ЭТАПЫ ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА

Голосуйте за сочинение

Посох мой, моя свобода —
Сердцевина бытия,
Скоро ль истиной народа
Станет истина моя?
О. Мандельштам
Поиск ответа на вопрос, вынесенный в
эпиграф сочинения, проходит через все мно-
гогранное творчество поэта и его нелегкую
судьбу. Осип Мандельштам проявил большой
талант и мастерство во многих литературных
жанрах. Он и поэт, и прозаик, очеркист, эссе-
ист, переводчик, литературный критик… Но
прежде всего Мандельштам — это поэт. Ли-
рическое восприятие мира в его творчестве
преобладало над прочим. Поэтому наиболее
популярна его лирика.
Имя Мандельштама становится известно
в 1910 году, когда в журнале «Аполлон» пуб-
ликуются его первые стихи. Причем Ман-
дельштам сразу же входит в число наиболее
популярных поэтов. Вместе с Николаем Гу-
милевым и Анной Ахматовой он стал основа-
телем нового направления — акмеизма.
В творчестве Мандельштама можно ус-
ловно выделить три периода. Первый прихо-
дится на 1908—1916 годы. Уже в ранних стихах
поэта чувствуется интеллектуальная зре-
лость и тонкое описание юношеской психоло-
гии. Трудная адаптация к жизни, ощущение
одиночества в годы взросления, перепады
настроения, так свойственные этому возра-
сту, хорошо переданы в следующем стихо-
творении:
Из омута злого и вязкого
Я вырос тростинкой шурша,
И страстно, и томно, и ласково
Запретною жизнью дыша,
И никну, никем не замеченный,
В холодный и топкий приют,
Приветственным шелестом встреченный
Коротких осенних минут.
Я счастлив жестокой обидою,
И в жизни, похожей на сон,
Я каждому тайно завидую
И в каждого тайно влюблен.
О. Мандельштам сравнивает жизнь с ому-
том, злым и вязким. Из многих его ранних сти-
хотворений нам передается смутная тоска, «не-
выразимая печаль». Но все-таки главное в
них — поиск цельности, попытка постичь окру-
жающий мир, «из глубокой печали восстать».
Со временем восприятие поэтом окружа-
ющего мира становится более полным. Та-
ким, что мы сами начинаем его видеть по-но-
вому. Он наполнен чувствами и красками;
На бледно-голубой эмали,
Какая мыслима в апреле,
Березы ветви подымали
И незаметно вечерели.
Образ «незаметно вечереющих» берез по-
ражает нас глубиной ощущения поэтом при-
роды, осознания себя ее частью.
Уже в раннем творчестве О.Мандельшта-
ма начинает обрисовываться главная тема его
поэзии — тема общечеловеческой, не знающей
границ культуры. В стихах Мандельштама мы
не найдем прямого изображения важных об-
щественных событий того времени. Каждый
этап развития человечества оценивается по-
этом как новая степень развития культуры.
Это хорошо видно в его цикле «Петербургские
строфы». Городской пейзаж Мандельштама
насыщен историческим содержанием. Поэт со-
здает также стихи о музыке и музыкантах,
о творчестве. Обращение к этим темам позво-
ляет поэту высказать идею единства мировой
культуры. Русскую культуру О. Мандельштам
видит универсальной:
И пятиглавые московские соборы,
С их итальянскою и русскою душой,
Напоминают мне явление Авроры,
Но с русским именем и в шубке меховой.
На 1917—1928 годы приходится второй
этап творчества О. Мандельштама. Истори-
ческие потрясения этого времени не могли не
найти отклика в душе поэта. Стихотворение
«Век» передает нам ощущение Мандельшта-
мом трагизма истории:
Век мой, зверь мой, кто сумеет
Заглянуть в твои зрачки
И своею кровью склеит
Двух столетий позвонки?
КровЪ’Строителъница хлещет
Горлом из земных вещей,
Захребетник лишь трепещет
На пороге новых дней.’
Поэт считает, что в революции есть сила,
способная принести ожидаемое, но для этого
«снова в жертву, как. ягненка, темя жизни
принесли». В стихах Мандельштама появля-
ются образы голодающего, «умирающего Пет-
рополя», ночи, «темноты», человека, который
«изучил науку расставаний». Свою неуверен-
ность в успехе политических преобразований
того времени поэт высказывает в стихотворе-
нии «Проспавши, братья, сумерки свободы!..»
Его вывод таков:
Ну что ж,’попробуем, — огромный неуклюжий,
Скрипучий поворот руля.
Земля плывет. Мужайтесь, мужи,
Как плугом океан деля…
Циклом стихов об Армении, написанным
осенью 1930 года, открывается третий этап
творческого пути О. Мандельштама. Эти сти-
хотворения проникнуты чувством любви и
братства разных народов, поэт говорит о том,
что общечеловеческое выше национального.
Как истинный художник, О. Мандельштам не
мог закрыть глаза на происходящее вокруг
него. И после трехлетнего перерыва (1926—
1929) он возобновляет свой разговор с веком.
Трагизм судьбы народа и страны вновь ста-
новится центральным в его творчестве.
В стихах этого периода мы видим и смятение
поэта, и его боль, и отчаяние от видений «гря-
дущих казней». Иногда Мандельштаму ста-
новится «страшно, как во сне». Такие стихи,
как «Старый Крым», «Квартира тиха как бу-
мага», «За гремучую доблесть» и резкое сти-
хотворение против «кремлевского горца» (Ста-
лина) фактически стали приговором поэту.
О. Мандельштам не мог молчать тогда, когда
большинство молчало. В результате мы име-
ем потрясающе глубокий социально-психоло-
гический портрет Сталина:
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
И слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются глазища ,
И сияют его голенища.
А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.
Как подкову, дарит за указом указ —
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь,
кому в глаз…
С одной стороны, эти строки описывают
конкретного человека, с другой — мы видим
обобщающий образ диктатора. Типична и об-
становка в обществе, задушенном произво-
лом властей:
Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны…
Реакцией власти на эти стихотворения
стал арест О. Мандельштама и его последую-
щая ссылка. После отмены ссылки поэту
разрешили поселиться где он захочет, кроме
двенадцати крупнейших городов страны. Он
едет в Воронеж. Там Мандельштам очень ос-
тро ощущает свою оторванность от привычно-
го круга общения. Мы слышим его отчаяние:
«Читателя! Советчика! Врага! На лестнице ко-
лючей разговора б!»
Фактически оказавшись отрезанным от
внешнего мира, поэт начинает терять чувство
реальности. В его творчестве появляются моти-
вы вины перед народом, перед Сталиным. Ман-
дельштам пишет, что он входит в жизнь, «как
в колхоз идет единоличник». Кажется, что он
отказался от всего, чем дорожил ранее. В его
душе произошел надлом. И в этом был самый
большой ужас наказания поэта «полулюдьми»,
фактически лишившими его голоса. Трудно
представить, что человек, ни за что на свете не
соглашавшийся «присевших на школьной ска-
мейке учить щебетать палачей», мог создать
цикл оправдательных стихов о «вожде наро-
дов». К этим стихам нельзя относиться иначе
как к воплю загнанного в ловушку человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *