ТЕМА РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОМАНЕ Б. Л. ПАСТЕРНАКА «ДОКТОР ЖИВАГО»

загрузка...
Голосуйте за сочинение

Необычно начало романа: «Шли и шли и пели «Вечную па­мять»… Кого хоронят?.. «Живаго». Так, на противопоставлении живого и мертвого, строится все произведение Пастернака.

Основной вопрос, вокруг которого вращается «внешняя и внут­ренняя» жизнь главных героев, — отношения с революцией, отно­шение к революции. Меньше всего и Юрий Живаго, и сам автор были ее противниками, меньше всего они спорили с ходом собы­тий, сопротивлялись революции. Их отношение к исторической действительности совсем иное. Оно в том, чтобы воспринимать ис­торию, какая она есть, не вмешиваясь в нее, не пытаясь изменить ее. Такая позиция позволяет увидеть события революции объектив­но. «Доктор вспомнил недавно минувшую осень, расстрел мятеж­ников, детоубийство и женоубийство Палых, кровавую колошмати-ну и человеко-убоину, которой не привиделось конца. Изуверства белых и красных соперничали по жестокости, попеременно возрас­тая одно в ответ на другое, точно их перемножили».

История доктора Живаго и его близких — это история людей, чья жизнь сначала выбита из колеи, а затем разрушена стихией ре­волюции. Лишения и разруха гонят семью Живаго из обжитого мо-

 

сковского дома на Урал. Самого Юрия захватывают красные парти­заны, он вынужден против воли участвовать в вооруженной борьбе. Возлюбленная Живаго Лара живет в полной зависимости от произ­вола сменяющих друг друга властей, готовая к тому, что ее в лю­бой момент могут призвать к ответу за мужа, давно уже оставивше­го их с дочерью.

Жизненные и творческие силы Живаго угасают, так как он не может смириться с неправдой, которую ощущает вокруг себя. Без­возвратно уходят окружавшие доктора люди — кто в небытие, кто за границу, кто в иную, новую жизнь.

Сцена смерти Живаго — кульминационная в романе. В трам­вайном вагоне у доктора начинается сердечный приступ. «Юрию Андреевичу не повезло. Он попал в неисправный вагон, на который все время сыпались несчастья…» Перед нами воплощение задохнув­шейся жизни, задохнувшейся оттого, что попала в ту полосу исто­рических испытаний и катастроф, которая вошла в жизнь России с 1917 года. Эта кульминация подготовлена всем развитием романа. На его протяжении и герой, и автор все острее воспринимали собы­тия как насилие над жизнью.

Отношение к революции выражалось как соединение несовмес­тимого: правота возмездия, мечта о справедливости — и разруше­ния, ограниченность, неизбежность жертв.

На последних страницах романа уже через пятнадцать лет после смерти героя появляется дочь Живаго Татьяна. Она переняла чер­ты Юрия Андреевича, но ничего не знает о нем: «…ну, конечно, я девушка неученая, без папи, без мами, росла сиротой». Еще летом 1917 года Живаго предсказал: «…очнувшись, мы уже больше не вернем утраченной памяти. Мы забудем часть прошлого и не будем искать небывалому объяснения… »

Но роман заканчивается авторским монологом, приемлющим этот мир, какой бы он в данный момент ни был. Жизнь в самой се­бе несет начало вечного обновления, свободу и гармонию. «Счаст­ливое, умиленное спокойствие за этот святой город и за всю землю, за доживших до этого вечера участников этой истории и их детей тиранило их и охватывало неслышимой музыкой счастья, разлив­шейся далеко кругом». Это итог любви к жизни, к России, к дан­ной нам действительности, какой бы она ни была. «Как сладко жить на свете и любить жизнь! О, как всегда тянет сказать спасибо самой жизни, самому существованию, сказать это… на исходе тяг­чайшей зимы 1920 года».

Эти философские раздумья выражаются и в цикле стихов, за­вершающих роман.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *