РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕСТИ И О СОВЕСТИ

Голосуйте за сочинение

Закон, живущий в нас, называ­ется совестью. Совесть есть собст­венно применение наших поступ­ков к этому закону.

И. Кант

Стыд и честь — как платье, чем больше потрепаны, тем беспеч­нее к ним относишься,

АпулеИ

Честь и совесть?! Многие люди употребляют эти слова в повсед­невной жизни. А ведь если спросить их, каково значение этих слов, то ответят далеко не все. Да и ответы будут совершенно разными.

Почему? Да потому, что вопрос этот гораздо сложнее, чем ка­жется на первый взгляд. И вот сейчас этот вопрос передо мной. И найти на него однозначный ответ сразу я не могу. Открываю эн­циклопедический словарь на слове «совесть» и читаю:

«Совесть — понятие морального сознания, убежденность в том, что является добром и злом, сознание нравственной ответственно­сти за свое поведение». Я полностью согласен с определением авто­ра данного словаря, но все-таки особенно выделил бы конец этой формулировки: «совесть — сознание нравственной ответственности

 

за свое поведение». С совестью стало уже чуть-чуть яснее, осталось

разобраться со словом «честь». Переворачиваю еще несколько стра­ниц, нахожу слово «честь» и читаю: «честь — достойные уважения и гордости моральные качества и этические принципы личности». И с этим определением можно согласиться. Но от себя я поставил бы вопросительный знак рядом со словом «гордость».

По моему мнению, которое я не хочу никому навязывать, слова «гордость» и «честь» немного противоречат друг другу, но это лишь мое мнение.

Однако все определения, написанные выше, являются очень об­щими. Понимание как совести, так и чести претерпевало измене­ние со временем. Корни этих слов уходят далеко в прошлое, одна­ко, как мне кажется, их стоит начинать рассматривать со средне­вековья. Не одно произведение посвящено этой эпохе, но одним из наиболее значительных и ярких я считаю произведение Мигеля де Сервантеса «Дон Кихот». Читая этот роман, невольно проникаешь­ся духом средневековья, духом благородных рыцарей, которым присущи и совесть, и конечно же честь. Мне кажется, что сложи­лось такое мнение, что понятия «рыцарь» и «честь» неразделимы. В романе действительно Дон Кихот защищает более слабых, а уж чего стоят подвиги этого бесстрашного рыцаря ради своей возлюб­ленной. В нашей стране этой эпохи не было. Именно этим в свое время было вызвано такое отношение Гитлера к нашей стране. Но отсутствие этой эпохи в истории нашей страны нельзя назвать не­достатком. Да, Мигель де Сервантес описал Дон Кихота, показав его воплощением чести, достоинства и благородства. Но, вопреки сложившемуся мнению, на одного такого «Дон Кихота» приходи­лось, по меньшей мере, двадцать «рыцарей», которым понятия «совести» и «чести» были совершенно чуждыми и которые только и занимались тем, что пьянствовали и «портили» деревенских де­вушек.

Как и все, эпоха средневековья прошла, и пришли другие вре­мена, совершенно другие, и вместе с ними изменилось значение че­сти и совести. Чтобы проследить это время, я выбрал произведение Маргарет Митчелл «Унесенные ветром». В этом романе на суд чи­тателя представляются уже совершенно другие люди, с совершенно другой системой ценностей. И в большинстве своем они обладают и честью, и совестью, если следовать определению, данному в начале сочинения. Доказать? Пожалуйста, на примере южан.

Совесть — убежденность в том, что является добром и злом. Чи­тая сцены, происходящие на пикнике в «Двенадцати дубах», пони­маешь, что все южане одобряют Конфедерацию и все, происходя­щее в ней, считая это добром, северян же они считают злом. Со­весть — сознание нравственной ответственности за свое поведение. Почти все южане уверены, что, воюя с северянами, они выполняют то, что должны делать, выполняют свой долг. Честь — достойные уважения и гордости моральные и этические принципы личности. Но ведь так оно и есть. Уважаются люди, борющиеся за свободу Конфедерации, а люди, выступающие против или даже сомневаю­щиеся, встречают не понимание, а презрение. У северян же совер­шенно другая система ценностей, но можно также легко доказать,

 

что и они обладают честью и совестью. Главные же герои стоят не­сколько особняком на фоне остальных, и такие понятия, как честь и совесть, к ним неприменимы. И Ретт Батлер, и Скарлетт немного опередили свою эпоху…

Но Гражданская война в Америке прошла, южане и северяне также ушли в историю. Пришла новая эпоха, замечательно описан­ная Теодором Драйзером. Мое любимое литературное произведе­ние — трилогия Теодора Драйзера «Трилогия желания», и особен­но ее первая часть «Финансист». Читая это произведение, невольно убеждаешься, что совесть и честь у людей отходят даже не на вто­рой план, а куда-то очень-очень далеко. Действия людей, в особен­ности Фрэнка Каупервуда, диктуются прежде всего своими жела­ниями, сложившейся ситуацией, симпатией, неприязнью, да чем угодно, только не совестью и честью. Ведь не совесть же подсказала Фрэнку «ограбить» городское казначейство! Конечно, не все люди были такими, как главный герой, Фрэнк Каупервуд являлся все-таки воплощением Америки того времени.

Так получилось, что в своем сочинении я использовал только зарубежную литературу, но сейчас я попробую исправить этот не­достаток. Надо сказать, что наша страна в своем развитии шла по совершенно другому пути, поэтому и понятия чести и совести были совсем другими.

Это очень хорошо видно на примере одного из моих любимых произведений русской литературы «Судьба человека», написанного Михаилом Шолоховым. Главный герой рассказа Андрей Соколов предстает перед читателем человеком бесконечной воли, чести и со­вести. Разве мог бы тот же Фрэнк Каупервуд или Ретт Батлер пере­нести испытания, выпавшие на долю простого русского солдата? Разве могли бы они пожертвовать лучшими годами своей жизни, здоровьем, семьей ради ‘свой родины? Вряд ли! Да никогда, потому что не было у них никогда ни чести, ни совести. Именно честь и со­весть помогли главному герою перенести весь ужас войны и вы­жить.

Наша страна всегда будет оставаться самой богатой, самой сильной, самой-самой, потому что нигде вы не встретите таких лю­дей, как Андрей Соколов! Пусть в России и стали появляться лю­ди, которые готовы плевать на честь и совесть, их число всегда бу­дет небольшим по сравнению с числом порядочных людей, кото­рым честь и совесть не чужды. Так можно размышлять до беско­нечности. Сейчас, перечитав написанное, я понял, что понятия че­сти и совести очень условны, очень субъективны. Они зависят от системы ценностей, принятой в какой-либо стране, в каком-либо кругу. В разных странах, у разных людей совесть и честь имеют совершенно неодинаковые толкования, значения. И очень хочется надеяться, что когда-нибудь в будущем понятия чести и совести во всем мире будут одинаковыми, объединяющими в разных странах сейчас и тех, которые были раньше, но не дошли до нашего време­ни.

И очень хочется, чтобы как можно больше людей обладали та­кими достоинствами, как честь и совесть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *