ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ЛИРИКА А. С. ПУШКИНА (вариант 2)

...
Голосуйте за сочинение

Тема любви к отечеству, служения ему
проходит через все творчество Пушкина. Ге-
ниальный русский поэт, отразивший жизнь
народа в ее разнообразных проявлениях, не
смог бы стать олицетворением русского на-
ционального духа без искреннего проявления
патриотических чувств.
Уже в первом произведении, с которым
Пушкин вышел в большую литературу, вы-
звавшем слезы умиления у престарелого Дер-
жавина, стихотворении «Воспоминания в Цар-
ском Селе», Пушкин поэтизирует патриоти-
ческий порыв и воинскую доблесть россиян.
Выдержанное в высоком одическом стиле в
соответствии с эстетикой Ломоносова, насы-
щенное церковнославянской лексикой, тяжело-
весное стихотворение посвящено победе рус-
ского оружия в Отечественной войне 1812 года.
Страшись, о рать иноплеменных!
России двинулись сыны;
Восстал и стар и млад; летят
на дерзновенных,
Сердца их мщеньем зажжены.
Вострепещи, тиран! Уж близок час паденья*.
Ты в каждом ратнике узришь богатыря,
Их цель иль победить, иль пасть
в пылу сраженья
За Русь, за святость алтаря.
Поэт гордится «воителем поседелым», по-
бедившим «надменного галла» и принесшим
спасение и благотворный мир земле, и сокру-
шается оттого, что пожаром уничтожена «кра-
са Москвы стоглавой, родимой прелесть сто-
роны». Гордость за столицу, пожертвовавшую
своими архитектурными шедеврами, но не
отдавшую Наполеону ключи от города, на
всю жизнь осталась одним из самых ярких
впечатлений поэта. Этот подъем националь-
ного духа вдохновлял Пушкина на творчест-
во всю жизнь:
Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас…
Разгром наполеоновских войск, принес-
ших свободу народам Европы, но самонаде-
янно решивших поработить русскую держа-
ву, внушил передовым людям страны надеж-
ду на достойную жизнь русского народа,
освобождение от крепостного гнета, общест-
венное устройство на принципах соблюде-
ния элементарных прав человека. Однако
надеждам народа-победителя не суждено
было сбыться: самодержавие ужесточило со-
циальный гнет, чтобы отстоять полноту своей
власти:
Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман.
И все же юный поэт призывает не отчаи-
ваться, не замыкаться в своих разочарован-
ных надеждах, а стремиться к достижению
своих идеалов. Нравственная зрелость Пуш-
кина — в понимании необходимости «вольно-
сти святой», которая столь же желанна, как
«ждет любовник молодой минуты верного
свиданья». Духовные ценности для поэта бо-
лее значимы, чем естественные в юном воз-
расте чувственные радости, нет выше цели
служения Родине, поэтому так просто и убе-
дительно звучат возвышенные строки:
60
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
Понятия свободы и отчизны для автора
неразделимы: приверженность идеалам пер-
вой неизбежно приводит к служению второй,
и, наоборот, стремление посвятить себя отчиз-
не без вольнолюбия и свободомыслия невоз-
можно, так как не принесет пользы обществу.
В сущности, в представлении Пушкина лю-
бовь к родине и любовь к свободе — синони-
мы. Эти возвышенные и святые чувства отве-
чали настроениям передовой молодежи того
времени, поэтому были восторженно воспри-
няты прогрессивной читательской средой.
В стихотворении «Деревня» объективно-
точно изображен райский уголок России:
незатейливая, умировотворенная природа,
«везде следы довольства и труда». Автора
вдохновляет эта идиллическая картина, спо-
собствующая размышлениям, спокойной ду-
шевной работе. Но безмятежная радость от
созерцания «пустынного уголка» омрачается
сознанием вопиющей социальной несправед-
ливости:
Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность,
и время земледелъца<…>
Здесь тягостный ярем до гроба все влекут,
Надежд и склонностей в душе питать
не смея…
Не менее чем сам факт социального нера-
венства угнетает поэта пассивность крепост-
ного крестьянства, безропотно, как единст-
венную форму общественных отношений,
сносящего обиды. Подлинная любовь к наро-
ду для Пушкина — это не набор красивых
слов, а пробуждение в нем чувства собствен-
ного достоинства, активной социальной пози-
ции, стремления к усовершенствованию об-
щественных отношений. Поэт не только вы-
ражает свое восхищение простотой нравов и
патриархальной прелестью русской деревни,
он как пророк, народней трибун ведет за со-
бой людей. Пушкин бывает беспощадно же-
стким к народу в минуты отчаяния от его
долготерпения; правда, не менее требовате-
лен он и к себе за свое неумение донести до
масс призыв к свободе. Поэт не раздает пус-
тые комплименты, но он искренен в критиче-
ских оценках, когда сталкивается с непроби-
ваемой стеной безразличия к собственной
судьбе. Пушкин возмущен и оскорблен в сво-
их самых искренних порывах и поэтому
крайне язвителен, горько ироничен:
Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь,
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.
И все же такая критическая оценка наро-
да — скорее жест отчаяния и отчасти лите-
ратурный прием, призванный четче обозна-
чить проблему. Пушкин верит в созидатель-
ные силы народа, в его светлое будущее,
высокую духовность и нравственную цель-
ность. Любовь его к народу действенная,.как
требовательная, так и самоотверженная,
зрячая, не желающая мириться с рабским
существованием.
Пушкин гордился патриотизмом русского
народа, его способностью мобилизовать свои
силы в трудный для родины час. Несмотря на
сочувственное отношение поэта к Француз-
ской революции 1830 года, он с негодованием
отвергает попытки Запада навязать свои соци-
альные ценности военным путем. Экспансия
страны, добившейся значительных успехов
в реформировании общественных отношений,
для Пушкина унизительна и неприемлема.
Великая держава, объединяющая разные на-
роды, всегда готова в едином патриотическом
порыве дать отпор интервентам:
Иль мало нас? От Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной
Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?
Гордость вызывает не только патриотиче-
ский подъем и единство всех народов России
в годину тяжких испытаний. Пушкина вос-
хищает искусство народа, верность «преда-
ньям старины глубокой», крестьянский ум.
«Взгляните на русского крестьянина, — пи-
сал поэт в «Путешествии из Москвы в Пе-
тербург», — есть ли и тень рабского униже-
ния в его поступках и речи? О его смелости
61
и смышлености и говорить нечего. Переим-
чивость его известна. Проворство и ловкость
удивительны.,.»
Много прекрасных строк посвятил Пуш-
кин русскому народу, его истории. Многие
его стихи стали песнями благодаря музы-
кальности и образности, свойственной устно-
му поэтическому творчеству. Истинно наци-
ональный русский поэт глубоко ценил твор-
чество народа, учился у него и искренне
наслаждался им:
Пой: в часы дорожной скуки,
На дороге, в тьме ночной
Сладки мне родные звуки
Звонкой песни удалой.
Таким образом, Пушкин как истинный
патриот не идеализировал свою родину и на-
род, но вместе с тем, прекрасно понимая не-
возможность радикальных перемен, верил в
лучшее будущее России. И надежды свои
связывал не только с деятельностью молодо-
го поколения дворян, но и с внутренним, ду-
ховным потенциалом народа в целом.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *