МОЙ ЛЮБИМЫЙ РОМАН — «МАСТЕР И МАРГАРИТА» М. А. БУЛГАКОВА

МОЙ ЛЮБИМЫЙ РОМАН — «МАСТЕР И МАРГАРИТА» М. А. БУЛГАКОВА 5.00/5 (100.00%) 1 vote

…так кто ж ты, наконец?

Я часть той силы, что веч­но хочет зла и вечно совершает благо.

И. В. Гете. «Фауст»

Вечерняя Москва… Прогуливаясь у Патриарших прудов, я за­мечаю, что и сегодня, как много лет тому назад, «небо над Москвой как бы выцвело, и совершенно отчетливо была видна в высоте пол­ная луна, но еще не золотая, а белая»; оглядываясь вокруг, я вижу суетящихся людей, и оживают строки из романа: «Однажды вес­ною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах…» Не знаю почему, я жду, что сейчас появится человек в клетчатом пиджаке и заведет со мной разговор, напоминающий тот, который очень удивил Берлиоза и Бездомного — героев романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Эту книгу я перечитывала несколько раз, и сегодня у меня вновь возникло желание вспомнить ее, поразмышлять над ее героя­ми, их судьбами.

В истории человечества, особенно в переломные моменты, идет, порой невидимая на первый взгляд, ожесточенная борьба между высшим проявлением человеческого духа — честью, долгом, мило­сердием и трусостью, предательством, низостью.

Трудно человеку обрести в это время истинные нравственные ориентиры.

На помощь приходит друг — хорошая, умная книга. В России всегда жила мечта о Великой Книге, которая поможет преобразить мир. На протяжении многих веков русских писателей волновали вечные нравственные проблемы: добро и зло, вера и безверие, жизнь и смерть, любовь и ненависть.

Творчество Булгакова впитало в себя высокие гуманистические традиции русской литературы и явилось глубоким обобщением че­ловеческой мысли и тревожных исканий. «Мастер и Маргарита» — удивительная книга, открытая для всех, кому не безразлична судь­ба человечества, кто ставит перед собой извечные вопросы: зачем человеку дается жизнь и как он должен распорядиться этим Божь­им даром.

В основе романа — евангельская история Иисуса Христа, в ко­торой автора интересует не столько религиозный аспект, сколько нравственный, человеческий.

Понтий Пилат — пятый прокуратор Иудеи, в лице которого говорит власт/ь Рима, человек «в белом плаще с кровавым подбо­ем». Его жизнь скудна, так как он потерял веру в людей. Проку­ратор одинок, ему не с кем поделиться своими переживаниями. Он обречен на бессмертие, это неоспоримо. Имя его останется в веках, тогда как имена его предшественников умерли в человече­ской памяти. Но это не то бессмертие, какое Понтий Пилат мог бы пожелать себе, он прославился не подвигами на поле брани, не мудростью политика. Этот грозный властитель ненавидит свое бес-

 

смертие и неслыханную славу. Его имя стало проклятием, симво­лом трусости, неразрывно связанным с именем погубленного им

человека.

«Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков» — это слышал во сне Понтий Пилат слова Иешуа. Ему становится жалко обвиняемого, он старается намекнуть Га-Ноцри, как отве­чать на допросах, чтобы спасти свою жизнь. Прокуратор чувствует страшную раздвоенность: то кричит на Иешуа, то, понизив голос, доверительно спрашивает о семье, о Боге, советует помолиться. Понтий Пилат так и не сможет спасти осужденного, потом он будет испытывать страшные муки совести, потому что нарушил нравст­венный закон, защищая закон гражданский. Трйгедия этого чело­века в том, что он верный служитель власти и не способен изме­нить ей. Он хочет спасти врача, снявшего у него головную боль, но преступить цепи рабства выше его сил.

«Врач», «философ», носитель мирных проповедей, Иешуа ве­рил, что «злых людей нет на свете», есть несчастливые, что всякая власть является насилием над людьми, то есть миром должны пра­вить не зло, а добро, не вера, а истина, не власть, а свобода. И пе­ред лицом мучительной смерти он остался тверд в своей гуманисти­ческой проповеди всеобщей доброты и свободомыслия.

И если бы Булгаков только ограничился евангельским сюже­том, то, узнав много нового и поучительного из истории христиан­ства, мы не смогли бы в полной мере уяснить мысль о незыблемо­сти человеческих ценностей. Но роман дает нам, читателям, удиви­тельную возможность связать далекие годы прокуратора Понтия Пилата и вчерашний (сегодняшний) день, ибо сочетает в себе и биб­лейские главы, и повествование о событиях тридцатых годов, труд­ном и противоречивом времени нашей страны.

Прошло много лет с того ужасного периода сталинских репрес­сий, гонений на личность, но со страниц романа Булгакова пред­стают люди, судьба которых была искалечена тем страшным време­нем, когда истинному таланту трудно было пробиться, как это про­изошло с Мастером. Воздух тридцатых годов, атмосфера страха ко­нечно же присутствовала на страницах романа, вызывая удручаю­щее впечатление.

Особенно поражает сцена в театре, когда Воланд разбрасывает купюры (естественно, фальшивые) и «переодевает» собравшихся зрителей. Это уже не люди, а какое-то подобие людей, которые, по­теряв человеческое лицо, забыв обо всем на свете, хватают дрожа­щими руками эти ассигнации.

Остается только сожалеть, что не нашлось иной силы, кроме Во-ланда и его шайки, которая могла бы противостоять всему тому темному, злому, что было и есть, к сожалению, в этом мире.

Впервые встречаясь с Мастером, мы вместе с поэтом Иваном Бездомным отмечаем его беспокойные глаза — свидетельство ка­кой-то тревоги в душе, драмы жизни. Мастер — человек, чувствую­щий чужую боль, способный творить и мыслить нестандартно, но в соответствии с официальным мнением. Но мир, куда представляет свое детище писатель, служит не истине, а власти. Невозможно за­быть, как Мастер — жертва доноса — приходит к окнам подваль-

 

чика, где играет патефон. Приходит в пальто с оборванными пуго­вицами и с нежеланием жить и писать. Мы знаем, что пуговицы срезали при аресте, поэтому легко можем объяснить себе душевное состояние героя.

Булгаков имел слишком много оснований сомневаться в том, что все люди добры, как считал Иешуа. Страшное зло принесли Мастеру Алоизий Могарыч и критик Латунский. И Маргарита оказалась в романе плохой христианкой, так как мстила за зло, правда, по-женски: побила стекла и разгромила квартиру крити­ка. И все же милосердие для Булгакова выше отмщения. Марга­рита громит квартиру Латунского, но отвергает предложение Во-ланда его уничтожить. Фантастический поворот дела позволяет автору развернуть перед нами целую галерею весьма непригляд­ных персонажей. Сатана Воланд карает за безверие, бездухов­ность, беспринципность, но в то же время возвращает с помощью своей свиты порядочность, честность и жестоко наказывает зло и неправду.

Да, мир труден и порой жесток. Так же нелегко складывается и жизнь Мастера. Не заслужил он и света, а только покой в мире те­ней. Он не пошел, подобно Иешуа, на Голгофу за свою истину. Не сумев побороть это многоликое зло в окружающей его жизни, он сжигает свое любимое детище. Но, к счастью, «рукописи не горят». На земле у Мастера остался ученик, прозревший Иван Понырев, бывший Бездомный; на земле остался роман, которому суждена долгая жизнь. Настоящее искусство бессмертно, всесильно.

А любовь? Разве это не всепоглощающее чувство? Тем, кто разу­верился в любви, Булгаков внушает надежду. Маргарита заслужи­ла вечную любовь. Она готова на сделку с Воландом и становится ведьмой ради любви и верности Мастеру. «Я погибаю из-за любви. Ах, право, дьяволу бы я заложила душу, чтобы узнать, жив Мастер или нет», — говорит Маргарита. Выбор ее пути самостоятелен и осознан.

Почему роман назван «Мастер и Маргарита»? Булгаков считал, что творчество, дело, любовь — основа человеческого бытия. Глав­ные герои произведения являются выразителями этих убеждений автора. Мастер — творец, человек с чистой душой, поклонник кра­соты, он не мыслит своей жизни без настоящего дела. Любовь пре­образила Маргариту, дала ей силу и мужество на совершение по­двига самопожертвования.

И Булгаков вместе со своими любимыми персонажами утверж­дает веру среди безверия, дело среди безделия, любовь среди равно­душия.

Если бы сейчас появился этот необычный человек, я бы ему сказала, что, пока у человека есть совесть, душа, способность кая­ться, милосердие, любовь, желание искать истину, открывать ее и идти за нее на Голгофу, все будет так, как надо, все будет прави­льно.

А над миром все так же плыла луна, правда, теперь она была «золотая с темным коньком — драконом».

Все так же куда-то спешили люди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *