ИДЕАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ (Утопия)

...
Голосуйте за сочинение

На самой заре Эпохи Распада в том мире, о котором здесь будет рассказано, произошло важное событие в стране, имя которой Ру­тения, пала власть короля. Нельзя сказать, чтобы подданные сожа­лели об этом: прежнего правителя народ не любил за выдающуюся посредственность. Придя к власти в еще крепком государстве, он ушел, оставив Рутению на грани распада. Страна, истерзанная его десятилетним правлением, оказалась перед выбором: кто же досто­ин чина Повелителя?

Много людей на это претендовало, но лишь один вошел во дво­рец Повелителя — Астон — полноправным владыкой. Молодой Лонго был умен, честен и немножко честолюбив. Именно это в со­четании с помощью друзей сделало его властителем Рутении.

Шло время, почти три года уже остались в дымке прошлого, а дела в Рутении шли все так же плохо. Лонго воплощал (вернее, пы­тался воплотить) в жизнь свои идеи, не засыпая подчас целыми сутками, но все это не приносило пользы.

В ту ночь, когда Рутении суждено было измениться, Лонго дол­го не мог заснуть. Мысли его по-прежнему были в зале Повелителя с государственными делами. Больше часа тяжелые мысли витали в уставшем мозгу Лонго, пока не начали путаться и сбиваться. Пове­литель уснул.

А в середине ночи Лонго разбудил голос, назвавший его по име­ни. Этот голос, показавшийся столь знакомым, поднял его с посте­ли и заставил взглянуть в угол комнаты, где в кресле удобно устро­ился незнакомец,

— Вот и я, — улыбнулся человек. — Неужели ты забыл меня,
Лонго?

— Рон? — изумился Повелитель. — Но ведь тебя нет! Ты исчез
три года назад во время мятежа!

— Конечно, все, что ты сейчас видишь, — это видение, а может
быть, сон.

Рон поднялся из кресла и подошел к Лонго.

—  Но не спеши просыпаться. Сейчас я олицетворяю небесного
покровителя Рутении, дающего тебе шанс спасти не только честь
Повелителя, но и всю Рутению! А кому бы ты еще поверил, как не
духу своего товарища?

Лонго горько усмехнулся. Сейчас, после трех лет жизни в Асто-не, он не верил никому, даже духу умершего. Ежедневно он стал­кивался с огромными потоками лжи, и каждый день он пытался всплыть на поверхность, чтобы глотнуть живительного воздуха ис­тины.

 

— Но не все еще потеряно, Лонго. Ведь для власти важно, что­
бы во главе ее стояла личность, которой ты являешься. Лишь золо­
тая клетка, в которой ты живешь, мешает тебе.

Рон распахнул дверь на широкую террасу, выходившую в сад. Не помня как, Повелитель очутился около балюстрады.

— Взгляни вокруг, Лонго, и вдохни родной воздух. Здесь он
прекрасен, но это воздух Астона, а не Рутении. Скажи, когда в по­
следний раз ты выезжал из столицы?

Лонго потупился. Всякий раз, когда он собирался выехать из Астона, кто-нибудь из приближенных задерживал его, разумеется «совершенно важным и неотложным делом». А там еще что-ни­будь…

Рон больше не улыбался. Теперь в его взгляде читалась жалость к несчастному.

— То-то и оно. Ты погряз в интригах, ты живешь под неотступ­
ным присмотром царедворцев. Ты забыл вкус обычной пищи: ее за­
менили изысканные блюда. Ты забыл труд: его заменила Деятель­
ность. Ты даже не помнишь языка Рутении!

Лонго молчал. Только теперь — во сне! — он понял, насколько изменился. И от сознания этого ему нестерпимо захотелось пла­кать.

— Но ты еще не потерян для страны, Повелитель. Готов ли ты
последовать тому совету, что я тебе дам?

— Готов, — еле слышно прошептал Лонго.

— Тогда слушай. Стоит власти оторваться от народа, как она
портится. Если государство начинает отгораживаться от народа и
перестает слушать его, оно теряет фундамент. Поэтому изгони всех
лишних из Астона, оставь лишь тех, кто полезен Рутении! Унич­
тожь все те органы власти, что отгораживают тебя от народа! Пусть
в государстве будет как можно меньше чиновников, но пусть все
они будут честны, трудолюбивы и неподкупны!

Правь страной, но правь не один. Советуйся с мудрыми людьми: главным министром, главой Народного собрания и главным судьей. Но пусть каждый из них отвечает за свои действия, не мешая дру­гим! Главное же для вас всех — помнить долг!!!

Сделай так, чтобы любой гражданин мог написать Повелителю жалобу на несправедливые действия государственных мужей и что­бы эта жалоба дошла. Прочти ее, проверь и прими меры. Никогда не брезгуй общественным мнением!

Конечно, осчастливить весь народ не получится, но можно забо­титься о благе большинства населения. Делай все для этого боль­шинства: чем больше людей будет жить хорошо, тем больше друзей будет у тебя. Тогда и народ Рутении станет единым.

Не позволяй другим странам диктовать тебе волю, будь силь­ным и независимым. Не позволяй своему войску слабеть: оно всег­да должно быть сильным.

Закончив речь, Рон обнял Лонго:

— А теперь прощай. Ты узнал заветы Покровителя и должен
следовать им. Главное — полагаться на свой разум!

На следующее утро Лонго проснулся с чистой и ясной головой. С этого дня он стал совсем другим; жестко следуя принципам, он

 

вел Рутению вперед. Как сказал в одной из хроник летописец, «с того дня началась Власть Разума».

А вскоре в том мире, о котором я рассказал, началась Эпоха Распада. Одно за другим гибли государства: одни раскалывались с грохотом, другие умирали после долгой болезни. И лишь Рутении и власти разума было суждено пережить их и остаться в веках. На­всегда!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *