ЕСТЬ ЛИ СМЫСЛ В ПОДВИГЕ ДАНКО? (по ранним произведениям М.Горького)

Голосуйте за сочинение

Раньше или позже перед каждым челове-
ком встает вопрос — зачем жить? И каждый
решает его по-своему. Люди разные. Поэто-
му одни отбрасывают этот вопрос, погружа-
ясь в суету и поиск материальных благ,
другие мучаются. Лев Толстой признавал-
ся, что очень долго не мог найти ответа на
этот проклятый вопрос. А есть ли он, этот
самый ответ?
Мне лично кажутся наивными люди, сле-
по верящие книжным идеалам. Даже самым
умным и честным мыслителям я не могу во
всем доверять: ведь между ними и мной нет
знака равенства. Но, разумеется, у них я
учусь многому. К числу таких учителей я
всегда причисляю М. Горького.
В чем же смысл жизни по Горькому? Он
максималист. Этот горячий революционер-
романтик считает, что человек должен стать
факелом, который осветит людям путь к
лучшей жизни.
«О смелый Сокол!.. Пускай ты умер!.. Но
в песне смелых и сильных духом всегда ты
будешь живым примером, призывом гордым
к свободе, к свету!»
Все другие люди, не принимающие эту
мораль, есть суть гагары, чайки, стонущие
перед бурей, ужи, которым небо не нужно,
им «здесь прекрасно… тепло и сыро».
Те, кто живет не для людей, кто ставит се-
бя выше всех остальных, несчастны, как Лар-
ра. Вот что рассказывала об этом смелом и
гордом юноше старая Изергиль: «В его глазах
было столько тоски, что можно было бы отра-
вить ею всех людей мира».
Не подумайте, что мне так уж нравятся
эти ужи, гагары или Ларра. Нет, мне, конеч-
но, больше по душе мужественный, бескоры-
стный красавец Данко, идеал писателя. То,
что сделал этот юноша, — прекраснейший,
благороднейший подвиг. Он помог сородичам,
увел их от беспощадных врагов, которые гро-
зили истреблением всего племени.
Увел через страшный, бесконечно длин-
ный, полный опасности лес. Когда людям
стало страшно, они, чтобы скрыть это, нача-
ли грозить Данко. И тогда в благородном по-
рыве великого самопожертвования Данко ра-
зорвал себе грудь и пылающим сердцем ос-
ветил лес.
Люди вышли из леса, но он умер.
Каждый раз мне больно, когда я читаю
это место. Я вижу людей,’ не способных по-
нять истинное благородство, подчиняющихся
диким, животным инстинктам. Вот они пля-
шут у костра, радуясь, что опасность мино-
вала, а трудности позади. Но все забыли, ко-
му обязаны. А тот лежит бездыханный, и на
его благородное сердце кто-то наступает
грязной ногой.
Ради кого пожертвовал жизнью чудесный
юноша? Ради этих людей? Но их трудно на-
звать людьми, это дикари. Пусть их боль-
шинство, все равно мне жизнь Данко дороже
всех их жизней, вместе взятых.
Почему Данко должен умереть, а тот «ос-
торожный человек», что наступил на тлеющее
сердце, имеет право жить? Разве жизнь так
мало стоит, что ее можно отдать ради тех, кто
наступит на твое сердце? Ведь жизнь — все,
что у нас есть!
Совершенно уверен, что можно умереть,
пожертвовать собой лишь ради тех людей,
которые сами способны на такое же самопо-
жертвование, ради настоящих людей.
Подвиг чаще всего незаметен. Иногда
нужно отказаться от сотни важных, необ-
ходимых дел, чтобы закончить одно самое
важное, которое можешь сделать только ты.
И это тоже подвиг. Ну, пусть не подвиг, а хо-
роший поступок. Но если вся жизнь состоит
из таких поступков, то она сама становится
подвигом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *