Сочинение на тему «ЯЗЫК ПОЭЗИИ (По творчеству Б. Л. Пастернака)»

Голосуйте за сочинение

Когда за лиры лабиринт Поэты взор вперят, Налево развернется Инд, Правей пойдет Евфрат.

И. Пастернак

Борис Леонидович Пастернак прожил длинную творческую жизнь. Когда произошла Октябрьская революция, он уже был сфор­мировавшимся поэтом, автором книг стихов «Близнец в тучах», «По­верх барьеров», «Сестра моя — жизнь*. Его творческая биография простерлась до 1960 года. По сути, он жил и творил в нескольких эпохах. Естественно, его поэтический язык был зависим от времени и все исторические перемены сказались на форме стихов Пастернака, да и не только на форме. По литературному наследию поэта можно проследить, как менялся в духовном плане его лирический герой.

Отношение поэта к новой жизни хорошо видно по тому, как на­писана «Сестра моя — жизнь» и стихи революционного времени:

Сестра моя — жизнь и сегодня в разливе Расшиблась весенним дождем обо всех, Но люди в брелоках высоко брюзгливы И вежливо жалят, как змеи в овсе.

Никаких символов революционного времени в стихах Пастерна­
ка нет. Он — интеллигентный человек, далекий от политики, —
считает, что общество поступает правильно, меняя уклад жизни.
Старая жизнь сделала людей брюзгливыми, отчужденными. Рево­
люция внушала ему надежду, что кончится война, что тьма, кото­
рая объяла Россию, сменится светом. Февральскую революцию Па­
стернак приветствовал словами: «Как замечательно, что это море
грязи начинает излучать свет». В поэтическом языке Пастернака
революционного времени преобладают слова-контрасты: «грязь»/ и
«свет», «разруха» и «звезды» и т. п.                                                                 

Сам по себе его поэтический язык внешне всегда оставался оди­наковым. То есть стиль Пастернака узнаваем во все периоды твор­чества. Перемены были в другом — в выразительных средствах. Когда он начинал писать стихи, воспитанная поэтами-символиста­ми публика общалась, как тогда говорили, йа «лиловом» языке. После революции на смену «лиловым» людям, окружавшим Пас­тернака, пришли новые, которым выспренний язык символистов был чужд. Пастернак хотел, чтобы его читала широкая аудитория, и ему пришлось менять свой поэтический язык. Свои мысли он старался выразить как можно проще, доступнее, в них появляются бытовые выражения:

По стройкам таскавшись с толпою тряпичниц И клад этот где-то на стройках сыскав, Он вешает облако бури кирпичной, Как робу на вешалку на лето в шкаф.

Известно, что поэт в дальнейшем еще стремился усложнить свою поэтику. Например,  когда писал поэмы  «Девятьсот пятый

 

год» и «Лейтенант Шмидт», он делал попытку написать эпос. Но он понял, что эпос более свойствен древним культурам и мало что говорит душе простого человека. Поэт много над этим думал и во «Втором рождении» провозгласил для себя задачу:

Есть в опыте больших поэтов Черты естественности той, Что невозможно, их изведав, Не кончить полной немотой.

В родстве со всем, что есть, уверясь И знаясь в будущем быту, Нельзя не впасть к концу, как в ересь, В неслыханную простоту.

И добавлял к этому:

Но мы пощажены не будем, Когда ее не утаим. Она всегда нужнее людям, Но сложное понятней им.

История его последующих «простых» вещей в стихах, а глав­ное, «Доктора Живаго» подтвердила его мысли. Именно то, что он просто и ясно написал о полувековой истории России, внесло тра­гизм в его последние годы жизни. Даже будучи лауреатом Нобелев­ской премии, Пастернак находился в своей стране словно под до­машним арестом.

Итак, изучая творчество Б. Л. Пастернака, я пришел к выводу, что, для того чтобы выявить эволюцию поэта, надо обращаться не к форме, а лишь к внутреннему содержанию его стихотворений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *