РОМАН О РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (Б. Л. Пастернак. «Доктор Живаго»)

Голосуйте за сочинение

«Доктор Живаго» стал итогом многолетней работы Бориса Пас­тернака, исполнением пожизненно лелеемой мечты. С 1918 года он неоднократно начинал писать большую прозу о судьбах своего по­коления и был вынужден по разным причинам оставлять эту рабо­ту неоконченной. За это время во всем мире, а в России особенно,

 

все неузнаваемо изменилось. В ответ менялись замысел, герои и их судьбы, стиль автора и сам язык, на котором он считал возможным говорить с современниками. Совершенствуясь от опыта к опыту, текст следовал душевному состоянию своего творца, его ощущению времени.

Роман «Доктор Живаго» вначале несколько пугал меня. Два ра­за, запасшись терпением, я начинала его читать. Дважды отклады­вала, не справившись с обилием имен и эпизодов в его начале. Кни­га манила как невзятая высота. Наконец, в третий раз, когда я лучше запомнила героев, вчиталась. Книга увлекла, взволновала, покорила меня. Каждый рази внимательно вчитываясь в какое-то произведение, я живу созданным автором миром. Так и теперь, я до сих пор нахожусь под впечатлением от «Доктора Живаго».

В романе революция открылась мне с новой, очень важной сторо­ны, с позиции прав личности, прав каждого человека. Б. Пастернак показывает революцию и Гражданскую войну не из стана красных, как в «Разгроме», «Чапаеве» и десятках других произведений. Это и не изображение из стана белых, как в «Тихом Доне», «Хождении по мукам» и других. Повествование Пастернака — это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийствен­ную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с се­мьей, любить и быть любимым, лечить людей, писать стихи.

Роман назван по фамилии главного героя, Юрия Андреевича Жи­ваго. Он сын разорившегося миллионера, покончившего с собой. Вос­питывался у дяди, который был человеком «свободным, лишенным предубеждения против чего бы то ни было непривычного… У него было дворянское чувство равенства со всеми живущими». Окончив с блеском университет, Юрий женится на любимой девушке Тоне. За­тем любимая работа. Живаго становится прекрасным врачом. Еще в университете у него проснулась любовь к поэзии и философии. Рож­дается сын, и кажется, что жизнь прекрасна. Но неотвратимо в эту идиллию врывается война. Юрий едет на фронт врачом.

Итак, мы видим, как творчески одаренный герой романа стре­мится к занятию своим делом и его взгляд становится, силою об­стоятельств, мерой и трагической оценкой событий века, а стихо­творения — поддержкой и подтверждением надежд и веры в долго­жданное просветление и освобождение.

Юрию Живаго в первую очередь с детства ненавистны те, кто себялюбиво вносит в жизнь соблазн, пошлость, разврат, кому не претит власть сильного над слабым, унижение человеческого досто­инства. Эти отвратительные черты воплощены в адвокате Комаров-ском, сыгравшем трагическую роль в его судьбе.

Живаго, как мне кажется, склонен сочувствовать нравственным идеалам революции, восхищаться ее героями, людьми прямых дей­ствий, как Антипов-Стрельников. Но он ясно видит и то, к чему неиз­менно приводят эти действия. Насилие, по его наблюдениям, ни к че­му, кроме насилия, не ведет. Общий ход жизни нарушается, уступая место разрухе и бессмысленным, повторяющим прежние, призывам и приказам. Он видит, как власть идеологической схемы губит всех, оборачиваясь и трагедией для того, кто ее исповедует и применяет.

 

Мне кажется, что именно эта убежденность и отличает «Докто­ра Живаго» от прозы, над которой Пастернак работал до войны.

Автор показывает все ужасы войны, но вместе с тем отмечает, что Первая мировая война — преддверие событий еще более крова­вых, страшных, переломных. Героиня романа Лариса считает, что война «была виною всего, всех последующих, доныне постигающих наше поколение несчастий».

Пастернак умело показывает нам, как война губит, калечит су­дьбы людей. Очень характерна, как мне кажется, судьба одного красного партизана, Памфила Пялых, который открыто признается Юрию Андреевичу: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офицерской, и хоть бы что. Числа, имени не помню, все водой растеклось».

По, видно, жестокость не проходит даром. Страшна и судьба Памфила Палых, который, чувствуя возмездие за сделанное, начи­нает сходить с ума в тревоге за жену и детей. Наконец, помешав­шись, убивает всю семью, которую любил безмерно.

Этот и многие другие примеры Пастернак приводит нам с целью доказать, насколько дикой является идея переделать жизнь, поско­льку жизнь не материал, а действующее начало, по своей активно­сти намного превосходящее возможности человека. Результат его действий лишь в меру внимания и подчинения ей соответствует его благим намерениям. Фанатизм, говорит нам Пастернак, губителен.

Всего несколько лет прожил после Гражданской войны главный герой. Знаменательно, что Пастернак относит смерть главного героя к 1929 году, времени слома образа жизни страны, времени перемен.

Юрий Андреевич никак не мог приспособиться к новым услови­ям, которые прекрасно подошли, например, его бывшему дворни­ку. Он не может служить, потому что от него требуют не своих мыслей и инициативы, а лишь «словесный гарнир к возвеличива­нию революции и власть предержащих*.

Но до окончания войны еще много невзгод пришлось перенести Живаго. Роман Б. Пастернака, мне думается, прежде всего о высо­кой, о великой любви. Но любовь эта горит на фоне таких страш­ных событий, подвергается таким жестоким испытаниям, что не выдерживает. Сначала насильно разлучают Живаго с семьей. Его силой мобилизуют, их отправляют за границу. Позже угроза трибу­нала заставляет его расстаться с другой любовью — Ларой.

Описания любви Юрия и Ларисы — это, по моему мнению, гимн отношениям между мужчиной и женщиной. Это именно та любовь, именно та «зарница счастья», о которой мечтает каждый из нас: любовь чистая, непорочная, всепобеждающая.

Читая и перечитывая роман, приходишь к мысли, что главное в нем скорее показано читателю, чем сказано ему в жесткой, настоя­тельной форме. Любовь к жизни, чуткость к ее голосу, доверие к ее неискаженным проявлениям — первейшая забота автора. Это про­является всего сильнее в речи главного героя. Он ценит чувство ме­ры и знает, к каким гибельным последствиям приводит насильст­венное вмешательство человека в природу и историю.

Работая над романом, Пастернак понимал, что пишет о про­шлом. Для того чтобы его текст преобразил полузабытые события в

 

слово, необходимое современникам и рассчитанное на участие в ду­ховной жизни последующих поколений, приходилось серьезно ду­мать о языке, освобождать его от устаревших частностей, острота и выразительность которых по опыту и в предвидении не были долго­вечны. Пастернак говорил, что намеренно упрощает стиль, стара­ясь передать хоть некоторую часть того неразделенного мира, хоть самое дорогое — издали, из веков отмеченное евангельской темой «тепловое, цветовое, органическое восприятие жизни».

Размышление и рассуждения о революции в романе доказыва­ют, что это не «праздник угнетенных, а тяжкая и кровавая полоса в истории нашей страны. Сегодня, спустя- многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала она, во имя чего лилась кровь, разделилась страна, возникло огромное русское зарубежье. Вероят­но, она была неизбежна,’иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и ли­цемерия. Тесть Живаго говорит ему: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декларациями… это было неслыханно бе­зоговорочно. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте толь­ко в головах создателей и только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнан­ку. Эта философия чужда мне; эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку».

Борис Пастернак хотел показать нам, что всякая власть должна стремиться к тому, чтобы люди были счастливы. Но счастье нельзя навязать силой. Счастье каждый человек ищет сам, нет его готово­го. И нельзя ради даже самых высоких идей жертвовать человече­скими жизнями, радостями, правами, которыми человек наделен от рождения силой, стоящей выше всех земных властей, и эта си­ла — Бог.

Выразить атмосферу бытия, жизнь в слове — одна из самых древ­них, насущных задач человеческого сознания. Тысячелетиями по­вторяется, что не хлебом единым жив человек, но и всяким словом Божьим. Речь идет о живом слове, выражающем я несущем жизнь.

В русской литературе это положение приобрело новый животре­пещущий интерес, главным образом благодаря художественному гению Льва Толстого. В дополнение к этому Достоевский много­кратно утверждал, что если миру суждено спастись, то его спасет красота.

«Я думаю, — говорит в романе Н. Н. Веденякин, — что если бы дремлющего в человеке зверя можно было остановить угрозою, вы­сшею эмблемою человечества был бы цирковой укротитель с хлыс­том, а не жертвующий собой проповедник. Но в том-то и дело, что человека столетиями поднимала над животным и уносила ввысь не палка, а музыка: неотразимость безоружной истины, притягатель­ность ее примера».

Роман «Доктор Живаго» занимает центральное место в творче­стве Бориса Пастернака.

Этим романом автор показывает нам, что один человек не имеет права ограничивать свободу другого, насильно навязывать некие

 

рамки поведения, идеологию, так как все мы созданы одним Твор­цом, а стало быть, имеем равные права на свободу.

Остается лишь надеяться, что нынешние перемены принесут как можно меньше бед нашей стране.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *