РЕЦЕНЗИЯ НА ПОВЕСТЬ Б. Л. ВАСИЛЬЕВА «А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ…» (IV вариант)

загрузка...
Голосуйте за сочинение

Недавно я прочла повесть Бориса Васильева «А зори здесь ти­хие…». Необычная тема. Необычная, потому что написано о войне так много, что не хватит одной книги, если вспоминать только од­ни названия книг о войне. Необычная, потому никогда не переста­нет волновать людей, бередя старые раны и душа болью сердца. Не­обычная, потому что память и история в ней слились воедино.

Я, как и все мои ровесники, не знаю войны. Не знаю и не хочу войны. Но ведь ее не хотели и те, кто погибали, не думая о смерти, о том, что не увидят больше ни солнца, ни травы, ни листьев, ни детей. Те пять девчонок тоже не хотели войны!

Повесть Бориса Васильева потрясла меня до глубины души. Ри­та Осянина, Женя Комелькова, Лиза Бричкина, Галя Четвертак. В каждой из них я нахожу немного от себя, они мне близки. Каждая из них могла бы быть моей мамой, могла рассказывать мне о пре­красном, учить жить. А я могла бы оказаться на месте любой из них, потому что мне тоже нравится вслушиваться в тишину и встречать такие вот «тихие-тихие зори».

Я даже не знаю, кто из них мне ближе. Они все такие разные, но такие похожие. Рита Осянина, волевая и нежная, богатая ду­шевной красотой. Она — центр их мужества, она — цемент подви­га, она — Мать! Женька… Женя, Женечка, веселая, смешливая, красивая, озорная до авантюр, отчаянная и уставшая от войны, от боли, от любви, долгой и мучительной, к далекому и женатому че­ловеку. Соня Гурвич — воплощение ученицы-отличницы и поэти­ческая натура — «прекрасная незнакомка*, вышедшая из томика стихов Александра Блока. Лиза Бричкина… «Эх, Лиза-Лизавета, учиться бы тебе!» Учиться бы, повидать бы большой город с его те­атрами и концертными залами, его библиотеками и картинными галереями. А ты, Лиза… Война помешала! Не найти тебе своего счастья, не писать тебе лекций: не успела увидеть все, о чем мечта­ла! Галя Четвертак, так и не повзрослевшая, смешная и неуклюже детская девчонка. Записки, побег из детского дома и тоже мечты… стать новой Любовью Орловой.

Никто из них не успел осуществить свои мечты, просто не успе­ли они прожить собственную жизнь. Смерть была у всех разная, как разными были и их судьбы: у Риты — усилие воли и выстрел в висок; у Жени — отчаянная и немного безрассудная, она могла бы спрятаться и остаться в живых, но не спряталась; у Сони — удар кинжалом в поэзию; у Гали — такая же болезненная и беспощад­ная, как она сама; у Лизы — «Ах, Лиза-Лизавета, не успела, не смогла одолеть трясину войны…».

И остается старшина Басков, о котором я еще не упомянула, один. Один среди боли, муки; один со смертью, один с тремя плен­ными. Один ли? Впятеро больше у него теперь сил. И что было в нем лучшего, человечного, но спрятанного в душе, все раскрылось вдруг, и что пережил, перечувствовал он за себя и за них, за его девчонок, его «сестричек».

Как сокрушается старшина: «Как же жить-то теперь? Почему

 

это так? Ведь не умирать им надо, а детей рожать, ведь матери — они!» Поневоле навертываются слезы, когда читаешь эти строки.

Но надо не только плакать, надо и помнить, потому что мертвые не уходят из жизни тех, кто их любил. Они только не стареют, оставаясь в сердцах людей вечно молодыми.

Почему же все-таки именно это произведение памятно мне? На­верное, потому, что писатель этот — один из лучших писателей на­шего времени. Наверно, потому, что Борис Васильев сумел повер­нуть тему войны той непривычной гранью, которая воспринимает­ся особенно болезненно. Ведь мы, и я в том числе, привыкли соче­тать слова «война» и «мужчины», а здесь женщины, девушки и война. Васильев сумел так построить сюжет, так все связать воеди­но, что трудно выделить отдельные эпизоды, повесть эта — единое целое, слитное. Прекрасный и неразделимый памятник: пять деву­шек и старшина, вставшие посреди русской земли: леса, болот, озер, — против врага, сильного, выносливого, механически убива­ющего, который и по числу значительно превышает их. Но они не пропустили никого, стояли и стоят, вылитые из сотен и тысяч по­хожих судеб, подвигов, из всей боли и силы русского народа.

Женщины, русские женщины, победившие воину и смерть! И каждая из них живет во мне и других девчонках, просто мы не за­мечаем этого. Ходим по улицам, говорим, думаем, мечтаем, как они, но наступает миг, и мы ощущаем уверенность, их уверен­ность: «Смерти нет! Есть жизнь и борьба за Счастье и за Любовь!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *