РЕЦЕНЗИЯ НА КИНОФИЛЬМ «БРАТ»

Голосуйте за сочинение

Фильм «Брат» Алексея Балабанова был снят кинокомпанией «СТВ» в 1997 году. Главные роли исполняли Сергей Бодров, Вик­тор Сухорукое, Светлана Письминченко, Юрий Кузнецов, Вячеслав Бутусов. Продолжительность фильма (всего 95 минут) не велика. Но это новое русское кино сразу же стало участником официальной программы 50-го Каннского фестиваля. Почему «новое русское»? Да потому, что «Брат» действительно оказался самой громкой и яр­кой отечественной премьерой прошлого года, которая покорила сердца российских зрителей.

Главный герой картины Данила Багров, демобилизованный из армии, вернулся в свой родной городок. Но скучная жизнь россий­ской провинции не устраивала его, и, ища себе на молодую голову приключений и испытывая судьбу, он решил податься во вторую столицу России — Петербург. Там, по слухам, уже несколько лет процветает его старший брат. Но все оказалось не так-то просто — брат был наемным убийцей… Здесь режиссер излагает свою, навер­ное, излюбленную историю (ту, которая сейчас царит в жизни) — о мире, погубившем душу молодого человека, Балабанов создает сю жетную конструкцию современного боевика, тем самым вводит в заблуждение зрителей, понявших фильм как историю очередного симпатяги киллера, коих прошло по экранам предостаточно. Но

 

фильм «Брат» не об этом. Здесь звучит мотив братской внутренней неразрывной связи. Старший брат, сделав Данилу также професси­ональным убийцей, чистильщиком, словом, современным килле­ром, подставляет его, бросая на произвол судьбы, потому что дол­жен спасаться и думать только о своей собственной шкуре. Но Да­нила сумел понять и простить брата, так как они «одной крови». В фильме можно найти и тему убийства, и сюжетный зачин с кино­съемками, на которые случайно забредает герой (просто Балабанов решает посмотреть, при каких условиях в городе можно выжить…). Наиболее остро и глубоко находит герой свое переживание ошелом­ляющего мгновения встречи провинциала с огромным городом, чу­жим, холодным, враждебным, в котором Данила чувствует себя ни­чтожным, одиноким и беспомощным.

Первое ощущение оказалось неизгладимым. А. Балабанов за­ставляет главного героя неприкаянно слоняться по лабиринтам улиц в поисках брата и жилья, бросает его в объятия общества нар­команов и дворовых тусовок, наделяет пугающим чувством потери своего собственного «я? и дарит как бы зыбкое отдохновение в не­замысловатых песенках Вячеслава Бутусова, согревающих его бес­приютное сердце.

Режиссер как бы пробует себя в жанре современного боевика. Он выбирает сегодняшний шумный многолюдный город — Петер­бург. В каком бы временнбм ракурсе и через какую бы сюжетную призму ни искал режиссер, он видел одно: никем вокруг не заме­ченную трагедию маленького человека из толпы. Судьба, оборвав Даниле крылья, бросает его в самое жаркое пекло жизни, к банди­там, вне привычной системы жизненных координат.

Исходная ситуация фильма «Брат» Балабанова — это ситуация мистического триллера, происходящего, кажется, в рамках абсур­да. Автор сценария сталкивает героя один на один с миром-оборот­нем, который принял облик Города-монстра, Города-убийцы и во­льготно раскинулся на русской земле. Режиссер заставляет Данилу попробовать жить в нем, что на деле оказывается сродни путешест­вию по кругам ада, особо страшному еще и потому, что герой этого не осознает и не ощущает его действия. В этом Городе герой беско­нечно блуждает по одним и тем же улицам. Время от времени его пути-дорожки пересекаются с теми, кто ему дорог или нужен, кто протянет ему руку помощи и откроет сердце, полное сочувствием и пониманием. Это происходит или на немецком кладбище, или в трактире-забегаловке. Но не стоит искать в этом скрытый смысл, так же как и в том, почему по улицам Петербурга часто одиноко катит блуждающий трамвайчик, вроде бы обещающий спасение, готовый увести человека от опасности — и даже не от самого ли се­бя? Но на нем не уехать далеко, не вырваться из заколдованного круга…

Балабанов дает своему персонажу такое прошлое, которое нор­мальный человек вынести может, лишь отказавшись оценивать его и думать о нем, — войну. О ней в фильме почти не говорится, ни­каких примет ее нет, кроме одной-единственной исковерканной ду­ши обыкновенного милого мальчика Данилы (Сергей Бордов), в ме­ру неразвитого, в меру порядочного, отзывчивого, умеющего быть

 

благодарным и чувствующего ответственность за близких. Но вой­на отучила его видеть во враге человека. И теперь брату достаточно сказать Даниле: тот — мафиози, тот — банкир, тот угрожает, — и Данила равнодушно стреляет.

Вот так и путешествует по мегаполису мальчик с наполовину умершей душой, как зверь по чужому лесу, — приглядываясь, го­товя себе запасные убежища, всегда настороже, готовый к внезап­ным нападениям. И Город покоряется ему — прячет в своих пере­улках, уберегает от врагов, дарит жилье и нужные встречи. Как сказал его друг по кличке Немец, что «Город — это злая сила. Си­льные приезжают — становятся слабыми. Город забирает силу». Мертвое притягивает мертвых, живое — живых. Сам не понимая, что с ним произошло и в кого он превратился, Данила оказался по­середине между чудовищем — Городом и живыми обычными людь­ми, между смертью, легко творимой его руками, и романтическими песнями «Наутилуса*, которые впитывает в себя как наркотик.

В жестокой сказке Балабанова нет хорошего конца и нет вообще как такового. Мои слезы здесь ничего не изменяют. Да, хотя Город отпустил Данилу. Может быть, потому, что они «одной крови»? Но не спасение ждет юношу за его пределами — под полой куртки уносит он обрез…

Балабанов проявил себя как режиссер, тонко чувствующий из­бранный жанр, обладающий абсолютным композиционным чутьем и сориентированный на создание выразительного музыкального об­раза, который является и знаком времени, и характерной реально­сти, и отображением душевного состояния человека. Герои фильма не способны сформулировать свое отношение к происходящему, но ощущают все непосредственно, чувственно, через музыку, звук.

Из-за всего этого «Брат» не позволяет сомневаться в его безу­словном лидерстве.

Как показывает статистика, зрительский успех «Брата» склады­вается сразу из нескольких составных частей. Вряд ли на него осо­бенно повлияли призы «Кинотавра» или даже участие в официаль­ной программе Каннского кинофестиваля. Самое главное — нако­нец-то впервые за несколько лет появился фильм, вызвавший дей­ствительный, а не привычно подогретый рекламой общественный интерес. Не столько модно было смотреть «Брата», сколько немод­но его не посмотреть и не высказать по его поводу собственное мне­ние. «Брат» стал поводом для самостоятельных обобщений: хорошо ли, когда символом эпохи становится киллер (пусть даже люби­тель)? Кроме того, своим спорным подходом к показу межнациона­льных отношений (русские, чеченцы, немцы) фильм наконец-то сделал рассуждение о политкорректности в российском искусстве обоснованными.

Другой не менее важной причиной победы «Брата» стало долго­жданное появление в российском кино героя действия. Брать при­мер с Данилы Багрова, конечно, не хочется (да, пожалуй, и не сто­ит), но следить за его похождениями с интересом можно без труда. Поэтому очень показателен успех «Брата». Сейчас купить этот фильм можно где угодно. Это кино, которое (хотя бы некоторое время, а может, и навсегда) останется в домашних видеотеках на-

 

равне с классикой отечественной комедии и американскими боеви­ками. Пока это едва ли не главный показатель того, что фильм дей­ствительно замечен зрителями. Он нужен русским, так как подчер­кивает смысл нашего сегодняшнего существования и образа жизни многих русских, и не только «новых».

На мой взгляд, самой высокой оценки заслуживают и режиссер­ская, и все без исключения актерские работы (особенно потрясаю­щий воображение образ главного героя, созданный молодым акте­ром Сергеем Бодровым), буквально заставляющие зрителей «вклю­читься* в сюжет, и множество поднятых в фильме проблем, други­ми глазами посмотреть на новое «потерянное» поколение пришед­ших с войны молодых людей, обожженных изнутри и потому рав­нодушных ко всему, что кажется нам таким естественным: добро­та, сострадание, а также простое человеческое стремление радова­ться жизни и каждому новому дню.

Несмотря на «черный» сюжет, не столь развлекающий зрителя, сколько ужасающий его, картина «Брат» не оставляет чувства без­надежности и опустошения — она зовет «вырваться» из плена мрачных переживаний и сделать что-нибудь действенное для того, чтобы каждый из нас ощутил светлую радость жизни, вспомнил и не дал забыть другим о том, что человек создан для счастья, любви и созидания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *