ЕВАНГЕЛЬСКИЕ МОТИВЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА (1 вариант)

...
Голосуйте за сочинение

7.   Иудеи  отвечали  ему:   мы
имеем закон, и по закону нашему
Он должен умереть, потому что
1                                                                          сделал Себя Сыном Божиим.

9. И опять вошел в преторию, и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа.

Библия

Социальные потрясения, вызванные революцией 1917 года, привели к разрушению веками устоявшихся нравственных норм в российском обществе. Революция — это тот рубеж, который заста­вил людей перечеркнуть свое прошлое. Она почти уничтожила само понятие жизни духа, отделила Церковь от государства и признала религию антизаконным, общественно опасным явлением. Человек не находит источника морали и нравственности, по которому он смог бы строить свою жизнь. Образовавшийся вакуум в мировоз­зрении людей старательно заполнялся новой коммунистической идеологией. Идея «светлого будущего» была поставлена выше чело­веческих отношений: семейных уз, любви, дружбы.

Русская литература пытается вернуть интерес своего читателя к вечным нравственным принципам Библии, она в это время проник­нута евангельскими мотивами.

М. А. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» говорит о том, что человек сам волен выбирать, по каким нравственным законам он будет жить.

В произведении две сюжетные линии. Одна развивается в совре-

менном мире, другая — в далеком прошлом. В последней Булга­ков, заимствуя евангельский сюжет, по-другому расставляет акцен­ты и излагает собственную версию пришествия Христа. Все произ­ведение Булгаков строит вокруг этой фигуры Спасителя. Уже в первой главе Берлиоз в разговоре с Иваном Бездомным отрицает существование Христа как реально жившего человека, утверждая, что он — выдумка и миф. Именно в этот момент появляется Сата­на, принимающий облик профессора Воланда. Этот образ соединяет два сюжетных плана в романе: исторический и современный. Образ Воланда воспринимается неоднозначно. Фигура Сатаны вызывает ассоциации с адом, страшными мучениями, грехопадением и иску­шениями. Сам Булгаков в эпиграфе к роману дает противоречивую оценку этому образу: автор играет со словами, с устоявшимися взглядами читателя. Воланд — «…часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Из уст профессора читатель вместе с Бездомным и Берлиозом узнает все подробности разговора между Иешуа и Пилатом. Акценты расставлены так, что Сатана является лишь посторонним наблюдателем, а вина за распятие Сына Божие-го ложится на людей, не принявших Божьих заповедей. Автор уже с первых страниц романа показывает безнравственность людей, живущих не по евангельским законам.

Булгаков не пытается дать вторую версию распятия Христа, он даже меняет имя Иисуса на Иешуа, а название города Иерусалим заменяет на Ершалаим. Этим, по моему мнению, автор хочет пока­зать, что он не поднимает руку на Евангелие, но и не создает паро­дию.

Образ Иешуа в романе лишен божественного библейского орео­ла, но булгаковский Га-Ноцри ближе и понятнее, его воспринима­ешь как реально существовавшего человека. Булгаков наполнил об­раз Иешуа любовью к ближнему и смирением.

В романе присутствуют еще несколько отступлений в прошлое. В одном из них автор вступает в противоречие с библейским трак­тованием дальнейшей судьбы Иуды: булгаковский Иуда — это не­раскаявшийся человек, погибающий таинственной насильственной смертью по приказу Пилата, а не от собственной руки.

Современный план романа насыщен персонажами и богат собы­тиями. Здесь Булгаков уделяет равное внимание нравственной и социальной проблематике. На примере Берлиоза автор показывает, как образование без жизни духа может привести к законченному атеизму. «Каждому по вере воздастся». Берлиоз после смерти ухо­дит в небытие.

Тема творческого предназначения писателя в романе тесно свя­зана с религиозной тематикой. Образы Мастера и Бездомного свя­заны не только композиционно, но и тематически. Они оба писали о Христе, но Бездомный создавал конъюнктурное произведение, а Мастер действовал лишь в согласии со своим сердцем и разумом. Иван Бездомный — человек, затянутый в круговорот атеистиче­ской идеологией, через страдания приходящий к пониманию и ос­мыслению жизни, к божественным принципам бытия.

Булгаков показывает низменность людей, живущих лишь мате­риальными интересами. Во время представления в театре Воланд

 

говорит: «Они — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги… Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних…»

Булгаков делает Воланда предельно объективным, когда он до­казывает неизбежность существования зла: «…что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, ес­ли бы с нее исчезли тени?» Новое — это хорошо забытое старое. Эта мысль является основой построения человеческого бытия. «Мы говорим с тобой на разных языках, как всегда, — отозвался Во-ланд, — но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются». Не надо выдумывать новых ценностей, просто нужно открыть Евангелие и прочитать Божьи заповеди.


Похожие сочинения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *