ШАРИКОВ И ШАРИКОВЩИНА В ПОВЕСТИ М. А. БУЛГАКОВА «СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ»

...

Голосуйте за сочинение

Творческий путь Булгакова полон драматизма. В литературу он вступил, имея богатый жизненный опыт. После университета, ко­торый он окончил по медицинской части, Булгаков работал зем­ским врачом в Никольской больнице Сычевского уезда. В 1918— 1919 годах он оказался в Киеве и был свидетелем петлюровской «Одиссеи*, Эти впечатления отразились во многих его романах, вплоть до романа «Белая гвардия» и пьесы «Дни Турбиных». Бул­гаков не сразу принял революцию. После войны Булгаков начал , работать в театре и газетах. Приехав в Москву осенью 1921 года, Булгаков занялся журналистикой. Булгаков стремился решать острейшие проблемы времени, быть оригинальнее и в философ­ских взглядах, и в сатире. Результатом этого были острые противо­речия в его произведениях. Одним из них и было «Собачье сердце».

В основу сюжетных событий в произведении было положено ре­альное противоречие. Профессор Преображенский, физиолог с ми­ровым именем, открыл тайну гипофиза — придатка мозга. Опера­ция, которую ученый проделал над псом, пересадив в его мозг че­ловеческий гипофиз, дала неожиданные результаты. Шарик не только приобрел человеческий облик, но ему передались в генах по наследству все черты характера и особенности натуры Клима Чу-гункина, двадцати пяти лет, пьяницы, вора.

Место действия «Собачьего сердца» Булгаков переносит в Моск­ву, на Пречистенку. Реальна, даже натуралистична Москва, пере­данная через восприятие Шарика — бездомного пса-дворняги, «знающего» жизнь изнутри, в ее неприглядном виде.

Москва времен нэпа: с шикарными ресторанами, «столовой нор­мального питания служащих Центрального Совета Народного Хо­зяйства», где варят щи «из вонючей солонины». Москва, где живут «пролетарии», «товарищи» и «господа». Революция лишь исказила облик древней столицы: вывернула наизнанку ее особняки, ее до­ходные дома (как, например, Калабуховский дом, где живет герой повести).

Один из главных героев повести,  профессор Преображенский,

 

всемирно известный ученый и врач, принадлежит к таким «уплот­ненным» и постепенно вытесняемым из жизни. Его пока не трога­ют — известность защищает. Но к нему уже наведывались предста­вители домоуправления, проявляя неустанную заботу о судьбе про­летариата: не слишком ли большая роскошь оперировать в опера­ционной, есть в столовой, спать в спальне; вполне достаточно со­единить смотровую и кабинет, столовую и спальню.

С 1903 года Преображенский живет в Калабуховском доме. Вот его наблюдения: «…до апреля 1917 года не было ни одного случая <…>, чтобы из нашего парадного внизу при общей незапертой две­ри пропала бы хоть одна пара калош. Заметьте, здесь двенадцать квартир, у меня прием. В апреле 17-го в один прекрасный день пропали все калоши, в том числе две пары моих, три палки, пальто и самовар у швейцара. И с тех пор калошная стойка прекратила свое существование. <.., > почему, когда началась вся эта история, все стали ходит в грязных калошах и валенках по мраморной лест­нице? <…> Почему убрали ковер с парадной лестницы? <…> На какого черта убрали цветы с площадок? Почему электричество, ко­торое <…> тухло в течение 20 лет два раза, в теперешнее время ак­куратно гаснет раз в месяц?» — «Разруха», — отвечает собеседник и помощник доктор Борменталь.

«— Нет, — совершенно уверенно возразил Филипп Филиппо­вич, — нет. <…> Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? <…> Да ее вовсе не существует. <…> Разруха не в клозетах, а в го­ловах».

Разруха, разрушить… Идея разрушения старого мира, конечно, родилась в головах, и головах мыслящих, просвещенных, причем задолго до появления председателя домкома Щвондера и его команды.

Наряду с этой проблемой переустройства общества, проблемой того, что принесла революция в жизнь человека, появляется проб­лема формирования нового советского человека.

«Дикий» человек Шариков испытывает воздействие слова. Он становится объектом словесных атак Швондера, который защищает интересы Шарикова *как труженика».

Шарикова нисколько не смущает то, что он живет и кормится за счет Преображенского. Именно вышедший из народа Шариков «примеривается» к квартире профессора. Принцип Шарикова прост: зачем работать, если можно отнять; если у одного много, а у другого ничего, нужно взять все да и поделить. Вот она, Швондерова обра­ботка шариковского первобытного сознания!

Аналогичная работа была проведена над миллионами людей. Как известно, ленинский лозунг «Грабь награбленное!» был одним из самых популярных в годы революции. Высокая идея равенства мгновенно выродилась в примитивную уравниловку. Эксперимент большевиков, задуманный, чтобы создать «нового», улучшенного человека, — не их дело, это дело природы. По мнению Булгакова, новый советский человек — это симбиоз бродячей собаки и алкого­лика. Мы видим, как этот новый тип постепенно превращается в хозяина жизни, «рекомендуя для чтения диалектику Маркса и Эн­гельса».

 

Фантастическая операция профессора Преображенского оказа­лась столь же неудачной, как и великий коммунистический экспе­римент с историей. «Наука еще не знает способов обращать зверей в людей. Вот я попробовал, да только неудачно, как видите. Пого­ворил и начал обращаться в первобытное состояние», — признается Преображенский.

Булгаков в повести «Собачье сердце» с огромной впечатляющей силой, в своей излюбленной манере гротеска и юмора поставил во­прос о власти темных инстинктов в жизни человека. Веры в то, что эти инстинкты можно изменить, у Булгакова как писателя нет. Шариковщина — это моральное явление, и с ним каждый должен бороться внутри себя



Похожие сочинения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *