ЖИЗНЕННЫЙ ВЫБОР КАЗАКОВ В РОМАНЕ М. ШОЛОХОВА «ТИХИЙ ДОН»

...
Голосуйте за сочинение

В романе Шолохова «Тихий Дон» дана
широкая панорама становления Советской
власти на земле Войска Донского, показано,
как непросто дался казакам выбор в этот
сложный период. В романе впервые был по-
казан трагизм революции, особенно трагизм
гражданской войны, когда по разные сто-
роны оказались друзья, выросшие вместе,
односельчане, всю жизнь прожившие бок о
бок, Шолохов показал «весомо» и «зримо»,
что «сила привычки миллионов и десятков
миллионов — самая страшная сила». Каза-
ков вполне устраивал их патриархальный
уклад жизни, где многое определялось лич-
ностными качествами человека. После ре-
волюции казачество, мятежное по своей су-
ти, «проголосовало» за Советскую власть.
Но выбор был не окончательный и продол-
жался ряд лет на полях гражданской войны.
Люди пережили страшные годы, когда аги-
тация проходила с оружием в руках. И са-
мым’ сильным аргументом в этом выборе бы-
ли факты.
С первых страниц романа мы ощущаем
контрасты жизни и быта земли Войска Дон-
ского. С одной стороны, читатель видит раз-
нузданность, дикость быта, когда пьяный отец
может изнасиловать дочь, а муж частенько
избивает жену. А с другой стороны, мы ви-
дим трудолюбивых людей, для которых пер-
вый день покоса — чуть ли не главный пра-
здник в году. Казаки радостно и с удовольст-
вием работают, это не подневольный труд,
а труд настоящего, хорошего хозяина. Кроме
того, это отважные люди. Хотя казаки имеют
весьма туманные представления о внешнем
мире, причинах и целях войн, в которых им
приходится участвовать, они хорошо знают
историю своих предков, помнят прекрасные
казачьи песни и любят их петь, поразитель-
но чувствуют красоту природы. Они свято
блюдут традиции и обычаи, и в то же время
высокомерно относятся к соседям — украин-
ским и русским мужикам. Вместе с тем вну-
тренне это свободные люди.
Роман начинается рассказом о появлении
жены-турчанки в доме деда Григория Меле-
хова. В этом проявляется его внутренняя сво-
бода, умение противопоставить себя общепри-
нятым нормам, что говорит о силе характера
казака. Иначе и быть не могло: ведь предки ка-
заков бежали на Дон от власти помещиков
и государственных тягот еще в XVI веке. По-
этому они так свободны внутренне, не связа-
ны никакими путами. В их высокомерном от-
ношении к крепостному крестьянству было
нечто от аристократически-феодальной ус-
мешки над простолюдином, не умеющим ска-
кать на коне и не владевшим оружием. При-
мечательно, что казачки Дуняша и Дарья
надрываются от хохота, видя красноармей-
цев, неумело сидящих в седле. Казаки по-
мнили, что земля и вольности достались им
не* даром, а частенько отстаивались в борьбе
с самодержавием. На Дону прекрасно помни-
ли Степана Разина, Емельяна Пугачева, Кон-
драта Булавина и гордились ими. Даже Ле-
нина на Дону причислили к казакам. «Иль-
ич-то — казак. Чего уж там теперь наводить!
В Симбирской губернии таких и на корню не
бывает», — хвастливо убеждает Бунчука
Чикамасов. Здесь уверенность казаков в том,
что все свободолюбивые идеи могут родиться
только на этой земле свободных людей.
«Прадеды наши кровью ее полили, — го-
ворит о своей земле Григорий Мелехов, —
оттого, может, и родит наш чернозем». Каза-
чья вольность была оплачена сполна царской
службой. С XVIII века казаки активно участ-
вуют во всех военных походах России. Воен-
ная удаль была платой за земельный надел
и право самим выбирать станичных и окруж-
ных атаманов. В спокойные времена казаче-
ство трудилось и богатело. Поэтому у каза-
ков легко могло возникнуть убеждение, что
счастье — дело рук человека: подвиг обязан
лихости казака, а богатство — его трудолю-
бию. Отсюда яркие индивидуальности, могу-
чие характеры и героическое, даже эпичес-
кое, по сути, мироощущение.
Конечно, XX век принес новое на землю
Войска Донского. Это был долгий, медлен-
ный процесс. Так, казачество Нижнего Дона,
живущее богаче, на более плодородных зем-
лях, издавна находилось в антагонизме с ка-
заками Верхнего Дона. Но лишь в 1918 году,
в разгар гражданской воины, «завершится ве-
ликий раздел». Только тогда история окон-
чательно разделила верховцев с низовцами.
«Но начало раздела намечалось еще сотни
лет назад».
В первой книге романа ясно видно, что
довоенное казачество неоднородно: это купец
Мохов, кулак Коршунов, середняки Мелехо-
вы, есть и явная беднота — рабочие на мель-
нице, сезонные работники. Несмотря на яв-
ные различия в материальном достатке, эти
люди связаны патриархальным единством.
Помещик Листницкий удивлен, что сын ка-
зака Мелехов нанимается к нему в кучера.
Кулак Коршунов сам трудится до потери сил
и воспитывает дочь в трудолюбии.. Он выда-
ет ее замуж не по расчету, а по голосу ее
сердца. Ненависть Григория к младшему Ли-
стницкому отнюдь не классовая, а порождена
мужской ревностью и обидой. Эту сплочен-
ность казаков сразу почувствовал даже та-
кой опытный агитатор,’ как Штокман. Он
долго и терпеливо ищет подход к казацкой
бедноте, пытаясь пробудить недовольство су-
ществующими порядками.
На Дону, однако, еще нет революционной
ситуации. Хозяйства по большей части креп-
кие, как, например, у Мелеховых или Аста-
ховых. Поэтому так трудно работать здесь
Штокману, и людям непонятно, для чего вос-
ставать против власти, когда привычная
жизнь столь хорошо налажена. Вот и оказа-
лось, что казаки, возглавлявшие прежде на-
родные восстания против царей, через не-
сколько веков стали оплотом самодержавия.
На них возлагает надежды и Временное пра-
вительство. По приказу Керенского в Петро-
град для защиты Зимнего дворца с фронта
направляются именно казацкие части. Не-
просто было восстановить казаков против са-
модержавия. Но казаки не поддержали Кор-
нилова и не стали защищать Зимний. Как
и всему народу, казачеству был нужен мир.
Люди устали от войны, хорошим хозяевам
хотелось домой, к семьям. Лозунги социали-
стической революции вызывали не энтузиазм,
а недоумение, а ‘затем беспокойство. «У нас
Войсковой круг, власть народная — на что
нам Советы?» — спрашивали казаки. Преж-
ней власти они были верны беззаветно, а
возникшая новая еще не приобрела уваже-
ния у этих привыкших принимать самостоя-
тельные решения людей. Казаки разошлись
по своим хозяйствам.
И все же революция ворвалась на Дон и
поставила казаков перед выбором. Теперь
уже не донцы ходили в далекий Петербург
«усмирять» рабочих и студентов, а рабочие
и матросы Петрограда хлынули сюда. Земля
Войска Донского оказалась опорой Доброволь-
ческой армии и интервентов. Только с при-
ближением красных начинается разделение
столь сплоченного ранее казачества. Невиди-
мая линия фронта прошла через каждую
станицу, через каждый хутор. На донскую
землю приходит гражданская война. Если в
первых книгах романа казаки сражались в
Галиции и Австрии, а затем, отказавшись ид-
ти на красный Петроград, были лишь эпизо-
дическими персонажами в громаде событий,
теперь они — главная опора белых и интер-
вентов — разыгрывают финал гражданской
войны, как главные герои всемирно-истори-
ческой драмы.
Казачество, сражающееся на своей зем-
ле, мятущееся и колеблющееся между рево-
люцией и реакцией, сильное, вооруженное,
имеющее опыт недавней войны, было одним
из последних препятствий на пути револю-
ции. Казакам пришлось выбирать, на чьей
они стороне, хотя автор все время показыва-
ет, что будь их воля, все осталось бы как
есть. Примечательно, что казаки не хотели
воевать за пределами своего Донского округа
и два раза оставляли войска, как только бое-
вые действия выходили за пределы их зем-
ли. Но слишком свободолюбивы были эти
люди, слишком привыкли жить своим умом,
а не по указке, чтобы безропотно сносить как
неумеренные притеснения коммунистов, так
и высокомерие кадетов. Казаки были готовы
сотрудничать с любой властью, которая бы
уважительно отнеслась к их жизненному ук-
ладу. Но этого они не дождались ни от ком-
мунистов, ни от кадетов.
То, что казачье восстание обречено с са-
мого начала, было ясно самым дальновидным
из них, например Григорию Мелехову. Но
безропотно подчиняться эти вольные люди
тоже не привыкли. Поэтому столь трудно и
с такими большими жертвами устанавлива-
лась Советская власть на Дону. После многих
лет войны люди устали сопротивляться, ус-
тали от войны, потерь близких. Они увидели,
что любая власть приносит с собой лишения
и приводит своих карателей. Казаки уступи-
ли, захотели, наконец, мира, и он пришел на
измученную гражданской войной донскую
землю.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *