«МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК» В ТВОРЧЕСТВЕ Н. В. ГОГОЛЯ

загрузка...
Голосуйте за сочинение

Великий русский критик В. Г. Белинский
сказал, что задача поэзии состоит в том, «что-
бы извлекать поэзию жизни из прозы жиз-
ни и потрясать души верным изображением
жизни». Именно таким писателем, потрясаю-
щим души изображением порой самых ни-
чтожных картин существования человека в
мире, является Н. В. Гоголь. Величайшая за-
слуга Гоголя перед русским обществом, на
мой взгляд, состоит не столько в том, что он
вывел правдивые картины русской жизни в
«Ревизоре» и «Мертвых душах», и даже не в
том, что сумел одним разом посмеяться над
всем дурным, что существовало в современ-
ной ему России, сколько в том, что он создал
бессмертный образ Акакия Акакиевича Баш-
мачкина, героя повести «Шинель».
В основе замысла Н. В. Гоголя лежит кон-
фликт между «маленьким человеком» и об-
368
ществом, конфликт, ведущий к бунту, к вос-
станию смиренного. Повесть «Шинель» опи-
сывает не только случай из жизни героя. Пе-
ред нами предстает вся жизнь человека: мы
присутствуем при его рождении, наречении
именем, узнаем, как он служил, почему ему
необходима была шинель и, наконец, как он
умер. Всю свою жизнь Акакий Акакиевич
проводит в «переписываньи» бумаг на служ-
бе, и герой вполне доволен этим. Более того,
когда ему предлагают занятие, требующее
того, «чтобы переменить заглавный титул,
да переменить кое-где глаголы из первого
лица в третье», бедный чиновник пугается и
просит избавить его от этой работы. Акакий
Акакиевич живет в своем маленьком мире,
он «ни один раз в жизни не обратил внима-
ния на то, что делается и происходит каж-
дый день на улице», и лишь в «переписыва-
ньи ему виделся какой-то свой разнообразный
и приятный мир». В мире этого чиновника
ничего не происходит, и, не случись неверо-
ятной истории с шинелью, о нем нечего бы
было рассказать.
Башмачкин не стремится к невиданной
роскоши. Ему просто холодно, да и по чину
он должен являться в департамент в шинели.
Мечта сшить шинель на вате становится для
него подобием великой и почти невыполни-
мой задачи. В его системе мировых ценнос-
тей она имеет такое же значение, как стрем-
ление какого-нибудь «великого человека» до-
биться мирового господства. Мысль о шинели
наполняет смыслом существование Акакия
Акакиевича. Даже внешность его меняется:
«Он сделался как-то живее, даже тверже ха-
рактером, как человек, который уже опреде-
лил и поставил себе цель. С лица и поступ-
ков его исчезло само собою сомнение, нере-
шительность… Огонь порою показывается в
глазах его…». И вот, достигнувший наконец
предела своих стремлений, герой повести в
очередной раз сталкивается с несправедли-
востью. Шинель крадут. Но даже не это ста-
новится главной причиной смерти несчаст-
ного Башмачкина: «значительное лицо», к
которому чиновнику советуют обратиться за
помощью, «распекает» Акакия Акакиевича за
неуважение к начальству и выгоняет из сво-
его дома. И вот исчезает с лица земли «суще-
ство, никем не защищенное, никому не доро-
гое, ни для кого не интересное, даже не обра-
тившее на себя внимание…». Смерти Башмач-
кина, как и следовало ожидать, почти никто
не заметил.
Финал повести фантастичен, но именно
такой финал позволяет писателю ввести в
произведение тему правосудия. Призрак чи-
новника срывает шинели со знатных и бога-
тых. После смерти Башмачкин поднялся на
недоступную ему ранее высоту, он преодолел
убогие представления о чине. Бунт «малень-
кого человека» становится главной темой по-
вести, бунт Акакия Акакиевича сродни бунту
Евгения из «Медного всадника», осмелив-
шегося на мгновение стать на равных с Пет-
ром I, лишь системы ценностей этих двух ге-
роев различны.
История бедного чиновника написана так
подробно и достоверно, что читатель неволь-
но входит в мир интересов героя, начинает
сочувствовать ему. Но Гоголь — мастер ху-
дожественного обобщения. Он сознательно
подчеркивает: «В одном департаменте слу-
жил один чиновник…». Так возникает в пове-
сти обобщенный образ «маленького челове-
ка», тихого, скромного, жизнь которого ничем
не примечательна, но который, однако, тоже
обладает собственным достоинством и имеет
право на свой мир. Может быть, поэтому мы
в конце концов жалеем уже не Акакия Ака-
киевича, а «бедное человечество». И вероят-
но, потому наш гнев вызывает не грабитель,
а «значительное лицо», не сумевшее пожа-
леть несчастного чиновника.
И еще в конце повести мы приходим к
страшному выводу: предметом повествова-
ния становится отнюдь не история о том, как
у героя крадут шинель, а о том, как у чело-
века украли жизнь. Акакий Акакиевич, по
сути, и не жил. Он никогда не размышлял о
высоких идеалах, не ставил перед собой ни-
каких задач, ни о чем не мечтал. И незначи-
тельность происшествия, положенного в ос-
нову сюжета, характеризует сам мир.
Н. В. Гоголь делает тон повествования
комичным. В тексте сквозит постоянная иро-
ния над Башмачкиным, даже дерзкие мечты
чиновника оказываются не чем иным, как
стремлением непременно пустить мех куни-
цы на воротник. Читатель должен не только
войти в мир Акакия Акакиевича, но и ощу-
тить незначительность и убогость этого мира.
Кроме этого, в повести есть и авторский го-
лос, и Н. В. Гоголь становится, таким обра-
зом, как бы посланником русской гуманисти-
ческой традиции. Именно от имени автора
говорит тот молодой человек, который, не-
удачно пошутив над Акакием Акакиевичем,
«много раз содрогался потом на веку своем,
видя, как много в человеке бесчеловечья, как
много скрыто свирепой грубости в утончен-
ной, образованной светскости…».
В повести Н. В. Гоголя «Шинель» явно
прослеживается авторская позиция. С одной
стороны, писатель выступает с резкой кри-
тикой того общества, которое превращает че-
ловека в Акакия Акакиевича, протестуя про-
тив мира тех, кто «натрунились и наострились
вдоволь» над «вечными титулярными совет-
никами», теми, у кого жалованье не превы-
шает четырехсот рублей в год. Но с другой
стороны, гораздо более, на мой взгляд, суще-
ственно обращение Н. В. Гоголя ко всему че-
ловечеству со страстным призывом обратить
внимание на «маленьких людей», которые
живут рядом с нами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *