ОБЪЕДИНЯЮЩЕЕ НАЧАЛО ОНЕГИНА И ЛЕНСКОГО (по роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин)

...
Голосуйте за сочинение

Всесторонне познакомив читателя с Евге-
нием Онегиным, Пушкин вводит в действие
романа второго главного героя — Владимира
Ленского и тут же дает обоим точную харак-
теристику:
Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
И при этой непохожести Онегин и Лен-
ский тем не менее имеют нечто общее, род-
нящее и сближающее их, Именно это общее
и привлекает Пушкина, помогая создать во-
круг героев нужный ему мир. Именно они
станут для поэта теми персонажами, опира-
ясь на которые он построит свою концепцию
мыслящего человека эпохи.
Из первой главы читатель узнает о вос-
питании Онегина, образовании, интересах,
распорядке дня, о впечатлении, произведен-
ном на общество молодым героем, Что же
можно выделить главное в этом повествова-
нии об Онегине?
Вероятно, то, чем герой резко выделялся
из своей среды. В эпоху, когда властителями
дум были поэты и философы, Онегин явно
тяготеет к точным наукам, к политэкономии
Адама Смита, которую, кстати, вскоре попы-
тается применить в своей деревенской жиз-
ни: «Ярем он барщины старинной оброком
легким заменил; и раб судьбу благословил».
Однако самым главным в этом рассказе о ге-
рое оказывается признания автора:
Мне нравились его черты,
Мечтам невольная преданность,
Неподражателъная странность
И резкий, охлажденный ум.
Пушкин не разъясняет, в чем состоит
эта «неподражательная странность», но,
упомянутая автором вскользь в первой гла-
ве, она отзовется позже в восьмой главе ро-
мана.
О Ленском рассказано значительно мень-
ше. Можно с уверенностью предположить,
что его раннее детство было весьма похоже
на детство Онегина, с той лишь единственной
разницей, что его отправили учиться в Евро-
пу, откуда он и приезжает в деревню.
…Красавец, в полном цвете лет,
Поклонник Канта и поэт,
Он из Германии туманной
Привез учености плоды:
Вольнолюбивые мечты,
Дух пылкий и довольно странный,
Всегда восторженную речь
И кудри черные до плеч.
Воспитанный «под небом Шиллера и Ге-
те», Ленский далек от разврата света, столь
знакомого Онегину, а потому верит в чистую
любовь, высокие идеалы. Онегин снисходи-
тельно воспринимает откровенные призна-
ния приятеля: «Простим горячке юных лет
и юный жар и юный бред».
Разность темпераментов и умственных
интересов сделала их страстными спорщика-
ми, интересными собеседниками, но одновре-
менно они стали чужими всем деревенским
соседям с их разговорами «о сенокосе, о ви-
не, о псарне, о своей родне». Скептик Онегин
и романтик Ленский непонятны соседям. Они
не вписывались в тоску и монотонность при-
вычной деревенской жизни.
Естественно возникает вопрос: чего же
больше между героями романа — притяже-
ния или отталкивания? Пожалуй, существен-
но и то и другое. Конечно, Онегин и Ленский
антиподы, но они не антагонисты, как многие
другие традиционные пары русской литера-
туры: Чацкий и Молчалин, Печорин и Груш-
ницкий, Гринев и Швабрин, Базаров и Кир-
санов.
Едва ли не главным художественным от-
крытием Пушкина стало соединение в сю-
жетном конфликте романа не героя и злодея,
а молодых героев, просто по-разному вопло-
тивших в себе мысли и чувства определен-
ной исторической эпохи. Автор не сталкива-
ет их в остром конфликте, а развивает две
линии романа, идущие параллельно, отлича-
ющиеся одна от другой не меньше, чем ха-
рактеры главных героев.
Современники Пушкина считали недоста-
точно мотивированной дуэль Онегина и Лен-
ского. В связи с этим Юрий Тынянов обра-
щает внимание на черты характера прототипа
Ленского — такого же заоблачного мечтате-
ля Кюхельбекера — и утверждает, что для
Пушкина эти мотивировки оказались доста-
точными, хотя и остались за пределами про-
изведения.
Дуэль Онегина и Ленского •— переломный
пункт, кульминация романа. Для Ленского
дуэль кончается гибелью, для Онегина стано-
вится началом отсчета новой жизни. Пустив-
шись в странствия, оставив деревню, Петер-
бург и свет, Онегин ищет не просто новых
впечатлений, а нового смысла жизни, ищет
самого себя.
Об этой странице его биографии читатель
ничего не узнает. Пушкин сознательно вынес
«Путешествие Онегина» за пределы романа.
Герой возвращается в свет знакомым незна-
комцем, разгадать которого окружающие не
могут, а поэтому торопятся осудить его за
несхожесть со светской толпой.
Теперь Онегин не по плечу пустому све-
ту, а поэтому странен, так же как был стра-
нен грибоедовский Чацкий, горестно воскли-
цавший: «Я странен, а не странен кто ж? Тот,
кто на всех глупцов похож?» Эти странные
герои не находят себе места в жизни.
Поэту Пушкину, естественно, жаль поэта
Владимира Ленского, который, «быть может…
для блага мира иль хоть для славы был рож-
ден». Но жаль ему и Евгения Онегина, кото-
рому «грустно думать, что напрасно была нам
молодость дана». Очень разные, почти про-
тивоположные Онегин и Ленский объединены
состраданием автора к их несостоявшимся
жизням, к их погибшим надеждам.
Эти два героя Пушкина будили мысль,
живое чувство своим отрицанием общепри-
нятых норм, ясным пониманием, что им не
хочется того, чем так довольна самолюбивая
посредственность.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *