ПИСАТЕЛЬ НЕ СУДЬЯ, А ЛИШЬ БЕСПРИСТРАСТНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ ЖИЗНИ»

загрузка...
Голосуйте за сочинение

Литература — древнейшее искусство. С незапамятных времен люди пытались выразить в словах свою жизнь, свои мысли и чувст­ва. Сначала это были устные сказания, бережно хранимые в памя­ти и передаваемые из поколения в поколение, потом, с возникнове­нием письменности, стала возможной более совершенная и, если можно так выразиться, более эффективная передача этих сведений. Так появились летописи, а вслед за ними и художественная лите­ратура. Однако любое произведение, будь то роман, повесть, рас­сказ, поэма и т. д., строится по одному принципу: сюжет развора­чивается на фоне исторических событий, которые могут даже не упоминаться, но в любом случае описываемая эпоха диктует свои условия и оказывает порой незримое, а порой вполне ощутимое влияние на судьбы героев, и писатель волей-неволей дает свою оценку этой эпохе и сопутствующим ей событиям. (Хотя, конечно, всякому правилу соответствуют исключения.)

Слова А. П. Чехова, вынесенные в название темы данного сочи­нения, верны лишь отчасти. Почему? Потому что автор может быть беспристрастным только тогда, когда описываемая эпоха достаточ­но далека от него во времени (в этом он, кстати, сродни историкам, перед которыми стоит та же проблема объективности оценки). Это­му есть несколько причин. Во-первых, современное писателю пра­вительство. Кто осмелится открыто выразить свои взгляды на су­ществующий режим? Применительно к России: сейчас это возмож­но {при якобы демократии) и даже модно, а в XIX веке или в тече­ние практически всего XX века? Такое означало бы если не заклю­чение, не смерть, то по крайней мере конец писательской карьеры. Поэтому авторам приходилось либо писать «в стол», либо подстра-

 

иваться под цензуру, а в таком случае говорить об объективности вообще не приходится. Во-вторых, современная писателю эпоха слишком близко его касается: то, что он описывает в своих произ­ведениях, теоретически может произойти и с ним, и с его близкими и друзьями. Наконец, автор — это просто человек, со своими вку­сами, симпатиями и антипатиями, и он не в состоянии выйти за рамки самого себя. Быть по-настоящему объективным может толь­ко холодный, бесстрастный циник, который на все взирает с равно­душным любопытством. Но таких людей мало, и их называют мо­ральными уродами. Писатель же, если он истинный творец, не рав­нодушен просто по определению, ведь человек берется за перо по двум причинам: он хочет поговорить о себе либо он хочет выска­зать свое мнение по тому или иному вопросу.

Русские писатели конечно же не избежали этой участи. Объек­тивен Л. Н. Толстой, описывая Отечественную войну 1812 года? Да, объективен, потому что его отделяет от этой войны более полу­века. (Я не говорю о созданных им образах исторических деятелей, это уж дело вкуса.) А Пушкин, Гоголь, Достоевский изображали в своих произведениях «маленького человека», его мир или «город­ское дно»? Тот же Чехов, говоря о судьбах русской интеллигенции? Или Шолохов, описывая гражданскую войну 1918—1922 годов? Нет. Безусловно, каждый из них пытается быть беспристрастным, подняться над изображаемыми событиями, но… Пушкину, Гоголю и Достоевскому это не удается просто потому, что говорить о под­нимаемых этими писателями (особенно Достоевским) проблемах спокойно невозможно. Чехова судьба русской интеллигенции слишком близко касалась. Шолохов, пожалуй, наиболее беспри­страстен, но и он не смог добиться полной объективности историка вплоть до констатации факта — несмотря на все усилия автора, со­чувствие к красноармейцам все равно прорывается.

Как видно из вышеизложенного, все это в принципе закономер­но. Писатель, в отличие от историка, может себе позволить не быть объективным, ведь он не судья, а лишь свидетель, на основании по­казаний которого впоследствии будет вынесен справедливый приго­вор эпохе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *