ЖАНР АНТИУТОПИИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (2 вариант)

загрузка...
Голосуйте за сочинение

Перемены приходят в нашу жизнь не сразу… Человечество по природе своей очень консервативно, а радикалы, люди «первого ря­да», чаще всего становятся изгоями, и только спустя какое-то вре­мя, когда потребности общества дорастают до замыслов личности, люди встают на новую ступень развития, делают прогрессивный шаг вперед. Примером может служить распространение христианства и долгий путь этого учения перед тем, как заполнить души и сердца.

Боясь перемен, люди всегда старались «заглянуть за горизонт». В прошлом популярны были различные гадания и астрологические прогнозы. В XIX веке появилась научная фантастика, и писатели предыдущего столетия — Ж. Верн, Г. Уэллс — старались предуга­дать, как будет устроен мир и «обустроен» человек будущего, то есть насколько далеко человечество сможет продвинуться по пути научно-технического прогресса.

Писатели нашего века — Р. Бах, Д. Оруэлл, Е. Замятин и др. — пытаются показать перспективы духовного развития человечества, анализируя сегодняшний «человеческий материал», то есть нас, своих современников. Они изображают реальность, окружающую человека, и ее влияние на его внутренний мир.

Для меня серию произведений антиутопий, которыми так бога­та литература XX века, открыли две книги: роман Е, Замятина «Мы» и роман Д. Оруэлла «1984». Обе книги похожи как мрачной, гнетущей обстановкой, так и проблемами, которые поднимают ав­торы. Это и проблема обезличивания человека тоталитарной систе­мой, и уничтожение в человеке человеческого, и вопрос о лишении права выбора и возможности проявить свое «я». Писатели подчер­кивают, что выравнивание людей по одежде, пище, образованию противоестественно, ведь все мы разные от природы: красивые и не очень, талантливые и ординарные. И чем глубже проникаешь в мысль, «как это замечательно», тем страшнее кажутся прогнозы Е. Замятина и Д. Оруэлла!

Герои Е. Замятина — люди-«нумера», но у Д. Оруэлла люди ху­же, чем «нумера», хотя у них есть собственные имена. Из чего можно сделать такой вывод?

…Последний «бастион», который никакое государство не может уничтожить сразу, — это потребность в любви и творчестве. Стрем­ление к свободе, красоте, гармонии названо Е. Замятиным «процес­сом образования души». У всех главных героев романа «Мы» —

 

1-330, Д-503, О-90 — «появляется» душа, которую символизирует нуль в имени, а вместе с нею и способность любить. И могучее Еди­ное Государство смогло уничтожить души только путем хирургиче­ского вмешательства в мозг Д-503 и физического устранения 1-330, то есть путем насилия извне.

И О-90 — женское начало, источник жизни и света — уносит за Зеленую Стену своего еще неродившегося ребенка, ребенка от Д-503, настоящего человеческого ребенка!

У Д. Оруэлла все гораздо страшнее: герои добровольно (!) преда­ют друг друга, животное чувство страха побеждает человеческое чувство любви. «Под развесистым каштаном предали друг друга мы…» — простая и жуткая в своей простоте фраза из популярной песенки.

Что же получают герои Е. Замятина и Д. Оруэлла? «Счастье! Сколько угодно счастья! Бесплатно! Для всех! И пусть никто не уйдет обиженным!» — кричит некто из «Пикника на обочине» бра­тьев Стругацких. У Е. Замятина все просто и понятно: жизнь рег­ламентирована Скрижалью, за выполнением всех ее предписаний зорко следят Хранители. Все общее: юнифа раз в год, нефтяная пи­ща, прогулка два раза в день по часу, розовый талон… и Зеленая Стена. Общий замкнутый круг. Где выход? Где же спасение? Один из вариантов предлагает наша современница Л. Петрушевская в рассказе «Новые робинзоны». Единственный шанс выжить для ее героев заключается в непрерывном бегстве. Бегство от цивилиза­ции — это и протест против навязываемых условий жизни, и по­пытка сохранить в себе человеческое, сохранить Дом, тепло, кор­ни — все то, что отличает людей от животных {«Два чувства дивно близки нам — В них обретает сердце пищу: Любовь к родному пе­пелищу, Любовь к отеческим гробам». А. С. Пушкин).

Л. Петрушевская пишет, что «природа даст им все, чтобы вы­жить», а это значит, что определенная доля надежды на выживание есть… Хотя того, кто убегает, в конечном итоге можно поймать.

Мне кажется, что у людей есть будущее, именно светлое буду­щее, но несколько по другой причине. В предисловии к «Журналу Печорина» М. Ю. Лермонтов написал: «История души человече­ской… едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого наро­да…» Во все времена среди людей существовали яркие личности, «ведущие».

Об этом повесть-притча Ричарда Баха «Чайка по имени Джона­тан Ливинстон». В этом произведении Р. Бах поднимает проблему поиска своего места в мире, вечного поиска ответа на вопрос «А за­чем я здесь?» и показывает реальную реакцию серой массы, когда потребности общества и личности не совпадают. Но самое главное то, что Р. Бах показывает духовный рост и долгий тернистый путь, чтобы научиться летать (интересно, что, поскольку герой притчи — птица, метафора здесь обретает прямой смысл). Путь ду­ховного совершенствования требует постоянной напряженной рабо­ты над собой, порой «превозмогая боль», путь познания долог и сложен, но не стоит искать легких путей, поскольку истинную цен­ность в жизни имеет только то, что досталось путем сломанных пе­рьев и соли на щеках. «Невыдуманному Джонатану-Чайке, кото-

 

рый живет в каждом из нас» — таков эпиграф к книге. В этой строчке Р. Бах раскрыл нам свое понимание человека: каждый (!) человек изначально добр и гуманен, в каждом есть человеческое, надо только постараться пробудить это.

…Пройдет время, и чайки, которым, если воспользоваться ци­татой из Горького, «здесь спокойно, тепло и…», будут знать и уметь все, что с таким трудом далось Джонатану. И они сделают его своим срлагом, иконой, кумиром.

Все снова станет серо и обыденно… И тогда появится новая звез­да, новый отшельник, новый герой. И все повторится сначала…

Как бы ни были мрачны прогнозы Д. Оруэлла, в произведениях Л. Петрушевской и Е. Замятина уже чувствуется надежда, а при­тча о Чайке пронизана светлой верой в Человека. Мне кажется, что у мира есть надежда, а у человечества есть будущее. И перемены, ожидающие нас, консерваторов, зависят только от того, что мы сможем вырастить в своих душах и передать нашим детям. Пока есть беспокойство в умах и сердцах, пока сильно желание познать себя и мир вокруг, у нас есть шанс!

Трудно сказать, каким оно будет, это далекое и близкое, зага­дочное и непонятное Будущее, но оно действительно будет! И это главное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *