется
и контрастирует с бурей в душе поэта: «Рояль
был весь раскрыт и струны в нем дрожали,
как и сердца у нас за песнею твоей».
«Томительная и скучная» жизнь противо-
поставлена «сердца жгучей муке», цель жиз-
ни сосредоточена в едином порыве души,
пусть даже в нем она сгорает дотла. Для Фе-
та любовь — костер, как и поэзия — пламя,
в котором сгорает душа. «Ужель ничто тебе в
то время не шепнуло: там человек сгорел!» —
восклицает Фет в стихотворении «Когда чита-
ла ты мучительные строки…». Похоже, что так
же Фет мог сказать о собственных муках лю-
бовных переживаний. Но один раз «сгорев»,
то есть пережив настоящую любовь, Фет тем
не менее не опустошен, он на всю свою жизнь
сохранил в памяти свежесть этих чувств и об-
раз любимой.
Как-то Фета спросили, как может он в
его годы так по-юношески писать о любви. Он
ответил: «По памяти». Литературовед Бла-
гой говорит, что Фет отличается исключи-
тельно прочной поэтической памятью, и при-
водит в пример стихотворение «На качелях»,
толчком для написания которого явилось
воспоминание 40-летней давности (стихотво-
рение написано в 1890 году). Фет в письме
к Полонскому вспоминал, как «сорок лет то-
му назад я качался на качелях с девушкой,
стоя на доске, а платье ее трещало от ветра».
Такая’«звуковая деталь», как платье, ко-
торое «трещало от ветра», наиболее памят-
на для поэта-музыканта. Вся поэзия Фета
построена на звуках, переливах и звуковых
образах.
И. В.Тургенев говорил о Фете, что ждет
от поэта стихотворения, последние строки
которого надо будет передавать лишь без-
молвным шевелением губ. Ярким примером
может служить стихотворение «Шепот, роб-
кое дыханье…», которое построено на одних
существительных и прилагательных, без
единого глагола.
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица.
В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы, и заря, заря!..
Запятые и восклицательный знак также
передают великолепие и напряжение момен-
та с реалистической конкретностью. Это сти-
хотворение создает точный образ, который
при близком рассмотрении являет хаос, «ряд
волшебных», неуловимых для человеческого
глаза «изменений», а в отдалении — точную
картину.
Фет, как импрессионист, основывает свою
поэзию, в частности — описание любовных
переживаний и воспоминаний, на непосред-
ственной фиксации своих субъективных на-
блюдений и впечатлений. Сгущение, но не
смешение красочных мазков, как на карти-
нах Моне, придает описанию любовных пере-
живаний кульминационность и предельную
четкость образу любимой. Какова же она?
Еще А. Григорьев отметил у Фета страсть
к волосам, имея в виду рассказ «Кактус». Эта
страсть не раз проявляется в фетовских сти-
хах: «люблю на локон твой засматриваться
длинный», «кудрей руно златое», «тяжким
узлом набежавшие косы», «прядь пушистая
волос» и «косы лентой с обеих сторон». Хотя
эти описания и носят несколько общий ха-
рактер, тем не менее создается довольно чет-
кий образ прекрасной девушки.
По-другому Фет описывает ее глаза. То это
«лучистый взор», то «недвижные очи, безум-
ные очи» (аналогично стихотворению Ф. Тют-
чева «Я очи знал, о эти очи»). «Твой взор от-
крытой и бесстрашней», — пишет фет, и в
этом же стихотворении он говорит о «тонких
линиях идеала». Возлюбленная для Фета —
нравственный судия и идеал. Она имеет боль-
шую власть над поэтом на протяжении всей
его жизни, хотя уже в 1850 году, вскоре после
смерти Лазич, Фет пишет, что идеальный мир
для него разрушен давно.
Влияние любимой женщины на поэта
ощутимо и в стихотворении «Долго снились
мне вопли рыданий твоих». Поэт называет
себя «несчастным палачом», он остро чувст-
вует свою вину за гибель любимой, и наказа-
нием за это явились «две капельки слез» и
«холодная дрожь», которые он в «бессонные
ночи навек перенес». Это стихотворение ок-
рашено в тютчевские тона и вбирает в себя
и тютчевский драматизм.
Биографии этих двух поэтов во многом
сходны — оба пережили смерть любимой
женщины, и безмерная тоска по утерянному
давала пищу для создания прекрасных лю-
бовных стихотворений. В случае с Фетом
этот факт кажется наиболее странным —
как можно сначала «губить» девушку, а за-
тем всю жизнь писать о ней возвышенные
стихи? Видимо, потеря произвела на Фета
столь глубокое впечатление, что поэт пере-
жил некий катарсис, и результатом этого
страдания явился гений Фета — он был до-
пущен в высокую сферу поэзии, все его опи-
сание любовных переживаний и ощущение
трагизма любви так сильно действует на чи-
тателя потому, что Фет сам пережил их,
а его творческий гений облек эти пережива-
ния в стихотворную форму. Только могуще-
ство поэзии смогло передать их, следуя тют-
чевскому изречению: мысль изреченная
есть ложь, Фет сам неоднократно говорит
о могуществе поэзии: «Как богат я в безум-
ных стихах».
Любовная лирика Фета дает возможность
глубже проникнуть в его общефилософские,
а соответственно и в эстетические взгляды;
это касается и решения им вопроса об отно-
шении искусства и действительности. Лю-
бовь, как и поэзия, по Фету, относится к дру-
гому, потустороннему миру, который дорог
и близок автору. В своих стихах о любви Фет
выступал «не как воинствующий проповед-
ник чистого искусства в противовес шести-
десятникам создавал свой собственный и са-
моценный мир» {по словам Благого). И мир
этот наполнен истинными переживаниями,
духовными стремлениями и глубоким чувст-
вом надежды, отраженными в любовной ли-
рике поэта.


ПЕЙЗАЖ В ТВОРЧЕСТВЕ А. А. ФЕТА

Движение реализма в русском искусстве
XIX века было настолько мощным и значи-
тельным, что все выдающиеся художники
испытали его влияние на своем творчестве.
В поэзии А. А. Фета влияние реализма в осо-
бенности сказалось в стихах о природе. Фет —
один из самых замечательных русских поэтов-
пейзажистов. В его стихах, во всей своей кра-
соте предстает и русская весна, с цветущими
деревьями, первыми цветами, с журавлями,
кричащими в степи. По-видимому, образ жу-
равлей, так любимый многими русскими по-
этами, впервые обозначил Фет.
В поэзии Фета природа изображена де-
тально. В этом плане он новатор. До Фета в
русской поэзии, обращенной к природе, ца-
рило обобщение. У Фета мы встречаем не
только традиционных птиц, окруженных
привычным поэтическим ореолом (соловей,
лебедь, жаворонок, орел), но и, казалось бы,
простых и непоэтичных (сыч, лунь, чибис,
стриж). Например:
И слышу я в изложине росистой
Вполголоса скрипят коростели.
Знаменательно, что автор по голосу раз-
личает птиц и может определить, где эта
птица находится. Это означает не просто хо-
рошее знание природы, а любовь поэта к ней,
давнюю и обстоятельную. Несомненно автор
стихов о природе должен обладать незауряд-
ным вкусом, иначе он рискует впасть в под-
ражание народной поэзии, которая изобилу-
ет подобными образами.
Прав С. Я. Маршак, восхищавшийся све-
жестью и непосредственностью фетовского
восприятия природы и утверждавший, что
стихи поэта вошли в русскую природу, стали
ее неотъемлемой частью, чудесными строка-
ми о весеннем дожде, о полете бабочки, про-
никновенными пейзажами. Маршак, кроме
того, точно приметил и еще одну особенность
поэзии Фета, утверждая, что природа у не-
го — точно в первый день творения: кущи
дерев, светлая лента реки, соловьиный по-
кой, журчащий сладко ключ…
Как важную грань таланта Фета-пейзажи-
ста нельзя не отметить свойственный его
творчеству импрессионизм. Поэт не чурается
внешнего мира, он зорко вглядывается в него,
изображая таким, каким он представляется
его мгновенному взгляду. Импрессиониста ин-
тересует не предмет, а впечатление:
Лишь ты одна скользишь стезей Лазурной;
Недвижно все окрест…
Да сыплет ночь своей бездонной урной
К нам мириады звезд.
Внешний,мир в этих строчках изобража-
ется в том виде, какой ему придало настрое-
ние поэта. При всей конкретности описания
деталей природа все равно как бы растворя-
ется в лирическом чувстве автора. Природа
у Фета очеловечена, как ни у одного из его
предшественников. Цветы у него улыбаются,
звезды молятся, пруд грезит, березы ждут,
ива «дружна с мучительными снами». Инте-
ресен момент «отклика» природы на чувство
поэта:
…в воздухе за песнью соловьиной
Разносится тревога и любовь.
Это двустишие восхищало Льва Толстого,
и он удивлялся, откуда у этого «добродушно-
го толстого офицера берется такая непонят-
ная лирическая дерзость, свойство великих
поэтов». Лев Николаевич Толстой, одновре-
менно «ворча», признал в Фете великого по-
эта. И он не ошибся. Фет по-настоящему
преуспел также и в любовной лирике. Его
пейзажный багаж пригодился ему в его ро-
мантических стихотворениях о любви. Он
всегда выбирал темой для своих стихов толь-
ко красоту — как в природе, так и в челове-
ке. Сам поэт был уверен в том, что «без чув-
ства красоты жизнь сводится к кормлению
гончих в душно-зловонной псарне». Красота
его ритмов и пейзажей всегда будет радовать
читателя.


«БЛАГОУХАЮЩАЯ СВЕЖЕСТЬ ЧУВСТВ» В ПОЭЗИИ А. А. ФЕТА

Лирика Афанасия Фета открывает нам
мир поразительной красоты, гармонии и со-
вершенства, три составляющие которого —
природа, любовь и песня.
Фета можно назвать певцом русской при-
роды. Приближение весны и осеннее увяда-
ние, душистая летняя ночь и морозный день,
раскинувшееся без конца и края ржаное по-
ле и густой тенистый лес — обо всем этом
пишет он в своих стихах. Природа у Фета
всегда спокойная, притихшая, она как будто
замерла. И в то же время она удивительно
богата звуками и красками, живет своей
жизнью:
Я пригнел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
По листам затрепетало;
Рассказать, что лес проснулся,
Весь проснулся, веткой каждой,
Каждой птицей встрепенулся
И весенней полон жаждой…
Изображение природы у Фета наполнено
зачаровывающей романтикой:
Что за звук в полумраке вечернем?
Бог весть! —
То кулик простонал или сыч.
Расставанье в нем есть, и страданье
в нем есть,
И далекий неведомый клич.
Точно грезы больные бессонных ночей
В этом плачущем звуке слиты…
Природа у Фета живет своей собственной
таинственной жизнью, а человек может быть
к ней причастен только на вершине своего
духовного развития:
Целый день спят ночные цветы,
Но лишь солнце за рощу, зайдет,
Раскрываются тихо листы,
И я слышу, как сердце цветет.
Со временем в стихах Фета находим все
больше параллелей жизни природы и чело-
века. Ощущение гармонии наполняет строки
поэта:
Солнца уж пет, нет и дня неустанных
стремлений,
Только закат будет долго чуть зримо
гореть;
О, если бы небо сулило без тяжких томлений
Так же и мне, оглянувшись на жизнь,
умереть!..
А. Фет не воспевает страстные чувства,
в его стихах мы не находим слов глубокого
отчаяния или восторга. Он пишет о самом
простом — о дожде и снеге, о море и горах,
о лесе, о звездах, передавая нам свои минут-
ные впечатления, запечатлевая мгновения
красоты. Светом и покоем наполнены такие
поэтические шедевры Афанасия Фета, как
«Шепот, робкое дыхание…», «Я пришел к те-
бе с приветом…», «На заре ты ее не буди…»,
«Заря прощается с землей…» и другие.
Красота и естественность его поэзии со-
вершенны, его стихи выразительны и музы-
кальны. «Это не просто поэт, а скорее поэт-
музыкант…» — говорил о нем Чайковский.
На стихи Фета было написано множество ро-
мансов, которые получили широкую извест-
ность.
Поэт передает в своих стихах «благоуха-
ющую свежесть чувств», навеянных приро-
дой. Его стихи проникнуты светлым, радост-
ным настроением, счастьем любви. Даже са-
мые малейшие движения человеческой души
не ускользают от внимательного взгляда по-
эта — он необычайно тонко передает все от-
тенки переживаний человека:
Шепот, робкое дыханье,
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья,
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица,
В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы,
И заря, заря!..
В поэзии Фета почти нет действия. Чем
сильнее захватывает поэта эстетическое вос-
приятие мира, тем больше он удаляется от
прозаичности. Надо сказать, что ее практи-
чески нет в чистейшей поэзии Фета. Каждое
его стихотворение — это целая гамма впе-
чатлений, мыслей, радостей и печалей. Под-
тверждением этой мысли служат такие из
стихотворений Афанасия Фета, как «Луч
твой, летящий далеко…», «Недвижные очи,
безумные очи…», «Солнца луч промеж лип…»,
«Тебе в молчании я простираю руку…»
Лирика этого интереснейшего русского
поэта вечна благодаря отражению в ней
чувств и переживаний, которые испытывает
человек, не лишенный чувства прекрасного.
Стихотворения Афанасия Фета трогают са-
мые сокровенные струны души, передают
нам ощущение удивительной гармонии окру-
жающего мира.


ИМПРЕССИОНИЗМ В ЛИРИКЕ А. А. ФЕТА (вариант 2)

Импрессионизм ставит во главу угла воз-
действие творчества на человеческие чувст-
ва. В основе лежат чувства — впечатления.
Русское слово «впечатление» (как и фран-
цузское «импрессион») происходит от слов
«печать», «отпечаток», здесь подразумевает-
ся некий внутренний отпечаток прошедших
событий, образов.
Закат и восход солнца, пение птиц,
снег — это лишь констатация фактов. Крова-
вый закат, весенний рассвет, трели соловья,
искристый снег — это уже воздействие на
чувства читателей.
«Первый снег„.» Кто-то, к примеру, пред-
ставит свой прежний дом; снежинки разного
размера, красивые, будто напечатанные, опус-
каются в лужу у подъезда и исчезают в ней.
Кто-то вспомнит ватные хлопья, тяжело па-
дающие в сумерках сверху, то, как они пута-
ются в ветвях деревьев и мелькают у фона-
рей. В этом состоит разница восприятия. По-
тому каждому читателю кажется, что стихи
написаны именно для него, про него. Удиви-
тельно, как настоящий поэт может отгадать
такое заветное, такое личное практически
для каждого человека.
Фета считали «жрецом чистого искусст-
ва», однако если обратиться к его творчест-
ву, даже программное фетовское заявление:
«Не знаю сам, что буду петь — но только
песня знает», может быть понято не как по-
этический «каприз», а как отклик поэта на
изменения окружающего мира. Поэтический
инструмент очень чуток, любое колебание
в природе, изменение состояния души тут
же отзовется в стихах. Фета-стихотворца
ведет вперед впечатление об окружающем
мире, это впечатление через образы пере-
дается человеку, читающему его стихи. Ос-
новываясь на впечатлении, он создает це-
лый яркий, сочный мир. Искусство поэта
обладает волшебной силой, оно подчиняет
человека, заставляет его забыть житейские
невзгоды.
Поэзия, красота, гармония всегда вместе,
одно подразумевает другое. И их воплощени-
ем могут быть не античные статуи, а подвиж-
ные и прекрасные состояния переменчивой
души. Недаром в давние времена родился
миф о Пигмалионе и Галатее, воспевающий не
холодную красоту статуи, а пламенную лю-
бовь скульптора к своему творению. Ведь кра-
сивый человек не обязательно красив внешне.
Внутренняя красота, красота духовная значит
гораздо больше.
Вот стихотворение, которое знают прак-
тически все:
Яа заре ты ее не буди,
На заре она сладко так спит:
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.
В мягком свете утра А. А. Фет воспевает
свежесть и прелесть молодой девушки,
но делает это так, как может только он один.
Недаром этого поэта иногда называли «шепо-
том русской поэзии». Эти строки и есть ут-
ренний шепот в тишине спящего дома. Тепло,
радость, рассеянный свет восходящего солн-
ца наполняют стихотворение. «Открой сомк-
нуты негой взоры, навстречу северной Авро-
ры»… — это у Пушкина, У Фета нет Аврор,
Аполлонов, Посейдонов. Лишь чувства и сти-
хи, стихи и музыка:
Солнца луч промеж лип был и жгуч и высоте,
Пред скамьей ты чертила блестящий песок.
Я мечтам золотым отдавался вполне —
Ничего ты на все не ответила мне.
«Жгучий луч», «золотые мечты», «блес-
тящий песок… В простоте, в кажущейся ба-
нальности вдруг возникает нечто совершенно
необычное… Музыка звучит и звенит в этом
луче солнца и поднимается к синему небу.
Зонтик у скамейки. Такой, какие были тогда:
белая ручка, острый кончик, воздушные кру-
жевные оборки. На что именно, на какие чув-
ства читателя воздействует автор? Да разве
это здесь важно.
Настоящее искусство, если можно так
выразиться, призвано возвышать человека,
учить его мудрости, любви. Прочувствовав
это стихотворение А.А.Фета, узнаешь но-
вую, прекрасную жизнь. И, думается, дело
здесь в том самом волшебном «отпечатке»,
который оставляют в душе, казалось бы, та-
кие простые и незатейливые слова. Отпеча-
ток — импрессион…
Импрессионизм в живописи любят не все.
Часто считают, что каждый может писать та-
кие же картины — здесь мазок, там мазок.
Здесь очень важно понимать отличия произ-
ведения Мастера от произведения посредст-
венного. Оно заключается в искренности и
глубине впечатления творца и в способности
передать его читателю или зрителю. Чем
больше тепла, любви вкладывает художник
свое творение, чем лучше он знает мир чело-
веческих эмоций — счастье,1 страдание, злобу,
ревность, веселье, тем восторженней примет
его зритель или читатель.
А. А. Фет был одним из родоначальников
русского импрессионизма, появившегося
в Европе в конце XIX века. Его произведения
оказали влияние не только на русскую, но
и на мировую культуру. Влияние Фета осо-
бенно отразилось на творчестве поэтов и ху-
дожников XX века, и более всего Блока.
«Красота спасет мир». Не имеет особого
значения, какими художественными при-
емами она выражена, к какому стилю отно-
сится, какому направлению соответствует.
Импрессионизм… Лирика… Можно утверж-
дать, что в творчестве Фета эти понятия не-
разделимы.


ИМПРЕССИОНИЗМ В ЛИРИКЕ А. А. ФЕТА (вариант 1)

Поэтическая позиция Афанасия Афанась-
евича Фета долгое время трактовалась непра-
вильно. Фета считали «жрецом чистого искус-
ства», однако, если обратиться к его творчест-
ву, даже программное фетовское заявление:
«…Не знаю сам, чтб буду петь — но только
песня знает» — может быть понято не как по-
этический «каприз», а как отзывчивость поэта
на изменения окружающего мира. Поэтичес-
кий инструмент очень чуток, любое колебание
в природе, изменение состояния души тут же
отзовется в стихах.
Фета-стихотворца ведет вперед впечат-
ление о мире вокруг него, это впечатление
живыми образами передается человеку, чи-
тающему его стихи. Основываясь на впечат-
лении, он создает целый яркий, сочный по-
этический мир. Искусство поэта обладает
волшебной силой, оно подчиняет человека,
ведет его среди житейских невзгод:
Уноси мое сердце в звенящую даль,
Где как месяц за рощей печаль;
В этих звуках на жаркие слезы твои
Кротко светит улыбка любви.
О дитя! как легко средъ незримых зыбей
Доверяться мне песне твоей…
{«Певице», 1857)
Назначение поэта — воплотить невопло-
щенное, быть соединительным звеном между
разрозненными частями мира и человечески-
ми душами:
Дать жизни вздох, дать сладость тайным
мукам,
Чужое вмиг почувствовать своим,
Шепнуть о том, пред чем язык немеет,
Усилить бой бестрепетных сердец —
Вот чем певец лишь избранный владеет,
Вот в чем его и признак и венец!
(«Одним толчком согнать ладью
живую…», 1887)
Фет известен и как певец природы. Дей-
ствительно, природа в его стихах запечатле-
на тонко, поэт замечает малейшие перемены
в ней:
Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица.
В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слезы,
И заря, заря!..
(«Шепот, робкое дыханье…», 1850)
Фет выверяет свой стих, «строит» его, за-
ставляет звучать прекрасной музыкой.
Изменения «милого лица» и изменения
в природе — подобный параллелизм типичен
для фетовских стихов. Фет, увидев красоту
мира, пытается ее сохранить в своих стихах.
Думаю, что поэт вводит эту связь между
природой и любовью потому, что выразить
свои чувства и впечатления можно, только
говоря о прекрасном и вечном, а любовь и
природа — две самые прекрасные вещи на
земле, и нет ничего более вечного, чем при-
рода и любовь. Выражая свои впечатления,
он в несколько раз увеличивает остроту вос-
приятия, вводя эту связку.
Не только состояние природы отражается
на состоянии человеческой души. Природа и
люди — составные части единого мира, и че-
рез природу человек лучше понимает себя,
описывая ее, может полнее выразить собст-
венное психологическое состояние. Но приро-
да вечна, деревья «останутся холодной красой
пугать иные поколенья» («Сосны», 1854), а че-
ловек смертен, и все-таки он может учиться
у природы стойкости, надежде на лучшее:
Не верь весне. Ее промчится гений,
Опять теплом и жизнию дыша.
Для ясных дней, для новых откровений
Переболит скорбящая душа.
(«Учись у них — у дуба,
у березы», 1883)
Сочетания нескольких важнейших моти-
вов фетовской лирики можно проследить по
такому стихотворению:
Какая грусть! Конец аллеи
Опять с утра исчез в пыли,
Опять серебряные змеи
Через сугробы поползли.
На небе ни клочка лазури,
В степи все гладко, все бело,
Один лишь ворон против бури
Крылами машет тяжело.
И на душе не рассветает,
В ней тот- же холод, что кругом.
Лениво дума засыпает
Над умирающим трудом.
А все надежда в сердце тлеет,
Что, может быть, хоть невзначай,
Опять душа помолодеет,
Опять родной увидит край,
Где бури пролетают мимо,
Где дума страстная чиста, —
И посвященным только зримо
Цветет весна и красота.
(1862)
Картина природы (зима, серебряные змеи
поземки, мрачное небо) — это одновременно
как бы и картина человеческой души. Но при-
рода меняется, придет пора, когда снега рас-
тают, и, надеется лирический герой, «душа
опять помолодеет». А кроме того, искусство —
это и есть тот «родной край», где нет никаких
бурь, где «цветут весна и красота».
А. А. Фет был одним из родоначальников
русского импрессионизма, появившегося как
стиль в Европе в конце XIX века. Его произ-
ведения оказали влияние не только на рус-
скую, но и на мировую культуру. Влияние
Фета отчетливо видно, если рассмотреть твор-
чество поэтов и художников XX века. Из них
особо можно выделить Блока. Его поэзия очень
схожа с поэзией Фета. Мне особенно напоми-
нает Фета стихотворение Блока «Осенняя
воля», хотя оно больше связано с окружаю-
щей реальностью.


РАЗНООБРАЗИЕ ПОЭЗИИ А. А. ФЕТА

К середине XIX века в русской поэзии
стали намечаться два направления: демокра-
тическое и направление «чистого искусства».
Сторонником и идеологом «чистого искусст-
ва» был А. А. Фет. Фет, так же как и все при-
верженцы этого направления, считал, что ис-
кусство должно существовать только само
для себя, без никакой практической пользы.
Поэтому в его поэзии совершенно отсутству-
ют гражданские мотивы и какие-либо связи
с общественными проблемами того времени.
Долгое время критики обвиняли поэтов «чи-
стого искусства» в узости мышления. Луч-
шим ответом на такого рода обвинения будет
высказывание Писарева: «Замечательный
поэт откликнулся на интересы века не по
долгу гражданина, а по невольному влече-
нию, по естественной отзывчивости». Ведь не
зря столь многие стихи Фета стали романса-
ми: «Сияла ночь. Луной был полон сад…»,
«В дымке-невидимке…», «О, долго буду я, в
молчаньи ночи тайной…», а также знаменитое
«На заре ты ее не буди…». В последнем сти-
хотворении слиты в поэтическом мире Фета
и неотделимы друг от друга вечные понятия:
любовь, музыка и природа. Здесь присутст-
вует героиня, но Фет не раскрывает ее внут-
реннего мира, не описывает ее, а как бы из
отдельных моментов плетет целостную кар-
тину. В большинстве стихотворений Фета
образы расплывчаты и неопределенны,
но поэт через них передает свое собственное
ощущение.
Прозвучало над ясной рекою,
Прозвенело в померкшем лугу,
Прокатилось над рощей немою,
Засветилось на том берегу.
В этом стихотворении показана картина
природы. Тема природы — преобладающая в
лирике Фета. Его природа одухотворена, и
это роднит его с Тютчевым:
Как майский глубокий
Зефир, ты, мой друг, хороша.
Поэзия для Фета — высший род художе-
ства. Поэт наделяет свое слово и музыкаль-
ными звуками, и красками, и пластическими
формами. Картины природы, нарисованные
им в стихах, играют всеми цветами радуги,
а сами стихи звучат как музыка:
Смотри, красавица, на матовом фарфоре, —
Румяный русский плод и южный виноград.
Как ярко яблоко на лиственном узоре!
Как влагой ягоды на солнышке горят!
Образы природы яркие и впечатляющие.
В нескольких словах поэт рисует такую точ-
ную картину природы, что она воспринима-
ется нами как живая:
Уснули метели
С печальной зимой,
Грачи прилетели,
Пахнуло весной.
Широкая карта
Полночной земли
Чернеет, и марта
Ручьи потекли.
Природа у Фета — целая и законченная
картина, которую поэт создает при помощи
противоположных образов. В стихотворении
«Какая холодная осень!..» поэт вносит слова
о пожаре, которые придают картине закон-
ченность. Ведь именно осень ассоциируется
с пожаром:
Какая холодная осень.’
Надень свою шаль и капот,
Смотри: из-за дремлющих сосен
Как будто пожар восстает.
Сияние северной ночи
Я помню всегда близ тебя,
И светят фосфорные очи,
Да только не греют меня.
Поэта влекут неуловимые, загадочные и
не вполне ясные ощущения, навеваемые на
него природой, любовью, созерцанием пре-
красного. Фет — поэт непосредственных пе-
реживаний. Лирика Фета выражает то, что
скрыто в душе. Фет более всего ценил в ис-
кусстве живую естественность влечения
сердца.
Поэт стремится выразить невыразимое
через мгновенную лирическую вспышку, на-
веять читателю охватившее его настроение.
Лирическое переживание не может быть
длительным, и Фет создает короткие, в две-
три строфы, стихотворения.
Фет тонкими ненавязчивыми штрихами
устанавливает родство между природой и че-
ловеком. Здесь звучат одновременно умиро-
творение и тревога:
Какая ночь! Как воздух чист,
Как серебристый дремлет лист,
Как тень черна прибрежных ив,
Как безмятежно спгст залив.
Однако Фет не только жизнерадостный
поэт красоты, любви, но и трагический поэт.
В его душе живет разлад между художни-
ком, пробивающим путь к идеалу, и пропо-
ведником, который добывает истину. Фет по-
стоянно бился над разрешением загадок бы-
тия. Он верил в свои могучие творческие
силы и в то же время сомневался в них. Че-
ловек и Вселенная для него две равнознач-
ные силы. Его не пугает смерть, а жизнь,
по его представлениям, измеряется лишь
творческим огнем:
Не жизни жаль с томительным дыханьем,
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем,
И в ночь идет, и плачет, уходя.
Несмотря на то что критики того времени
не жаловали поэта, его популярность в Рос-
сии была велика. • Это свидетельствует о
большом таланте Фета. Популярность его не
уменьшается и в наши дни.