ДУШИ «МЕРТВЫЕ И ЖИВЫЕ» В ПОЭМЕ Н. В. ГОГОЛЯ

...
Голосуйте за сочинение

Осенью 1835 года Гоголь принимается за
работу над «Мертвыми душами», сюжет ко-
торых, как и сюжет «Ревизора», был ему
подсказан Пушкиным. «Мне хочется в этом
романе показать хотя с одного боку всю
Русь», — пишет он Пушкину. Объясняя за-
мысел «Мертвых душ», Гоголь писал, что об-
разы поэмы — «ничуть не портреты с ни-
чтожных людей, напротив, в них собраны
черты тех, которые считают себя лучше дру-
гих» . Наверное, именно поэтому понятие
«мертвые души» в гоголевской поэме посто-
янно меняет свой смысл, переходя из одного
в другой: это не только умершие крепостные
крестьяне, купить которых решил аферист
Чичиков, но и духовно омертвевшие помещи-
ки и чиновники.
Центральное место в первом томе зани-
мают пять «портретных» глав (со второй по
шестую). Эти главы,-построенные по одина-
ковому плану, показывают, как на почве кре-
постничества складывались разные типы
крепостников и как крепостное право в 20—
30-х годах XIX века, в связи с ростом капи-
талистических сил, приводило помещичий
класс к экономическому упадку. Гоголь дает
эти главы в определенном порядке. Бесхо-
зяйственного помещика Манилова (2 глава)
сменяет мелочная Коробочка (3 глава), бе-
залаберного прожигателя жизни Ноздрева
(4 глава) — прижимистый Собакевич (5 гла-
ва). Завершает эту галерею помещиков Плюш-
кин — скряга, доведший свое имение и кре-
стьян до полного разорения.
С большой выразительностью в «портрет-
ных» главах дана картина упадка помещичье-
го класса. От праздного мечтателя, живущего
в мире своих грез, Манилова, к «дубинноголо-
вой» Коробочке, от нее — к бесшабашному
моту, вралю и шулеру Ноздреву, далее —
к оскотинившемуся кулаку Плюшкину ведет
нас Гоголь, показывая все большее моральное
падение и разложение представителей поме-
щичьего мира. Поэма превращается в гени-
альное обличение крепостничества, того клас-
са, который является вершителем судеб госу-
дарства.
Галерея портретов помещиков открыва-
ется образом Манилова. «На взгляд он был
человек видный; черты лица его не были ли-
шены приятности, но в эту приятность, ка-
залось, чересчур было передано сахару; в
приемах и оборотах его было что-то заиски-
вающее расположения и знакомства. Он улы-
бался заманчиво, был белокур, с голубыми
глазами». Раньше он «служил в армии, где
считался скромнейшим, деликатнейшим и
образованнейшим офицером». Живя в поме-
стье, он «иногда приезжает в город… чтобы
увидеться с образованнейшими людьми». На
фоне обитателей города и поместий он ка-
жется «весьма обходительным и учтивым
помещиком», на котором лежит какой-то от-
печаток «полупросвещенной» среды. Одна-
ко, раскрывая внутренний облик Манилова,
его характер, рассказывая о его отношении
к хозяйству и,времяпрепровождении, рисуя
прием Маниловым Чичикова, Гоголь пока-
зывает полнейшую пустоту и никчемность
этого «существователя».
Писатель подчеркивает в характере Ма-
нилова его слащавую, бессмысленную мечта-
тельность. У Манилова не было никаких жи-
вых интересов. Он не занимался хозяйством,
передоверив его приказчику. Он даже не
знал, умирали ли у него крестьяне со време-
ни последней ревизии. Вместо тенистого са-
да, обычно окружавшего барский дом, у Ма-
нилова «только пять-шесть берез…» с жидки-
ми вершинами.
Свою жизнь Манилов проводит в празд-
ности. Он отошел от всякого труда, даже не
читает ничего: два года в его кабинете лежит
книга, заложенная все на той же 14-й стра-
нице. Свое безделье Манилов скрашивает
беспочвенными мечтами и бессмысленными
«прожектами» (проектами), вроде постройки
подземного’ хода в доме, каменного моста че-
рез пруд. Вместо настоящего чувства —
у Манилова «приятная улыбка», вместо мыс-
ли — какие-то бессвязные, глупые рассужде-
ния, вместо деятельности — пустые мечты.
Другим представителем «мертвых душ»
в поэме мы назовем Плюшкина. Это «проре-
ха на человечестве». Все человеческое умер-
ло в нем, в полном смысле слова это мертвая
душа. К такому выводу ведет нас Гоголь,
развивая и углубляя тему духовной гибели
человека. Деревенские избы села Плюшкина
имеют вид «особенной ветхости», барский
дом выглядит «инвалидом», бревенчатая мос-
товая пришла в негодность. А каков хозяин?
На фоне жалкой деревушки перед Чичиковым
предстала странная фигура: не то мужик, не
то баба, в «неопределенном платье, похожем
на женский капот», таком рваном, замас-
ленном и заношенном, что «если бы Чичиков
встретил его, так принаряженного, где-ни-
будь у церковных дверей, то, вероятно, дал
бы ему медный грош».
Но не нищий стоял перед Чичиковым, а
богатый помещик, владелец тысячи душ, у
которого кладовые, амбары и сушильни пол-
ны были всякого добра. Однако все это добро
гнило, портилось, превращалось в труху. От-
ношения Плюшкина к покупщикам, его хож-
дения по селу за сбором всякой дряни, зна-
менитые кучи хлама на его столе и на бюро
выразительно говорят о том, как скряжниче-
ство приводит Плюшкина к бессмысленному
накопительству, приносящему его хозяйству
одно разорение. Все пришло в полный упа-
док, крестьяне «мрут, как мухи», десятками
числятся в бегах. Бессмысленная скупость,
царящая в душе Плюшкина, порождает в нем
подозрительность к людям, недоверие и враж-
дебность ко всему окружающему, жесто-
кость и несправедливость по отношению к
крепостным.
У Плюшкина нет никаких человеческих
чувств, даже отцовских. Вещи для него доро-
же людей, в которых он видит только мошен-
ников и воров. «И до такой ничтожности, ме-
лочности, гадости мог снизойти человек!» —
восклицает Гоголь.
Вся галерея образов, данная в первом то-
ме «Мертвых душ», убедительно раскрывает
внутреннее убожество и косный, затхлый
вид крепостников-душевладельцев. Герои
Гоголя — не Онегины и Печорины, а то поме-
стное дворянство, которое представлено на.
балу у Лариных.
«Мертвым душам» поэмы противопос-
тавлены «живые» — народ талантливый,
трудолюбивый, многострадальный. С глубо-
ким чувством патриота и верой в великое
будущее своего народа пишет о нем Гоголь.
Он видел бесправие крестьянства, его при-
ниженное положение и то отупение и одича-
ние крестьян, которые явились результатом
крепостного права. Таковы дядя Митяй
и дядя Миняй, крепостная девочка Пелагея,
не отличавшая, где право, а где лево, плюш-
кинские Прошка и Мавра, забитые до край-
ности.
Но и в этой социальной подавленности
Гоголь видел живую душу «бойкого народа»
и расторопность ярославского мужика. Он с
восхищением и любовью говорит о трудолю-
бии народа, смелости и удали, выносливости
и жажде свободы. Крепостной богатырь,
плотник Пробка «в гвардию годился бы». Он
исходил с топором за поясом и сапогами на
плечах все губернии. Каретник Михей созда-
вал экипажи необыкновенной прочности и
красоты. Печник Милушкин мог поставить
печь в любом доме. Талантливый сапожник
Максим Телятников — «что шилом кольнет,
то и сапоги, что сапоги, то и спасибо». А Ере-
мей Сорокоплехин «одного оброку приносил
по пятьсот рублей!».
Вот беглый крепостной Плюшкина Аба-
кум Фыров. Не выдержала его душа гнета
неволи, потянуло его на широкий волжский
простор, он «гуляет шумно и весело на хлеб-
ной пристани, порядившись с купцами». Но
нелегко ему ходить с бурлаками, «таща лям-
ку под одну бесконечную, как Русь, песню».
В песнях бурлаков Гоголь слышал выраже-
ние тоски и стремление народа к другой жиз-
ни, к прекрасному будущему.
Горячая вера в скрытые до времени, но
необъятные силы всего народа, любовь к ро-
дине, дают Гоголю силы верить в ее великое
будущее.


Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *