ВОПРОСЫ СМЫСЛА ЖИЗНИ В ПОВЕСТИ А. И. СОЛЖЕНИЦЫНА «РАКОВЫЙ КОРПУС»

...

Голосуйте за сочинение

В России всегда были люди, которые не могли молчать тогда, когда молчание было единственным способом выжить. Одним из таких людей стал Александр Исаевич Солженицын. Российский читатель узнал о нем в начале шестидесятых после публикации в журнале «Новый мир» рассказа «Один день Ивана Денисовича». Это произведение ввело в литературу новую лагерную тему. В рас­сказе А. И. Солженицын стремился показать характер русского на­рода, лагерную жизнь глазами простого русского человека. Потом писатель начинает работу над историческим произведением «Архи­пелаг ГУЛАГ», материалом для которого служат письма узников сталинских лагерей. После выхода в свет «Архипелага» за рубежом А. И. Солженицын был насильственно выдворен из родной страны. И только через полтора десятилетия великий писатель получил возможность вернуться на Родину. В конце восьмидесятых состоя­лось возвращение А. И. Солженицына российскому читателю, бла­годаря тому же «Новому миру», в котором С. П. Залыгин начал пе­чатать «Архипелаг ГУЛАГ». Стало ясно, что молчать о творчестве писателя нельзя. Ведь Солженицын лучше, чем какой-либо другой писатель, отвечает на вопрос «Кто мы есть?».

А, И. Солженицын родился в семье зажиточных крестьян. Спе­циального литературного образования он не получил, но последние

 

два предвоенных года проучился на филологическом факультете Московского института философии и литературы. Был призван в армию, окончил артиллерийское училище. Незадолго до окончания войны, в феврале 1945 года, в Восточной Пруссии уже капитана А. И. Солженицына постигает арест, тюрьма и лагерь. Сам Солже­ницын о своем аресте писал: «Страшно подумать, что б я стал за писатель (а стал бы), если б меня не посадили».

Лагерный срок окончился в день смерти Сталина, и тут же об­наружился рак; по приговору врачей жить оставалось меньше ме­сяца. Это был страшный момент в жизни писателя. В близости смерти, в ожидании своей участи А. И. Солженицын видел возмож­ность постановки самых важных, последних вопросов человеческо­го существования. Прежде всего — о смысле жизни. Болезнь не считается с социальным статусом, ей безразличны идейные убежде­ния, она страшна своей внезапностью и тем, что делает всех равны­ми перед смертью. Но А. И. Солженицын не умер, несмотря на за­пущенную злокачественную опухоль, и считал, что «возвращенная ему жизнь с тех пор имеет вложенную цель». После выписки из Ташкентского онкологического диспансера в 1955 году А. И. Сол­женицын задумал написать повесть о людях, стоящих на пороге смерти, об их последних мыслях, действиях. Реализована идея бы­ла только почти через десять лет. Попытки напечатать «Раковый корпус» в журнале «Новый мир» успехом не увенчались, а в свет повесть вышла в 1968 году за границей.

В «Раковом корпусе» сталкиваются два героя. Один, прототи­пом которого в какой-то степени служит сам писатель, Олег Кос-тоглотов, бывший сержант-фронтовик, ожидавший в онкодиспансе-ре смерти и чудом спасенный. Другой — Павел Русанов, ответст­венный работник, профессиональный стукач, посадивший в тюрь­му немало безвинных людей и на их страданиях построивший свое благополучие. Вспоминая о тех, чьими судьбами он несправедливо распорядился, он не испытывает угрызений совести, в его душе только страх перед возможным возмездием.

Споры Костоглотова и Русанова, их борьба за выживание идут в то время, когда рушится сталинская машина, и для одного это — луч света, а для другого — развал созданного по крупицам мира.

Немалую роль в осмыслении происходящего играет литература. Костоглотов задумывается над отечественной словесностью. Не слу­чайно появился в палате томик Льва Толстого. Писатель Солжени­цын напоминает о гуманизме литературы XIX века с его «главным законом» Толстого — любви человека к человеку.

Между Русановым и Костоглотовым помещается «проповедник нравственного социализма» Шулубин. Первые читатели сочли бы, что он-то и выражает мечты самого писателя. Но впоследствии А. И. Солженицын сказал: «Шулубин, который всю жизнь отсту­пал и гнул спину, совершенно противоположен автору и не выра­жает ни с какой стороны автора».

Намного ближе автору старички Николай Иванович и Елена Александровна Кадмины, прошедшие через лагерь и обретшие опыт и глубину жизни. Именно у них был Олег после того, как не­ожиданно, под воздействием рентгена, отступила странная болезнь.

 

Костоглотов знает, что после выздоровления его ждет вечная ссыл­ка в Уш-Тереке, но он как бы заново учится ценить то, что дано че­ловеку.

В «Раковом корпусе» почти не видно гулаговской реальности, она лишь чуть-чуть приоткрывается где-то вдали, напоминает о се­бе «вечной ссылкой» Костоглотова. Будни ракового корпуса писа­тель рисует спокойными, сдержанными красками. Здесь изображе­на жизнь, скованная не колючей проволокой, а самой природой. Угроза гибели нависает над человеком уже не со стороны государ­ства, а изнутри человеческого тела, вызревая опухолью. А. И. Сол­женицын словно приветствует все живое, снимая паутину с того, что наполняет человеческое существование, согревает его. Тему жизнелюбия писатель рассматривает и с другой стороны. Самодово­льное жизнелюбие Максима Чалого столь же слепо и цинично, как и отношение к жизни Павла Русанова. Этих людей не останавлива­ют духовные ценности, они способны смять все на своем пути. Им чужда идея раскаяния, одна из заветных для А. И. Солженицына, в них спит или отсутствует совесть, поэтому труден их путь к лю­дям, к истине, к добру. Это отчасти ответ на вопрос, который зада­ет Олег Костоглотов: «Какова все-таки верхняя цена жизни? Ско­лько можно за нее платить, а сколько нельзя?» Для Олега больнич­ная палата стала школой. Понятна тяга его к простой жизни. В фи­нале Олег после сомнений и колебаний все-таки отказывается от свидания с Верой Гангарт, которое могло бы стать решающим в их непростых отношениях. Он боится внести разлад в уже надломлен­ную судьбу Веры и понимает, что их разделяет его болезнь, его по­ложение ссыльного. Выразительна сцена, когда перед отъездом Олег заходит по просьбе Демки, больного соседа-мальчишки, в зоо­парк, где пережитое заставляет видеть прообраз измученного обще­ства. Эта сцена как стон, как крик. «Самое запутанное в заключе­нии зверей было то, что, приняв их сторону и, допустим, силы бы имея, Олег не мог бы приступить взламывать клетки и освобождать их. Потому что потеряна была ими вместе с родиной и идея свобо­ды. И от внезапного их освобождения могло стать только страш­ней».

Повесть А. И. Солженицына «Раковый корпус? была выбрана мной для рецензирования потому, что она помогла мне понять смысл жизни, вопросы истины и добра. Это произведение, как ни­какое другое, научило меня, что надо в жизни ценить, за что нести ответственн ость.



Похожие сочинения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *