«Я ЖИЛ, Я БЫЛ — ЗА ВСЕ НА СВЕТЕ Я ОТВЕЧАЮ ГОЛОВОЙ» А. Т. Твардовский

...
Голосуйте за сочинение

Не так давно я прочитал поэму А. Т. Твардовского «По праву памяти». Признаться, до того момента мои знания о поэте были ве­сьма ограниченными, ибо основывались (думаю, как и у большин­ства нынешних школьников) лишь на широко известной его поэме «Василий Теркин». Но это незнакомое мне ранее произведение глу­боко поразило меня той искренностью выражения наболевших чувств, которой оно пронизано с начала до конца. Кроме того, оно вызвало у меня интерес к самому поэту.

А. Т. Твардовский, знакомый многим читателям по своим про­изведениям о войне, известен еще и как активный общественный деятель. Будучи в годы хрущевской «оттепели» главным редакто­ром журнала «Новый мир», он своими усилиями буквально пода­рил читателям произведения многих литераторов, запрещенные во время сталинской диктатуры. Именно с его помощью увидел свет и рассказ никому тогда еще не известного А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», ставший событием огромной важности не только в литературной, но и в общественной жизни страны.

Над поэмой «По праву памяти» автор работал в течение трех лет и закончил ее в 1969 году, но во время «застоя» из идеологиче­ских соображений она просто не могла пройти цензуру и была опубликована лишь восемнадцать лет спустя, что, несомненно, только повышает интерес к ней.

Чувствуя на склоне лет острую потребность успеть сказать о са­мом главном, в чем-то покаяться, о чем-то предупредить, Твардов­ский в поэме размышляет о трагической* судьбе своего поколения. Автор вложил в небольшое по размерам произведение всю боль, ко­торую вызывали в нем воспоминания о страшных преступлениях того времени.

Во вступлении поэт готовит читателя к обсуждению важных проблем, настраивает его на серьезный лад:

Перед лицом ушедших былей Не вправе ты кривить душой, — Ведь эти были оплатили Мы платой самою большой…

 

Сама поэма разделена на три части, причем первая противопос­тавлена двум другим. В ней автор рассказывает простую, немного грустную историю о том, как двое молодых людей, собираясь поки­нуть родные края, думают о будущем, мечтают быть полезными своей стране, своему народу; они уверены: счастье «сторицей долж­но воздать за наш порыв». Но уже к концу первой части тон автора становится все мрачнее, читатель чувствует, как сгущаются крас­ки. Поэт дает понять, что очень скоро беззаботная юность этих лю­дей закончилась и жизнь встретила их не слишком приветливо.

«Сын за отца не отвечает» — так названа вторая часть поэмы. Из нее мы узнаем страшную «быль» о том, какие ужасные муки вынуждены были терпеть дети репрессированных граждан, великое множество которых не только не совершало никаких преступле­ний, но всячески старалось помочь молодой стране подняться из разрухи и нищеты. Отец самого Твардовского был раскулачен и со­слан на Северный Урал, и молодому человеку приходилось всту­пать в жизнь и в литературу с клеймом «кулацкого сынка».

А как с той кличкой жить парнишке,

Как отбывать безвестный срок, —

Не понаслышке,

Не из книжки.

Толкует автор этих строк…

Но основной, на мой взгляд, задачей этой части было показать ту ужасающую простоту, с которой принимались решения, способ­ные изменить жизнь миллионов граждан. Переживания и чувства людей не просто не брались в расчет — подразумевалось, что их просто не существует, что вместо людей — лишь механические ис­полнители воли «высшего» существа. И государственная машина растила и тщательно готовила тех, кто впоследствии мог стать та­ким механизмом, кто в угоду начальству был готов на все.

Особенностью поэмы является то, что при малом объеме текста автору удается сказать о многом. Так, постоянно возвращаясь во второй части к фразе: «Сын за отца не отвечает», поэт размышляет и об исторических последствиях этого лозунга, и о своей личной вине перед родителями, и о том, что «за всеобщего отца мы оказа­лись все в ответе…».

Третья часть является предостережением нам, потомкам, уже не заставшим это время, об опасности забыть всю бесчеловечность той власти, которая управляла страной многие десятилетия. И это по-настоящему актуально не только для времени написания поэмы, когда «у руля» находился Л. И. Брежнев, но и для наших дней.

Так давайте же вдумаемся, вчитаемся в строки поэмы, поймем, что

…это было явной былью Для тех, чей был оборван век, Для ставших лагерною пылью, Как некто некогда изрек.

Поколение, к которому были обращены эти слова, не имело воз­можности прочитать их и осознать их справедливость и важность.

165

 

Последствия этого мы ощущаем уже сейчас, наблюдая митинги и демонстрации, их участников, несущих портреты Сталина, мечтаю­щих о «сильной руке». Так пусть же до сознания каждого дойдут строки, обращенные к нам два с половиной десятилетия назад:

А вы, что ныне норовите Вернуть былую благодать, Так вы уж Сталина зовите — Он богом был — Он может встать.

В этом небольшом произведении Твардовскому удалось выра­зить множество различных чувств и переживаний советской интел­лигенции, точнее, той ее части, которая, несмотря на явно неблаго­приятные условия, пыталась противостоять режиму, не поддаться давлению сверху, сохранить человеческое лицо, не запятнать свою совесть. И нам, нашему поколению, находящемуся на пороге зре­лой жизни и видящему нестабильность общественного сознания, именно нам не просто полезно, но жизненно необходимо изучать как историю, так и литературу нашей страны, чтобы в решающий момент выбора не сделать роковой ошибки и не ввергнуть ее в ха­ос, разруху, нищету. Ярким примером такой литературы, знание которой помогает формированию активной жизненной позиции, может служить именно поэма «По праву памяти», описывающая лишь малую часть того, что пришлось пережить народу, но все же достаточно глубокая и серьезная, чтобы заставить задуматься над прошлым, оценить настоящее и предотвратить ужасные ошибки в будущем. И пусть девизом для всех нас будут заключительные строки поэмы:

Зато и впредь как были — будем, — Какая вдруг ни грянь гроза, — Людьми

из тех людей,

что людям, Не пряча глаз, Глядят в глаза.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *