ЧЕЛОВЕК В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (3 вариант)

загрузка...
Голосуйте за сочинение

Война… У нее всегда одно лицо — смерть, страдания, нена­висть… Но тем не менее многие писатели первой половины XX века смогли увидеть в братоубийственной войне 1918—1922 годов и ис­пытание — испытание на прочность человеческих убеждений, вер­ность жизненным принципам. В огне кровавой бойни проявляются скрытые в обычное время черты человеческой натуры — будь то трусость и предательство или готовность к самопожертвованию. И это не зависит от того, какой позиции придерживается автор — будь он явный сторонник «красных» или стремящийся к объектив­ности повествования наблюдатель.

Но все-таки, как мне показалось, главным чувством, преоблада­ющим в сердцах людей во время войны, является страх, но по-раз­ному переносят его герои: Мечик — герой романа А. Фадеева «Раз­гром» — готов предать ради спасения своей жизни; для него, пред­ставителя интеллигенции, человеческая жизнь и идея, как ни странно, ничего не значат — главным является выживание, пусть даже и за счет других.

Совсем не таков Николай Турбин — побеждая свой страх перед петлюровцами, он готов умереть, спасая тем самым будущих юнке­ров и кадетов. И если у героя Фадеева инстинкт самосохранения

граничит с предательством и подлостью ради спасения самого себя, то булгаковский персонаж заглушает страх чувством долга.

Тем не менее нельзя говорить, что лишь представители интел­лигенции поставлены писателями в экстремальные ситуации, — сознательность, решительность и все лучшее, что есть в человеке, проявляется, по мнению Фадеева, именно в представителях проле­тариата, — так как не они являются наиболее надежной частью от­ряда Левинсона!

И в то же время Тальберг («Белая гвардия»), представитель и носитель ценностей высшего офицерства, готов ради собственного спасения оставить в аду петлюровцев свою жену, бросить свою часть и Город, ставший родным.

Почти каждый герой в произведениях этого времени — человек, раздираемый внутренними противоречиями, страдающий от необ­ходимости переступить через себя: или совершить убийство («Док­тор Живаго»), или отказаться от защиты своего родного Города («Белая гвардия», полковник Мальцев); это человек с воспаленным сознанием, готовый, пусть из лучших побуждений, убить себе по­добного (Палых в романе «Доктор Живаго»), спасая его от возмож­ного страдания. Период Гражданской войны характерен значитель­ным смещением ценностей: человеческая жизнь ничего не стоит, убийство становится обыденностью, страдания — атмосферой жиз­ни.

Но тем не менее в высушенной войной человеческой душе еще остается место прежним идеалам — и монархист Алексей Турбин, и доктор Живаго готовы отстаивать свои убеждения, пытаются доб­ром вылечить страшную язву мясобойни.

Наряду с этими людьми существуют и те, кто способен забыть о своих эмоциях и положиться на правоту других, — ведь ни Левин-сон, ни Най-Турс не сомневаются в полученных приказах, ставя се­бе целью их выполнение любой ценой (правда, в Най-Турсе побеж­дает здравый смысл и он отдает приказ об отступлении).

Третий тип людей — те, для кого мясорубка войны преврати­лась в забаву или ремесло; их смысл жизни —, убийства и уничто­жение себе подобных безо всяких целей и рассуждений. Таковы петлюровцы, входящие в Город, убивая случайных прохожих (не­счастный еврей на мосту). Именно ненависть таких людей движет всей войной, вопреки всякой логике и вопреки идеям.

Вместе с тем нельзя забывать, что еще существует любовь — чувство, соединяющее разных людей, заставляющее забыть об окружающих жестокостях, обрести настоящий смысл жизни; эта любовь снимает напряженность и ненависть, царящие на каждой странице: любовь Варвары можно назвать эмоциональной отдуши­ной романа «Разгром». Новое чувство Елены («Белая гвардия») восстанавливает нарушенную отъездом Тальберга гармонию; лю­бовь Юлии Рейс и Елены к Алексею явилась той самой соломин­кой, которая помогла старшему Турбину выжить и выздороветь по­сле всего перенесенного.

Все женщины: и Варвара, и сестра Най-Турса, и Елена, — все они способны на глубокое и загадочное чувство, чувство, которое

действительно творит чудеса, — и все это несмотря на окружающие ужасы войны…

Главными для Бабеля, Фадеева, Пастернака, Булгакова являют­ся даже не описываемые события, а то, что в подобной атмосфере герои еще могут носить гордое имя Человека…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *