ТЕМА РОДИНЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (По произведениям А. А. Ахматовой)

загрузка...
Голосуйте за сочинение

Обычно наиболее остро тема Родины встает в литературе в пери­оды войн, революций и т. п., то есть тогда, когда человеку необхо­димо совершить свой нравственный выбор. В русской литературе эта проблема стала наиболее актуальной в начале XX века, чему способствовали несколько революций, Гражданская и Первая ми­ровая войны.

Новая идеология, которую принесла с собой революция, была

 

неприемлема для многих людей как старого, так и нового поколе­ний русской интеллигенции.

Ахматова с самого начала не приняла революцию и никогда не меняла своего отношения к ней.

Вполне закономерно, что при таких политических событиях возникает проблема эмиграции, которая действительно сильно кос­нулась России в первой половине XX века. Многие поэты, писате­ли, художники и музыканты, близкие Ахматовой, уехали за грани­цу, навсегда покинув Родину.

Не с теми я, кто бросил землю На растерзание врагам. Их мести я не внемлю, Им песен я своих не дам. Но вечно жалок мне изгнанник, Как заключенный, как больной. Темна твоя дорога, странник, Полынью пахнет хлеб чужой…

1922 г.

Ахматова не осуждает тех, кто уехал, но и четко определяет свой выбор, так как для нее эмиграция невозможна:

Мне голос был. Он звал утешно, Он говорил: «Иди сюда, Оставь свой край глухой и грешный, Оставь Россию навсегда…

…Но равнодушно и спокойно Руками я замкнула слух, Чтоб этой речью недостойной Не осквернился скорбный дух.

1917 г.

Но родиной в стихах Ахматовой является не только Россия, но и Царское Село, Петербург, Слепнево. Она описывает места, доро­гие прежде всего ей самой, свою родину; но тем не менее эти авто­биографические черты не вырываются из общего контекста проб­лем, затрагиваемых поэтессой. Она рассматривает свои личные впе­чатления и переживания, сопоставляя их с общечеловеческими.

У Ахматовой много стихов, посвященных Петербургу — Петро­граду — Ленинграду, городу, с которым так тесно была связана ее судьба.

И мы забыли навсегда, Заключены в столице дикой, Озера, степи, города И зори родины великой. В кругу кровавом день и ночь Томит жестокая истома… Никто нам не хотел помочь За то, что мы остались дома, За то, что, город свой любя, А не крылатую свободу, Мы сохранили для себя Его дворцы, огонь и воду…

 

В стихотворениях Ахматовой Петербург — это не символ чего-то, это сам город: «…Мы сохранили для себя // Его дворцы, огонь и воду…» Хотя в некоторых стихотворениях он может быть и сим­волом России в конкретный момент времени, когда на примере од­ного города показывается судьба целой страны или эпохи. Строки из того же стихотворения «Петроград, 1919»:

Иная близится пора, Уж ветер смерти сердце студит, Но наш священный град Петра Невольным памятником будет.

1920 г.

Ахматова рассматривает события в России не только как поли­тические, но и придает им вселенское значение. И если у А. Блока в поэме «Двенадцать» революция — это разгул стихий, вселенских сил, то у Ахматовой это — кара Божья. Поэтесса обращается к биб­лейским источникам. Например, стихотворение «Лотова жена» (1922—1924 гг.):

И праведник шел за посланником Бога,

Огромный и светлый, по черной горе.

Но громко жене говорила тревога:

Не поздно, ты можешь еще посмотреть

На красные башни родного Содома,

На площадь, где пела, на двор, где пряла,

На окна пустые высокого дома,

Где милому мужу детей родила…

Ахматова оправдывает ее поступок:

Лишь сердце мое никогда не забудет Отдавшую жизнь за единственный взгляд.

Это не просто библейская притча, переложенная на стихи, Ах­матова сравнивает судьбу своей Родины с Содомом, как позже с Па­рижем в стихотворении «В сороковом году»: «Когда погребают эпо­ху…» Это не смерть Петербурга или России, это смерть эпохи; и Россия не единственное государство, которое постигла эта участь. Все закономерно: у всего есть свой конец и свое начало. Ведь любая новая эпоха начинается обязательно с крушения старой. Возможно, поэтому в стихах Ахматовой есть и светлые ноты, предвещающие рождение нового времени.

…Но с любопытством иностранки,
Плененной каждой новизной,
Глядела я, как мчатся санки,
И слушала язык родной.
И дикой свежестью и силой             

Мне счастье веяло в лицо, Как будто друг от века милый Всходил со мною на крыльцо.

1929 г.

В поэме «Реквием» Ахматова продолжает свой поэтический прием, встраивая свои автобиографические переживания в кон­текст целой современной эпохи. Поэма так и начинается:

 

Нет, и не под чуждым небосводом, И не под защитой чуждых крыл, — Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был.

1961 г.

Опять же она возвращается к проблеме эмиграции и указывает на то, что для нее нет и не было другого выхода, как только остать­ся на Родине вместе со всем народом.

Поэма посвящена трагедии матери, потерявшей сына, И опять Ахматова решает ее характерными для себя художественными средствами. Она описывает себя и свою трагедию, но сопоставляя ее с трагедией всех матерей, как стоящих с ней сейчас в этой очере­ди, так и матерей всех времен. Ахматова приводит несколько исторических картин, создавая тем самым собирательный образ:

Смертный пот на челе… Не забыть! Буду я, как стрелецкие женки, Под кремлевскими башнями выть.

Ахматова сравнивает также себя и всех женщин с Богоматерью, потерявшей сына:

Магдалина билась и рыдала, Ученик любимый каменел, А туда, где молча Мать стояла, Так никто взглянуть и не посмел.

Сама композиция поэмы говорит о евангельском подтексте: По­священие, Вступление, Приговор, К смерти, Распятие, Эпилог.

И опять, уже в шестидесятые годы, Ахматова возвращается к •теме Родины. Вновь появляются стихи о дорогих и памятных мес­тах: «Царскосельская ода* (1961 г.) и т. п., звучащие как носталь­гия по ушедшей эпохе.

В стихотворении «Родная земля», которое начинается строками из стихотворения 1922 года:

И в мире нет людей бесслезней, Надменнее и проще нас…

Ахматова продолжает тему Родины. Это не Петербург 1913 года или уже Ленинград; это не революционная Россия; это Россия во­обще, такая, какая она есть сама по себе и какая она для каждого, родившегося в ней:

Но ложимся в нее и становимся ею, Оттого и зовем так свободно — своею.

А. А. АХМАТОВА. «РЕКВИЕМ» (Опыт рецензии)

Нет, и не под чуждым небосводом, И не под защитой чуждых крыл, — Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был.

Анна Андреевна Ахматова… Это имя сейчас известно, пожалуй, всем, даже нелюбителям поэзии. От прабабушки, татарской княжны Ахматовой, идет этот знаменитый псевдоним, которым она за­менила фамилию Горенко. Родилась Анна Андреевна под Одессой. Годовалым ребенком была перевезена на север — в Царское Село. Самыми важными моментами детства она называла впечатления о Царскосельских парках, Херсонесе, море, обучение чтению по азбу­ке Льва Толстого, первое стихотворение, написанное в одинадцать лет. Дальше — учеба, брак с Гумилевым, поездки в Париж, где она знакомится с Модильяни, путешествие по Италии, рождение сына, «Бродячая Собака», акмеисты, Сталин, репрессии, страдания, вой­на, доклад Жданова, гонения, мировое признание и… много, много других ярких впечатлений жизни. Где, как на синусоиде, череду­ются взлеты и падения.

За свою длинную жизнь Анна Андреевна оставила огромное ли­тературное наследие, которым гордится и восхищается весь мир. Но все-таки «Реквием* занимает в нем особое место. Это произведе­ние явилось делом всей ее жизни. В эту поэму выплеснуто все горе всех матерей. «Реквием» был написан не за один день. Он был по слову «подслушан» у бедных женщин, стоящих с передачами за тюремной стеной.

Семнадцать месяцев в тюремных очередях Ленинграда, страш­ные годы ежовщины, безвинные страдания множества людей в го­ды сталинщины породили произведение огромной силы. Основной темой поэмы являются страдания всех матерей, жен, сестер. «Пе­ред этим горем гнутся горы, не течет великая река, но крепки тю­ремные затворы, а за ними «каторжные норы» и смертельная тос­ка*. Скорбен горестный плач матери о несправедливо осужденном. «Каменным» словом падает жестокий приговор. Материнские муки вечны — об этом напоминает автор, воссоздавая картину казни Христа.

Ахматова показывает, как, пройдя долгий и трудный путь, на­ходясь на грани отчаяния, мать сумеет выстоять, не сломаться: «У меня сегодня много дела: надо память до конца убить, надо, чтоб душа окаменела, надо снова научиться жить».

Им, матерям, посвящено это произведение, они являются его главными героями. И сама Анна Ахматова — одна из них. Все сло­ва, мысли, поступки проходят через ее душу и ее рукой ложатся на бумагу. И безусловно, ее неотъемлемое право — памятником за­стыть там, где со всеми стояла она триста часов.

И лишь один, один-единственный вопрос задаю я себе всегда: где, где простой, смертный человек черпает такие силы? Неужели в себе?!

Практически все творчество Ахматовой советской поры — гран­диозный реквием по убитым и задушенным людям и мечтам, сти­хотворениям и надеждам. И страшно даже подумать, что все это не сгущение красок, художественное преувеличение или искусствен­ная драматизация жизни, а горькая правда. Правда, которую эта мужественная женщина могла бы и не знать, но она выстояла и до конца оставалась верна своему народу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *