МОСКОВСКОЕ И ПЕТЕРБУРГСКОЕ ДВОРЯНСТВО В РОМАНЕ А. С. ПУШКИНА «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН» (вариант 2)

Голосуйте за сочинение

Прежде чем познакомить читателя с людь-
ми, населяющими Москву, с их нравами, инте-
ресами, поэт не может не коснуться героичес-
кого прошлого этого старинного города, не
вспомнить годы лихолетья, которые уготовил
Москве Наполеон. Пушкин гордится Москвою,
не явившейся завоевателю коленопреклонен-
ной, и безмерно любит ее:
Москва… как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!
Чем увлеченнее автор рассказывает об
историческом прошлом Москвы, тем острее
потом ощущаем мы недовольство поэта нра-
вами и укладом жизни московского дворян-
ства: жизнь движется вперед, обновляется,
только самодовольное московское барство не
меняется и строго порицает всех, кто живет
по-другому:
Но в них не видно перемены;
Все в них на старый образец…
Все то же лжет Любовь Петровна,
Иван Петрович так же глуп,
Семен Петрович так же скуп…
С недоверием и высокомерностью отно-
сится барская Москва ко всем «чужим». Та-
тьяну «младые грации Москвы сначала мол-
ча озирают… с ног до голоды», тут же «ее на-
ходят что-то странной, провинциальной и
жеманной, и что-то бледной и худой» и толь-
ко после всевозможных проверок принимают
ее в свой круг, где только тем и занимаются,
что ведут «…невинные беседы с прикрасой
легкой клеветы».
Выросшая на лоне природы и в гармонии
с ней, Татьяна задыхается в этом кругу по-
стоянных сплетен, клеветы, пошлого вздора.
Московское дворянство, погрязшее в пошло-
сти, лжи, лицемерии и пустой болтовне, де-
вушка искренне ненавидит:
Все в них так бледно, равнодушно:
Они клевещут даже скучно;
В бесплодной сухости речей,
Расспросов, сплетен и вестей
Не вспыхнет мысли в целы сутки…
Отношение автора к столичному высшему
обществу несколько иное: он сам принадле-
жал к нему. Описывая в начале романа петер-
бургские балы, Пушкин далек от их полного
неприятия. Наоборот, ему доставляет удо-
вольствие вспоминать балы своей юности:
Яо если б не страдали нравы,
Я балы б до сих пор любил.
Люблю я бешеную младость,
И тесноту, и блеск, и радость,
И дам обдуманный наряд.
В конце произведения Пушкин вновь обра-
щается к столичным балам, восторгается рос-
кошью, вкусом, совершенством форм и красок
аристократического общества. Поэт воздает
должное интеллектуальной элите Петербурга
и одновременно с сожалением говорит о ее не-
значительном количестве. Большая же часть
дворян, по мнению автора, — холеные, напы-
щенные, самодовольные и вместе с тем духов-
но ограниченные люди, с надуманным досто-
инством придерживающиеся искусственных
правил:
Тут был, однако, цвет столицы,
И знать, и моды образцы,
Везде встречаемые лицы,
Необходимые глупцы;
Тут были дамы пожилые
В чепцах и в розах, с виду злые;
Тут было несколько девиц,
Неулыбающихся лиц…
И московское, и петербургское дворянст-
во, в изображении автора, в большинстве
своем — пустые, самодовольные глупцы. Эти
люди давно забыли, что значит иметь свое
мнение, они руководствуются только мнени-
ем света. Искренность и простота для них —
признаки странности и чудачества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *