ПУШКИН В ТВОРЧЕСТВЕ АННЫ АХМАТОВОЙ

загрузка...
Голосуйте за сочинение

Творчество Пушкина, его гений были од-
ним из источников вдохновения великой по-
этессы «серебряного века» Анны Ахматовой.
Лучшие поэты «серебряного века» сформи-
ровались под влиянием музы великого рус-
ского поэта, вобрали в себя все лучшее, что
привнес в русскую поэтическую традицию
Александр Сергеевич Пушкин. Влияние его
творчества на Анну Ахматову особенно силь-
но не только в силу обстоятельств, но и той
огромной любви, которую питала поэтесса к
Пушкину.
Каковы же были названные выше обстоя-
тельства? Дело в том, что Анна Ахматова
царскоселка. Ее отроческие, гимназические
годы прошли в Царском Селе, теперешнем
Пушкине, где и сейчас каждый невольно
ощущает неисчезающий пушкинский дух. Те
же Лицей и небо, и так же грустит девушка
над разбитым кувшином, шелестит парк и
мерцают пруды… Анна Ахматова с самого дет-
ства впитала воздух русской поэзии и культу-
ры. В Царском Селе написаны многие стихи
ее первого сборника «Вечер». Вот одно из них,
посвященное Пушкину:
Смуглый отрок бродил по аллеям,
У озерных грустил берегов,
И столетие мы лелеем
Еле слышный шелест шагов.
Иглы сосен густо и колко
Устилают низкие пни…
Здесь лежала его треуголка
И растрепанный том Парни.
В этом стихотворении отразились особен-
ности восприятия Анной Ахматовой Пушки-
на — это и живой человек («Здесь лежала его
треуголка»), и великий русский гений, память
о котором дорога каждому («И столетие мы
лелеем еле слышный шелест шагов»).
Муза возникает перед Ахматовой в «са-
дах Лицея» в отроческом облике Пушкина —
лицеиста-подростка, не однажды мелькавшего
в «священном сумраке» Екатерининского пар-
ка. Мы ощущаем, что ее стихи, посвященные
Царскому Селу и Пушкину, проникнуты не-
ким особенным чувством, которое можно да-
же назвать влюбленностью. Не случайно ли-
рическая героиня ахматовской «Царскосель-
ской статуи» относится к воспетой великим по-
этом красавице с кувшином как к сопернице.
Я чувствовала смутный страх
Пред этой девушкой воспетой.
Играли на ее плечах
Лучи скудеющего света.
И как могла я ей простить
Восторг твоей хвалы влюбленной…
Смотри, ей весело грустить
Такой нарядно обнаженной.
Сам Пушкин подарил бессмертие этой кра-
савице:
Урну с водой уронив, об утес ее дева разбила.
Дева печально сидит, праздный держа черепок.
Чудо! Не сякнет вода, изливаясь из урны
разбитой;
Дева, над вечной струей, вечно печальна
сидит.
Ахматова с женской пристрастностью вгля-
дывается в знаменитое изваяние, пленившее
когда-то поэта, и пытается доказать, что веч-
ная грусть красавицы с обнаженными плеча-
ми давно прошла. Вот уже около столетия
она втайне радуется своей завидной и без-
мерно счастливой женской судьбе, дарован-
ной ей пушкинским словом и именем… Можно
сказать, что Анна Ахматова пытается оспорить
и сам пушкинский стих. Ведь ее собственное
стихотворение озаглавлено так же, как и у
Пушкина, — «Царскосельская статуя».
Это небольшое ахматовское стихотворе-
ние критики относят к одному из лучших в
поэтической пушкиниане. Потому что Ахма-
това обратилась к нему так, как только она
одна и могла обратиться, — как влюбленная
женщина. Надо сказать, что эту любовь она
пронесла через всю свою жизнь. Известно,
что она была оригинальным исследователем
творчества Пушкина.
Ахматова так писала об этом: «Примерно
с середины двадцатых годов я начала очень
усердно и с большим интересом заниматься…
изучением жизни и творчества Пушкина…
«Мне надо привести в порядок мой дом», —
сказал умирающий Пушкин. Через два дня
его дом стал святыней для его родины… Вся
эпоха стала называться пушкинской. Все
красавицы, фрейлины, хозяйки салонов, ка-
валерственные дамы постепенно начали име-
новаться пушкинскими современниками… Он
победил и время и пространство. Говорят:
пушкинская эпоха, пушкинский Петербург.
И это уже к литературе прямого отношения
не имеет, это что-то совсем другое». А. Азйиа-
товой принадлежат многие литературоведче-
ские статьи о Пушкине: «Последняя сказка
Пушкина (о «Золотом петушке»)», «Адольф»
Бенжамена Констана в творчестве Пушкина»,
«О «Каменном госте» Пушкина», а также рабо-
ты «Гибель Пушкина», «Пушкин и Невское
взморье», «Пушкин в 1828 году» и другие.
Любовь к Пушкину не в малой степени
определила для Ахматовой реалистический
путь развития. Когда кругом бурно развива-
лись различные модернистские направления,
поэзия Ахматовой порой выглядела даже ар-
хаичной. Краткость, простота и подлинность
поэтического слова — этому Ахматова учи-
лась у Пушкина. Именно такой, подлинной,
была ее любовная лирика, в которой отрази-
лись многие и многие судьбы женщин, «вели-
кая земная любовь»:
Эта встреча никем не воспета,
И без песен печаль улеглась.
Наступило прохладное лето,
Словно новая жизнь началась.
Сводом каменным кажется небо,
Уязвленное желтым огнем,
И нужнее насущного хлеба
Мне единое слово о нем.
Ты, росой окропляющий травы,
Вестью душ/у мою оживи, —
Не для страсти, не для забавы,
Для великой земной любви.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *