НРАВСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ В РАССКАЗЕ А. И. СОЛЖЕНИЦЫНА «МАТРЕНИН ДВОР»

Голосуйте за сочинение

Как хорошо, что ни современ­ное искусство, ни русский комму­низм не оставляет по себе ничего, кроме архивов.

С. Дали

Дали как-то сказал: «Если ты из тех, кто считает, что совре­менное искусство превзошло искусство Вермера или Рафаэля, не берись за эту книгу и пребывай в блаженном идиотизме» («Десять наставлений тому, кто хочет стать художником»). Думаю, оспо­рить трудно. Конечно, великий Сальвадор говорил о живописи, но к литературе это изречение также имеет отношение. Искусство (будь то литература, живопись или музыка) — способ самовыра­жения, оно помогает нам заглянуть в самые потаенные уголки ду­ши.

Многие произведения современной русской литературы мне не нравятся по причине отсутствия каких-либо художественно-творче­ских начал. В наше время рассказ, поэма или роман зачастую яв­ляются результатом бурной фантазии, больного воображения или искаженного восприятия мира (кто имеет представление о «плато­новском» Втором пришествии, меня поймет и, надеюсь, поддер­жит). Сегодняшние писатели пытаются доказать, что их неприятие современной действительности и отсутствие нравственных идеалов есть индивидуальный подход к творчеству.

Но если сегодня миром правят беззаконие и малодушие, то это не значит, что с верой покончено. Она возродится, ибо человек так или иначе возвращается к истокам, пусть медленным, но твердым и уверенным шагом (восстановление храмов, принятие религии).

Читая классику, я нахожу для себя много интересного. Ведь в начале жизненного пути человеку не всегда удается встретить того,

 

кто стал бы лучшим другом и советчиком, поэтому одним из глав­ных учителей каждого из нас является книга. А чему научит нас современная литература? Признайтесь, что о первой любви вы уз­нали не от Солженицына, а от Тургенева или Пушкина («Первая любовь», «Евгений Онегин*), о возрождении души человеческой — от Достоевского («Преступление и наказание»), а о разнообразии и странностях человеческого мышления — все-таки от Гоголя («Мер­твые души»). Надо отметить, что классическое произведение всегда несет в себе долю оптимизма. Даже в «Преступлении и наказании», где речь идет о страшном проступке — убийстве — и герою, каза­лось бы, нет оправдания, Достоевский дает нам понять, что Раско­льников вовсе не потерян для общества. Его совесть не чиста, но для него существуют такие понятия, как честь, справедливость, до­стоинство.

Как мне кажется, классики дают нам надежду на духовное возрождение, а в современной литературе этого нет. Давайте же попробуем с точки зрения вышесказанного рассмотреть, что пред­ставляет собой творчество современного русского писателя, в част­ности Александра Солженицына. Для этого я предлагаю проана­лизировать один из его рассказов — «Матренин двор», в котором, на мой взгляд, ставится проблема одиночества, взаимоотношения человека с окружающими людьми, авторского отношения к жиз­ни.

Итак, наш герой приезжает в Россию, в чудесную русскую глу­бинку с ее вечными загадками, незаурядными личностями и само­бытными характерами. Что ждет его? Он не знает. Никто его не ожидает, никто не помнит. Что мог встретить он на своем пути? Ему всего лишь хотелось «затеряться» где-нибудь там, где его не достанут радио, телевизоры и другие достижения современной ци­вилизации. Что ж, удача ему улыбнулась: со второго раза ему уда­ется найти небольшую деревню недалеко от станции Торфопродукт и жить там спокойненько, обучая молодое поколение точной науке. С жильем проблем тоже особых не было. Ему подыскали «подходя­щий домик», в котором, по его словам, «его жребий был — посели­ться».

Боже, как он тосковал по простым людям, не утерявшим той душевной простоты, которой каждый из нас наделен с самого рож­дения. Сколько умиления и восторга вызывает в его душе обычная деревенская женщина, торгующая молоком, ее вид, ее голос, ха­рактерный акцент. А с какой симпатией он относится к хозяйке дома — Матрене. Он уважал и понимал ее, как она есть: большая, беспощадная, мягкая, неряшливая и все-таки чем-то милая и род­ная. Несчастная потеряла всех своих детей, любимого, «загубив» свою молодость, осталась одна. И конечно, не могла не вызвать жа­лость. Она не богата, даже не зажиточна. Бедна как «церковная мышка», больна, но отказать в помощи не может. И очень важное качество отмечает в ней автор — бескорыстность. Не из-за денег копала старая Матрена картошку соседям и воспитывала племян­ницу свою Кирочку тоже не ради благодарности, а просто любила детей. Она как-никак женщина.

Когда началась война, бедная Матрена не подозревала, что она

 

(война) разведет ее с «дорогим» человеком, и героиня «идет» за­муж за младшего брата своего жениха. Но муж вскоре докидает де­ревню, уходит на войну и не возвращается. И вот Матрена остается ни с чем. Дети умирали один за другим, не дожив до года. И в кон­це жизни она была обречена на одиночество. Лишь «колченогая кошка», «грязно-белая криворогая коза», мыши да тараканы насе­ляли ее «перекособоченную избушку». Матрена взяла на воспита­ние племянницу Кирочку, и это было последним утешением. Но, видно, не суждено Матрене коротать дни в спокойствии. Срочно нужно было перевезти горницу в другую деревеньку, а то Кирочка упустит хорошее место. Казалось бы, наша героиня и вмешиваться не должна в перевозку собственного дома (последнее, что у нее осталось), а всячески этому препятствовать. Но нет — она решается помочь в транспортировке бревен. И если бы Матрена не пошла но­чью на железную дорогу и не стала толкать повозку через рельсы, то была бы жива.

Как она закончила свою жизнь? Ужасно. Глупо. Трагично, Оправдания ее смерти я не вижу.

Б этом произведении, как и в других («Крестный ход»), Солже­ницын выражает свое отношение к людям. Он не любит народ и старается его обезличить, превращая в «серую массу». Ему кажет­ся, что окружающие его люди — «ничто». Они не способны понять добро, им все равно, кто рядом с ними. А вот автор — другое дело. Он сразу распознает в Матрене «праведника», но сам-то фактиче­ски приходит к этому выводу слишком поздно.

Нужно отдать должное автору рассказа: в раскрытии образа ге­роини он старается подчеркнуть ее доброту, безграничную любовь к людям.

Что я могу сказать об этом произведении? Не радует — раз, не нравится — два, так как не могу понять авторской позиции: зачем столько зла и грязи воплотил в своем «творении» Солженицын? (Вспомните угнетающую обстановку дома и отношение людей друг к другу.)

Естественно, творчество писателя неразрывно связано с его био­графией. Много лет, проведенных в неволе, повлияли на Солжени­цына, но ведь не все, даже более несчастные, изливают все свои обиды и злобу в рассказах и повестях. На мой взгляд, творческая работа должна выражать только самое лучшее, что есть в человеке, чтобы показать: «Вот то хорошее, что во мне есть, почувствуй это и пойми!»

Искусство (в частности, литература) должно привносить свет­лые чувства в душу человека. Читатель должен сопереживать геро­ям, чувствовать боль обид, разочарований и даже плакать (что, кстати, и произошло со мной), но ведь нехорошо, если в душе у те­бя остается неприятный осадок после прочитанного. Наверное, это какое-то другое искусство, мне лично непонятное.

Зачем тогда вообще писать? Лучше рисовать в стиле апокалип­сис. Все равно эмоции при этих двух занятиях (писать о плохом и рисовать) одни и те же, да и результатом сможет полюбоваться большее количество человек (если автору этого хотелось). Ведь ра­ньше мастера создавали свои произведения именно для того, что-

бы люди приходили в ужас от увиденных сцен всеобщей гибели. А при размещении подобных творений прямо на улицах (имеются в виду церкви) люди, связанные с религией, предусматривали и то, что не умеющие читать также будут знать о страшном наказа­нии.

Но чего не отнять у Солженицына — это то, что он пишет о жиз­ни, основываясь на личном опыте, пишет именно о себе, о пережи­том и увиденном. Автор показывает нам жизнь такой, какова она есть (в его понимании). Хотя при чтении его работ складывается мнение, что, кроме плохого, невежественного и несправедливого, этому человеку ничего не приходилось видеть. Но главное не в этом. Цель Солженицына — открыть нам всю «прелесть» бытия, исполь­зуя описание убогого жилища, злых соседей и неблагодарной родни.

Солженицын говорит о несправедливости, а также о слабости характера, излишней доброте и о том, к чему это может привести. В уста автора он вкладывает свои мысли и свое отношение к обще­ству. Автор (герой рассказа) пережил все, что пришлось перенести самому Солженицыну.

Описывая деревню, Матрену, суровую действительность, он па­раллельно этому дает свою оценку, высказывая собственное мне­ние. Сколько горечи и сарказма слышится в описании станции: на «серо-деревянном бараке висела строгая надпись: «На поезд садить­ся только со стороны вокзала!» Гвоздем по доскам было нацарапа­но: «И без билетов». А у кассы… было нацарапано ножом: «Биле­тов нет». Знакомя нас с председателем Горшковым, автор не забы­вает упомянуть, каким образом он (Горшков) получил Героя Социа­листического Труда.

А сколько «тепла*, «чуткости», «задушевности» чувствуется в описании скромного жилища Матрены и его обитателей: «Иногда ела кошка и тараканов, но от этого ей становилось нехорошо. Единственное, что тараканы уважали, — это черту перегородки, от­делявшей устье от… чистой избы… в кухоньке по ночам кише­ли… — пол весь, и скамья, и даже стена были чуть не сплошь бу­рыми и шевелились…»

Заметим, что у Гоголя описание гостиницы города N. где также встречаются тараканы, не вызывает чувство брезгливости. Однако автор не может обойтись без чего-нибудь «эдакого».

Не без скрытого удовольствия пишет о своей «скромности и так­тичности», когда описывает стряпню хозяйки: все эти тараканьи ножки в однообразной еде, по его словам, «не совсем вкусной». «Я покорно съедал все наваренное мне, терпеливо откладывая в сторо­ну, если попадалось что-то неурядное… У меня не хватало духу упрекнуть Матрену…»

На мой взгляд, автор любит описывать чьи-то обиды и неудачи (имеется в виду данный рассказ): «…много было у Матрены обид…» Опять обиды. Если писать не о своих, то уж о чужих. И жалость. Рассказчик давит на жалость. Он пытается задеть за жи­вое (так как лично меня он больше ничем не смог тронуть). Но жа­лость жалости — рознь…

«Нет Матрены. Убит родной человек. И в день последний я уко­рил ее за телогрейку». Автор хочет показать нам, какой он чувст-

вительный и жалостливый. Однако внутри он человек жесткий и сухой. У меня едва хватило сил прочитать описание мертвой Мат­рены, ее изуродованного тела. Написано без эмоций, лишь конста­тация факта. Понять это тяжело. Но что еще может родиться в го­лове у человека под «скрежет мышей», «шуршание тараканов» да под впечатлением увиденной покойницы? Это утешает.

Но самое «веселое» — это конец. У человека, не знающего жизнь, появится мысль: «Не доверяй». Печальная картина, кото­рую мы наблюдаем после смерти героини, доказывает нам это. Да, я согласна: родственники только и думали о том, что можно унести из дома. Дошло до того, что унесли и сам дом. Рассказчик не верит в искренность слез Киры. А соседка придерживается мнения, что Матрена была глупа, да и муж ее не любил. Одним словом, кругом пустота и несправедлиэость. Автор, наверное, считает, что все пло­хо и в конце концов постигнет нас несчастье. И люди нас окружа­ют бездушные, и в других не видят прекрасное, и в добро не верят, и вообще, кроме него, никто не разглядел в Матрене доброту, скромность и бескорыстие. «Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша».

Писатель просто навязывает нам свои пессимистические взгля­ды на мир и пытается что-то доказать. Он скептик и никогда не бу­дет способен сотворить прекрасное просто в силу своих исковеркан­ных жизнью убеждений. Впрочем, это всего лишь мое мнение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *