РЕЦЕНЗИЯ НА РОМАН А. ЖИТИНСКОГО «ПОТЕРЯННЫЙ ДОМ, ИЛИ РАЗГОВОРЫ С МИЛОРДОМ»

...
Голосуйте за сочинение

«Иногда, чтобы приблизиться к жизни, нужно довольно далеко отойти от нее. И я не хочу спасательного круга с надписью «Прав­доподобие», когда под рукой Реализм в широком понимании этого слова.

 

—  Реализм «без берегов»?

—  Нет, с берегами, с руслом, с холмиками на берегу, со стадами
коров, дающих реалистическое молоко, но чтобы река была широ­
кой и живой — Волга, к примеру, а не прямая, как палка, Лебя­
жья канавка, — ибо нашу удивительную российскую действитель­
ность может вместить река разнообразная и не менее удивитель­
ная».

Так в начале своего романа «Потерянный дом, или Разговоры с милордом* заявляет о своем творчестве ленинградский прозаик, поэт и публицист Александр Житинский.

Что такое потерянный дом или кто же такой милорд? Ми­лорд — это английский писатель XVIII века Лоренс Стерн, пора­жавший современников мудростью, веселостью, бесконечной вы­думкой, раскованностью письма. Житинский, называя Стерна од­ним из своих учителей, смело приглашает классика в соавторы. Присутствуя в романе то в виде 61-го тома из «Библиотеки всемир­ной литературы», то переходя в конкретный образ, учтивый и иро­ничный милорд сопровождает повествование до самого конца. Под двойным углом зрения — автора и милорда — все происходящее в романе обретает совершенно особый объем.

Впрочем, и события, о который повествует книга, — тоже осо­бенные. Как и в предыдущих произведениях (повести «Лестница», «Снюсь», «Хеопс и Нефертити» и других), Житинский ставит сво­их героев в обстоятельства неординарные, порой фантастические. В данном — улетает …дом, кооперативный дом. Весенним вечером вместе со своими обитателями он снимается с фундамента и, взле­тев ввысь, словно огромный дирижабль, переносится из района но­востроек с улицы Кооперации на Петроградскую сторону, к Тучко­ву мосту. Там и оседает, перекрыв собой проезжую часть старой улочки. С этого момента все персонажи романа начинают существо­вать в новых условиях, с изумлением осмысливая случившееся и ломая головы над тем, как быть дальше.

И, как всегда у Житинского, его абсолютная фантастика разра­батывается затем в мельчайших достовернейших подробностях тем самым «реализмом в широком понимании», о котором уже упоми­налось выше. Кооператоры — так именуются жильцы потерянного дома — это самые обычные люди, из тех, кого увидишь в семье, на работе, в уличной суете. Обычные, но отнюдь не заурядные. У каж­дого — своя судьба, а за судьбой личной — наша общая судьба, об­щее наше время. Вот, например, суетящийся, талантливый, но ду­шевно сломленный годами творческого застоя архитектор Евгений Демиле. Он стесняется своей фамилии, давно разочаровался в идеа­лах, расстался с мечтой создать прекрасное здание, где могли бы жить счастливые люди со всех концов земли, а также не слишком предан семье.

Дом, в котором у него крохотная квартирка для бытия, пожа­луй, единственное, что еще ему служит опорой. Но …дом улетает в неизвестном Демиле направлении, и архитектору нечем и незачем жить… За этой невеселой судьбой видится многое, и прежде всего участь целого поколения интеллигенции, которой предстоит прео­долеть внутренний кризис и вновь обрести духовные силы.

А вот другой герой — майор Рыскаль, честный служивый, кото­рому поручено опекать растерявшихся кооператоров. Майор — опытный организатор праздничных шествий, мастер направлять людские массы в нужные русла, он бескорыстно предан принципам и идеям коллективизма. Убеждения Рыскаля — осознанное подчи­нение собственного «я* общему делу. Но, будучи тонким сатири­ком, Житинский отнюдь не издевается над своим героем. Он пони­мает, что и на таких характерах многое в жизни держится и будет держаться впредь, они не списаны временем.

Другие герои романа — такие же обыватели, чудаки, пенсионе­ры, дворники-поэты, сторожа-астрофизики, доморощенные филосо­фы и элегантные приспособленцы с «дипломатами» в руках. Жи­тинский как бы создает в своем потерянном доме все наше пережи­вающее новое становление общество, болеет за своих кооператоров, причисляя к ним и самого себя. Он желает им счастья, и пусть взгляд писателя на своих героев и окрашен иронией, но при этом начисто лишен снобизма. Вместе со своим соавтором — милор­дом — автор твердо уверен: на пути в будущее можно вынести все, «если знать зачем». А знать, по мнению писателя, пора, потому что в недавнем прошлом «каждый год приносил успехи цинизму, и его чудище росло, как на дрожжах».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *