ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ТВОРЧЕСКИХ ПУТЕЙ ЧЕХОВА И ГОРЬКОГО

В ноябре 1898 года начинается переписка
двух писателей. Молодой Горький пишет Че-
хову: «…я хотел бы объясниться Вам в искрен-
ней, беззаветной любви, кою питаю к Вам со
времен младых ногтей моих, я хотел бы выра-
зить восторг перед удивительным талантом
Вашим…» Нам трудно сказать, как относился
в то время к литературным опытам Горького
Чехов, но ответное письмо содержит добрые
слова: «Дружески жму руку».
С Горьким связано одно из немногих вы-
ступлений Чехова с прямым объяснением
своей общественной позиции. В 1900 году Че-
хов был избран почетным академиком Пуш-
кинского отделения Российской академии на-
ук. В 1902 году, когда по указанию царя было
аннулировано избрание Горького в почетные
академики, Чехов, как и В.Г.Короленко, де-
монстративно отказался от этого звания.
Казалось бы, не так уж велика разница
во времени начала их творческой деятельно-
сти (первый рассказ Горького «Макар Чуд-
ра» выходит в 1892 году, а первый сборник
Чехова «В сумерках» — в 1887 году), но эта
разница в пять лет весьма ощутима. Горький
пережил революцию и стал основателем со-
циалистического реализма, Чехов не дожил
до революции 13 лет и считался писателем,
завершающим традицию критического реа-
лизма. Врач, гуманист, интеллигент, он ни-
когда бы не принял кровопролития и не оп-
равдал бы, как Горький, кровь во имя свя-
той цели.
Ранний Горький весь пронизан скрытыми
цитатами из Чехова. Широко использует он
чеховские приемы: открытые завязку и фи-
нал, тесное переплетение философских идей
с бытовыми житейскими подробностями. Он
вслед за Чеховым разрабатывает толсто-
вские идеи. В письме к Суворину Чехов на-
зывает «основными положениями» толстов-
ства обличение войны и суда; еще раньше, в
1886 году, выходит рассказ «В суде», где по-
казано не менее впечатляющее, чем в рома-
не «Воскресение», заседание суда. А в 1894 го-
ду Горький опубликовал повесть «Горемыка
Павел», где описал «великий акт человечес-
кого правосудия» над Павлом Арефьевым
Гиблым. Манера изображения суда чрезвы-
чайно схожа с чеховской. Прокурор — доб-
родушный человек с тараканьими усами,
способный придавать своему лицу свирепое
выражение голодного бульдога, защитник,
злоупотребляющий жалкими словами. И на
фоне этого гротескного изображения — тра-
гедия несчастного человека, которому не раз-
решают в последний раз побывать на могиле
убитой им женщины.
Существует ряд горьковских рассказов,
определенно ориентированных на художест-
венную манеру Чехова. Очевидна связь меж-
ду «Черным монахом» и «Ошибкой» Горького.
Однако чеховская идея Коврина об избранни-
честве трансформируется и становится мыс-
лью о всеобщем спасении людей Кравцова.
Больше того, в черного монаха Коврина не ве-
рит никто, идея жизни ради других так силь-
но действует на Ярославцева, что он начинает
представлять себя — ни много ни мало! —
учеником Спасителя.
Со временем пути творчества этих двух пи-
сателей расходятся, но связующие нити еще
сохраняются. Оба писателя беспощадно срыва-
ют маски с реальности, указывают на пошлость
окружающей жизни. И главное — чеховский
и горьковский идеал человека некоторое время
(пока положительным героем Горького не стал
революционер) схожи. В пьесе «Дядя Ваня»
Астров говорит о героине: «Она прекрасна, спо-
ра нет, но… ведь она только ест, спит, гуляет,
чарует нас красотой — и больше ничего. У нее
нет никаких обязанностей, на нее работают
другие… А праздная жизнь не может быть чи-
стой». Почти то же говорит и Фома Гордеев:
«Красивый человек и жить хорошо должен». —
Горький найдет свой идеал позже, в новом
герое — революционере, а Чехов так и не най-
дет свой идеал.
Скоро Горький увидел ограниченность че-
ховского реализма в отсутствии призыва лю-
дей к героическим поступкам, в отсутствии
культа человека — активного преобразователя
действительности. В письме к жене, сразу по-
сле похорон Чехова, Горький пишет о том, что
пошлость в конечном счете восторжествовала
над гробом ее обличителя, и причину этого,
несомненно, он видит в пассивном ей противо-
стоянии.
Не является случайным тот факт, что род-
ным театром и для пьес Чехова, и для пьес
Горького стал МХАТ. Но если, по словам Стани-
славского, Горький — «главный начинатель и
создатель общественно-политической линии в
Художественном театре», то пьесы Чехова —
его главный психологический источник, «не бу-
дет его пьесы — театр потеряет свой аромат».
Любопытно, что оба писателя переживали за
судьбу пьес друг друга, хотя и писали принци-
пиально о разном. Правда, пьеса «На дне» ка-
жется иногда немного чеховской. В ней также
чувствуется томящая безысходность, гнетет
душный воздух застоявшейся жизни… Там нет
положительного героя, который, вынув свое го-
рящее сердце, вел бы людей к светлому буду-
щему. Там у людей вообще нет будущего. Горь-
кий частично использует и некоторые чеховские
приемы: его герои также не слушают друг дру-
га, невпопад произносят символические фразы.
В одной из своих статей Блок сказал, что
Горький не совсем интеллигент. Усомниться
же в том, что истинным интеллигентом был Че-
хов, не может никто. Вероятно, отсюда и берет
начало столь разное понимание роли интелли-
генции в их творчестве.
Для Чехова интеллигенция — это и та про-
слойка общества, которая в большинстве своем
в душе еще больше опошляется от самодоволь-
ного сознания принадлежности к интеллиген-
ции. А те, кто болезненно чувствует, как Васи-
льев в «Припадке», ужас и грязь общества, вы-
нуждены пить на ночь бром.
Интеллигенция Горького — «ломовая ло-
шадь истории», которой предписано вынести
на себе тяжесть предводительства, ведя за со-
бой народ, который будет завершать дело ре-
волюции.
В написанном после смерти литературном
портрете человека с «мягкой, милой улыбкой»
видно — Чехов остался для Горького таким, ка-
ким виделся писателю в юности.

СИЛА И СЛАБОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В ПОНИМАНИИ М. ГОРЬКОГО («Старуха Изергиль», «На дне»)

Во все века человек стремился к позна-
нию своего «я». Одна из основных, может
быть, главных целей искусства — раскрытие
этой тайны. Открыть человеку глубины его
души, сделать его лучше, сильнее — в той
или иной степени этого добивается каждый
писатель. Особенно это свойственно русской
литературе с ее глубочайшими нравственно-
философскими корнями. Проблему добра и
зла, силы и слабости человека пытались раз-
решить великие умы, люди, много выстра-
давшие и испытавшие — Пушкин, Толстой,
Достоевский.
Горький столкнулся с этой проблемой
очень рано. Уже в первых произведениях мо-
лодого писателя проявился не только неза-
урядный талант рассказчика и художника, но
и умение отстаивать свои убеждения. И позже
опыт жизни не притупил таланта, вера в свою
правоту лишь окрепла. Уже в самом начале
своего рассказа старуха Изергиль делит лю-
дей на «стариков с детства» и «юных, которые
любят». Это очень важно для Горького. Яркие,
сильные люди всегда были привлекательны
для него. Один лишь холодный ум без молодо-
го сердца не дает человеку истинной силы. Та-
ков Ларра — герой первой легенды. Недаром
его отец — орел — житель холодных вершин.
Гордости, уверенности в своем превосходстве
недостаточно для счастья. Это не сила Ларры,
а слабость. В понимании Горького лишь горя-
чая любовь к людям, к своему делу, к родной
земле дает человеку твердость в жизненных
испытаниях.
Данко, жертвующий собой ради других,
сильнее Ларры. В связи с этим возникает
важнейший вопрос: как действительно силь-
ный человек относится к окружающим? Это
один из основных вопросов, ответ на который
не дает вся мировая литература. Позиция
Горького здесь ясна. Кажущаяся сила Лар-
ры, которому люди якобы не нужны, не вы-
держивает испытания одиночеством.
В более поздних произведениях Горький
усложняет вопрос: одиночество среди лю-
дей — следствие ли это силы или слабости?
И дает ответ: сильный не может быть одино-
ким, он всегда среди людей — пусть чуждых
ему по духу, но страдающих. И это понима-
ет Сатин после встречи с Лукой. Но взгляды
этих героев все же расходятся в главном.
Лука считает, что слабый должен найти в
жизни опору и обязанность сильного — по-
мочь ему в этом. Сатин уверен, что действи-
тельно сильному не нужна опора и ждать
лучшего будущего в бездействии — не для
настоящего человека. Он приходит к этому
убеждению не сразу. Мы можем следить за
его развитием по ходу пьесы.
При первой встрече с обитателями ноч-
лежки мы видим, что перед нами люди глу-
боко страдающие и одинокие. Попав на самое
дно жизни после многих лишений, они стали
безжалостны к себе и к другим. Каждый за-
мкнут на своем горе и ведет о нем несконча-
емый рассказ, не слушая никого и не желая
быть услышанным. Ответ на жалобы — смех,
издевательства. Барона, живущего за счет
Насти, лишь забавляют ее слезы и фантазии.
Клещ презирает всех, он, «рабочий человек»,
вырвется из ночлежки, он не таков, как все
ее обитатели. И только после смерти Анны,
продав все свои инструменты, потеряв вся-
кую надежду, он понимает и принимает их
как товарищей по несчастью.
Каждый герой пьесы ищет опору в уходе
от жестокой реальности. Наташа, Васька Пе-
пел мечтают о будущем. Анна надеется на
успокоение после смерти. Актер «грезит» о
прошлом, с каждым разом расцвечивая его
все более яркими красками. Настя, у которой
нет ни прошлого, ни будущего, уходит от на-
стоящего в воображаемый мир «чистой люб-
ви». Лука попытался перенести их мечты в
реальный мир, и они терпят крах одна за
другой. Ведь эти мечты не облегчают реаль-
ности, а лишь в малой степени заменяют ее.
Всем им остается лишь беспробудное пьян-
ство, ибо пробуждение страшно.
Лишь сильный человек, утверждает Горь-
кий, способен смотреть в лицо реальности.
Но без цели в жизни, без уверенности в своих
возможностях изменить мир он не способен
противостоять невзгодам. И мы видим людей,
сильных духом, но не знающих долга перед
собой и окружающими. Бубнов, которому
многое дано, уже утратил себя. Барон издева-
ется над всеми и быстро теряет человеческие
черты. Сатин лишь в начале этого пути. Кто
знает, какая судьба ждала его, не появись
в ночлежке Лука. Недаром Сатин позже ска-
жет, что Лука подействовал на него, как кис-
лота на потускневшую монету. Сатин понима-
ет, что назначение сильного — не утешать
страдающих, а искоренять страдание, зло. Это
одно из самых твердых убеждений Горького.
Для Горького сила — в стремлении вперед
«к свободе, к свету». Лишь горячее сердце
и сильная воля, вера в победу помогут пройти
этот путь. И память о тех, кто на этом пути
пожертвовал собой ради других, как звез-
ды — искры сердца Данко — будут’ освещать
дорогу идущим следом.

ПРАВДА И ЛОЖЬ В ПЬЕСЕ М. ГОРЬКОГО «НА ДНЕ»

Что есть правда и что есть ложь? Этим
вопросом человечество задается на протяже-
нии многих сотен лет. Правда и ложь, добро
и зло всегда стоят рядом, одно без другого
просто не существует. Столкновение этих по-
нятий является основой многих всемирно из-
вестных литературных произведений. Среди
них и социально-философская пьеса М. Горь-
кого «На дне». Главное в ее сюжете — столк-
новение жизненных позиций и взглядов лю-
дей. В пьесе «На дне» автор поднимает ха-
рактерный для русской литературы вопрос
о двух видах гуманизма. Гуманизм Луки
призывает к жалости и состраданию, прими-
ряет с трудностями жизни. Гуманизм же Са-
тина призывает не бояться правды, не при-
миряться с несправедливостью, а бороться за
свои права.
Кто же прав — Лука или Сатин? Что для
каждого из них правда и что ложь? Чтобы
ответить на эти вопросы, обратимся к тексту
произведения. «Подвал, похожий на пеще-
ру». Затхлый и душный воздух. Каменные
закопченные своды, нары, грязь, и люди, жи-
вущие в атмосфере беспробудного пьянства,
грабежей, ругани и разврата. Вот, что мы ви-
дим с первых страниц пьесы. Большего «дна»
и представить себе трудно.
Спустя некоторое время в ночлежке по-
является Лука, который несет с собой «лас-
ковое» слово для каждого ее обитателя.
Именно доброго к себе отношения так им не
хватало. Этим несчастным людям, отвержен-
ным обществом, был нужен человек, который
пожалел и утешил бы их. Ночлежники, при-
выкшие жить в своем подвале по пещерным
законам, давно отвыкли от нормальных чело-
веческих отношений. Лука им говорил слова,
которые им были очень нужны: «Христос
всех жалел и нам так велел».
Жалость и сострадание, бесспорно, необ-
ходимы в суровом мире действительности.
Сочувствие помогает человеку понять, что он
не один, что его понимают и поддерживают
окружающие. Возможно, он вновь приоб-
ретет уверенность в себе и в своих силах.
А тогда ему будет легче справиться со свои-
ми проблемами. Но все хорошо в меру. Как
каждого лекарства, жалости должно быть
определенное количество. Главное — не пе-
рейти тонкую грань между пользой и явным
вредом.
Лука полагал, что правдой вряд ли мож-
но вылечить человеческую душу, что можно
боль смягчить утешительной ложью. Он с са-
мого начала выбрал ложный курс. Новый
обитатель ночлежки не старался заставить
людей изменить что-либо в их жизни, он
лишь утешал и жалел их. Лука сразу стал
относиться к ночлежникам как к непоправи-
мо потерянным людям. Разве так поступает
человек, который искренне хочет помочь! Да,
смертельно больной Анне нужна была имен-
но такая помощь. Необходимо было скрасить
ей последние минуты жизни, успокоить.
Но свою «утешительную» философию
Лука примерил и к здоровым людям. Своими
«сладким пилюлями» он поселил героев в
мир заблуждений и иллюзий. Пожилой
странник, призывавший к терпению и при-
мирению, убаюкивал в ночлежниках сла-
бость и неспособность бороться. Бедные лю-
ди и до его прихода бездействовали в силу
привычки, не сопротивлялись обстоятельст-
вам. Лука же своим ложным гуманизмом еще
больше им навредил, «связав» окончательно
руки и ноги. «Ты — надейся! Ты — верь!» —
внушал он им.
Человек не может постоянно жить иллю-
зиями, и рано или поздно придется услы-
шать горькую правду, которая «всегда под-
нимается над ложью, как масло над водою».
Так не лучше ли как можно скорее открыть
глаза на жизненные противоречия и пробле-
мы и перейти к решительным действиям? Ведь
«кто живет лишь надеждой, рискует умереть
голодной смертью».
Очевидно, и сам автор придерживается
подобного мнения. Он выстраивает сюжет-
ную линию пьесы так, чтобы читатели смогли
разобраться в его позиции по этому вопросу
и убедиться в том, что гуманизм Луки — лож-
ный гуманизм. Философия странствующего
проповедника проверяется на героях пьесы
и в итоге терпит поражение. Художествен-
ное развенчание ее сопровождается разва-
лом ночлежки: повесился Актер, Пепел по-
пал в Сибирь на каторгу, загублена судьба
Наташи…
Автор больше симпатизирует теории Са-
тина. По его словам, ничто так не радует
глаз, как правдивость; ничто так не безоб-
разно и непримиримо с разумом, как ложь.
Правда, пусть даже самая горькая, всегда
должна побеждать. Не бывает гуманной лжи,
и рано или поздно она принесет вред тому,
кто верит в это заблуждение. А ложь —
чистейшее проявление неуважения к челове-
ку. Уважать же человека надо всегда; кем бы
он ни был, он прежде всего человек. В этом,
безусловно, можно согласиться с Константи-
ном Сатиным. Но, к сожалению, одной лишь
теории бывшего телеграфиста тоже оказалось
недостаточно. Он тоже ничего не смог изме-
нить ни в своей жизни, ни в жизни других
обитателей «дна». И, возможно, проблема
здесь не в правильности теорий, а в самих лю-
дях, которые с Лукой или без него, с Сатиным
или тоже без него, так и не поднялись бы со
«дна». Большая часть, того, чего человек доби-
вается в жизни, зависит от него самого.
Проблема истинного и ложного гуманизма
не решается раз и навсегда. Время не стоит
на месте, меняются обстоятельства, меняют-
ся люди. Каждое последующие поколение
решает для себя эту проблему в соответст-
вии с нравственными идеалами времени. По-
этому пьеса М. Горького актуальна во все
времена, и сейчас можно говорить о своевре-
менности спора о гуманизме.

КРИТИКА РОССИЙСКОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ В ПЬЕСЕ М. ГОРЬКОГО «НА ДНЕ»

Хорошо, когда прочитанная книга или те-
атральная постановка оставляет след в душе.
И если он, этот след, яркий, мы задумывает-
ся над тем, какое значение имеет для нас это
произведение, что оно дает нам. Со времени
создания пьес Горького прошло много лет,
но и теперь они читаются и идут в театрах.
Видимо, им предопределена долгая жизнь.
Можно сказать, что это — энциклопедия пред-
революционной России, история, запечатлен-
ная мастерски и правдоподобно. Но нельзя
забывать, что в них много общечеловеческо-
го, свойственного не только прошлой, но и
нынешней жизни.
«Человек — это великолепно! Это зву-
чит… гордо!» Эти слова, сказанные на заре
XX века, определяли творческую линию пи-
сателя. Он любил людей, поэтому его вообра-
жение, пронизанное прекрасной мечтой о ве-
ликом призвании человека, рождало такие
изумительные образы, как Данко. Но он же и
выступал со страстным и горячим протестом
против всего, что принижало человека, про-
тив всех «свинцовых мерзостей жизни».
В пьесе «На дне» с большой силой и не-
превзойденным художественным мастерст-
вом М. Горький показал те ужасные условия
жизни, которые толкают на «дно», «в яму».
И тогда человек перестает быть человеком.
Да разве ж это люди обитают в омерзитель-
ной ночлежке Костылева? Они утратили все
человеческое, потеряли даже облик челове-
ка, превратились в жалкое, никому не нуж-
ное подобие человека.
Конечно, во многом они сами виноваты
в том, что с ними случилось: у них не хвати-
ло твердости или умения бороться с судьбой,
желания трудиться, преодолевать труднос-
ти. Но виноваты и социальные условия. Это
была эпоха быстрого обогащения одних и об-
нищания других, эпоха, когда рушились ве-
ковые устои. В каждой загубленной судьбе
мы видим сплав общественных и личных
проблем.
Но даже и здесь, «на дне» жизни, дейст-
вуют свои неумолимые волчьи законы. Здесь
свои «короли» и угнетенные, эксплуататоры
и эксплуатируемые, хозяева и работники.
Законы общества преследуют человека от
рождения до смерти, от царских чертогов до
грязной ночлежки. Только в последнем слу-
чае все гораздо обнаженнее, а отношения бо-
лее дикие. И в этом обвинение строю и обще-
ству. Жизнь здесь для нормального человека
хуже каторги. Она толкает людей на пре-
ступления, черствость, бесчестность. Ворует
Васька Пепел, умирает в страшных муках
Анна, идет на самое ужасное в жизни Настя,
окончательно спивается Актер. Они уже не
смогут подняться!
А ведь это люди, которые знали когда-то
и Другую жизнь. И поэтому полна страстных
мечтаний о будущем Наташа, думает о свет-
лых чувствах Настя, верит в свою мечту
больной, опустившийся Актер. У них только
и осталось в жизни, что вера.
Странник Лука, появляющийся в пьесе,
сумел заронить и зажечь в сердце каждого
искру надежды. Но после его ухода жизнь в
ночлежке стала еще тяжелее. Люди так из-
ломаны, что уже не могут ничего изменить
в своей судьбе. Им в общем-то нечего ждать.
И надежда, оброненная Лукой, лишь разбе-
редила их раны. Поманил старик, а дороги не
показал. Как ореховая скорлупа раздавлены
мечты Клеща о лучшем времени, и в резуль-
тате мы видим его падшим крайне низко —
к нему относятся слова: «Никогда уже он не
выберется отсюда». И читателю становится
не по себе от этой фразы. Пьеса утверждает:
так больше жить невозможно!
Многие свои мысли вкладывает автор
в уста Сатина. Порой даже странно слышать
такие высокие слова от картежника и шуле-
ра. Мы понимаем, что в .Сатине погибла на-
тура недюжинная, это сильный, ясный ум
даже в таких условиях. Гордые слова автора
о человеке, вложенные в уста Сатина, стали
крылатыми, они заставляют верить, что лю-
ди достойны лучшей участи. Пьеса «На дне»
проникнута горячим и страстным призывом
любить человека, сделать так, чтобы имя это
действительно звучало гордо. Пьеса имела
огромный политический резонанс, звала
к переустройству общества. Нет и не может
быть счастья, пока человек несвободен, пока
несправедливость господствует на каждом
шагу. Человек достоин счастья и свободы по-
тому уже, что он Человек!
Сейчас, в эпоху, когда мы вновь заговорили
о гуманизме и милосердии, когда призываем
«милость к падшим», пьеса Горького приобре-
тает несколько иное значение. Это не только
исторический документ, не просто выдающее-
ся художественное произведение. Пьеса вновь
и вновь будет обращать взоры людей к вечным
проблемам добра, милосердия, социальной
справедливости.

«ЧЕЛОВЕК!- ЭТО ЗВУЧИТ… ГОРДО!» (по пьесе М. Горького «На дне»)

Драма «На дне» — этапное произведение
в творчестве Горького. И написано оно было
в переломное для страны время. В 90-х годах
в России разразился жестокий экономичес-
кий кризис. После каждого неурожая массы
разорившихся, обнищавших крестьян уходи-
ли из деревень в поисках заработка. А фаб-
рики и заводы закрывались. Тысячи людей
оказались без крова и средств к существова-
нию. Под влиянием тягчайшего экономичес-
кого гнета появляется огромное количество
люмпенов — «босяков», которые опускаются
на дно жизни.
Пользуясь безвыходным положением об-
нищавших людей, предприимчивые владель-
цы темных трущоб нашли способ извлекать
пользу из своих зловонных подвалов, пре-
вратив их в ночлежки, где обретали приют
безработные, нищие, бродяги, воры и другие
«бывшие люди». Написанная в 1902 году пье-
са «На дне» и изображала жизнь этих лю-
дей. Сам Горький писал о своей пьесе: «Она
явилась итогом моих почти двадцатилетних
наблюдений над миром «бывших людей»,
к числу которых я отношу не только стран-
ников, обитателей ночлежек и вообще «люм-
пен-пролетариев», но и некоторую часть
интеллигентов, «размагниченных», разочаро-
ванных, оскорбленных и униженных неуда-
чами в жизни. Я очень рано почувствовал
и понял, что люди эти — неизлечимы». Но
пьеса не только завершила тему о босяках,
но и отвечала новым требованиям, которые
выдвигала напряженная предреволюционная
эпоха.
Действие пьесы «На дне» происходит в
мрачном полутемном подвале, похожем на
пещеру, со сводчатым, низким потолком, ко-
торый давит на людей своей каменной тяже-
стью, где темно, нет простора и трудно ды-
шать. Убога и обстановка в этом подвале:
вместо стульев — грязные обрубки дерева,
грубо сколоченный стол, по стенам — нары.
Здесь собрались воры, шулеры, нищие, кале-
ки — все, кто выброшен из жизни; различ-
ные по своим привычкам, жизненному пове-
дению, прошлой судьбе, но одинаково голод-
ные, измученные и,никому не нужные: быв-
ший аристократ Барон, спившийся Актер,
бывший интеллигент Сатин, слесарь-ремес-
ленник Клещ, несчастная падшая Настя, вор
Васька. У них нет ничего, все отнято, потеря-
но, стерто и затоптано в грязь.
Все обитатели ночлежки вытолкнуты
«хозяевами» на дно жизни, но в них не окон-
чательно растоптано человеческое. В этих лю-
дях, лишенных права жизни, обреченных на
беспросветное существование, опустивших-
ся, сохранилось чувство собственного досто-
инства. Васька Пепел, сильная и широкая
натура, страстно мечтает об иной жизни; На-
стя, наивная, трогательная и беспомощная,
стремится спрятаться от окружающей ее
грязи, мечтая о чистой и преданной любви.
Актер — безвольный алкоголик, потерявший
не только место в жизни, но даже за ненуж-
ностью свое имя, в то же время — мягкий,
лирически настроенный романтик и поэт в
душе. Судьба сделала Клеща озлобленным и
жестоким, но все-таки он упорно, мучитель-
но, честным трудом старается подняться со
«дна». Татарина Асана отличает честность,
Наташу — душевная чистота и нежность.
И только Бубнов и Барон представляют со-
бой предел падения человеческой личности.
Они не проявляют каких бы то ни было
стремлений изменить свою жизнь. Бубнов ко
всему равнодушен, он не любит людей и ни
во что не верит. А Барона паразитическое
существование привело к полному морально-
му разложению.
Такова пестрая галерея персонажей пье-
сы, и все это жертвы. Даже здесь, на самом
дне жизни, обессиленные и обездоленные вко-
нец, они служат объектом эксплуатации, даже
здесь хозяева, мещане-собственники, не’оста-
навливаются ни перед каким преступлением
и пытаются выжать из несчастных хоть не-
сколько грошей. Судьбы всех этих людей
и самое существование «дна» доказывают не-
правомерность строя и служат разоблачением
и грозным обвинением мира, где возможно та-
кое «бытие» человека.
В этой пьесе Горький обрушился на бур-
жуазную философию утешительной лжи.
Лука считает всех людей ничтожными, жал-
кими, слабыми, не способными к активной
борьбе за свои права и нуждающимися в со-
болезновании и утешении. Лука — сеятель
иллюзий, утешительных сказок, за которые
жадно хватались отчаявшиеся слабые люди.
«Ложь во спасение» — вот принцип, которо-
му следует Лука. Ваське Пеплу он внушает
мысль о поездке в Сибирь, где тот может на-
чать новую, честную жизнь; Актеру обещает
назвать город, где вылечивают от алкоголиз-
ма в роскошной лечебнице; умирающую Ан-
ну успокаивает надеждой, что за свои не-
стерпимые муки на земле она после смерти
обретет покой и вечное блаженство на небе.
Утешающая ложь Луки встречает сочувст-
вие у ночлежников. Ему верят, так как хотят
поверить в существование иной правды, так
как страстно желают вырваться из ночлежки
и пробиться к другой жизни, хотя пути к ней
неясны.
Горький в одном интервью 1903 года так
высказался об основном вопросе, поставлен-
ном в пьесе: «Основной вопрос, который я хо-
тел поставить, это — что лучше, истина или
сострадание? Что нужнее? Нужно ли дово-
дить сострадание до того, чтобы пользовать-
ся ложью, как Лука?» Утешители ненавист-
ны Горькому, и в образе Луки писатель ра-
зоблачил их несостоятельность.
Решение вопроса, что же надо делать,
чтобы изменить жизнь и уничтожить «дно»,
дает в своих речах Сатин, образ которого
противопоставлен утешителю Луке. Горький
не идеализирует этого героя: как и другие
босяки, Сатин не способен ни к общественно
полезному труду, ни к революционному дей-
ствию, он заражен анархическими настрое-
ниями. В нем немало пороков, привитых ему
ночлежкой: он пьяница и шулер, подчас же-
сток и циничен, но все-таки от других бося-
ков его отличает ум, относительная образо-
ванность и способность мыслить. В ночлежке
раздаются знаменитые слова Сатина, заявля-
ющие о праве «человека на личную свободу
и человеческое достоинство»: «Все — в чело-
веке, все для человека! Существует только
человек, все же остальное — дело его рук
и его мозга! Человек! Это — великолепно!
Это звучит… гордо! Человек! Надо уважать
человека! Не жалеть… не унижать его жало-
стью… уважать надо!» Эти слова отразили
самые высокие мечты предреволюционного
периода. «Ложь — религия рабов и хозяев…
Правда — бог свободного человека!» — такое
высказывание Сатина воспринималось как
революционный призыв,, как «сигнал к вос-
станию».
Заявляя о своей глубокой вере в творчес-
кие силы, разум и способности свободного
человека, Горький утверждал высокие идеи
гуманизма. Писатель понимал, что в устах
спившегося босяка Сатина слова о гордом и
свободном человеке звучат искусственно,
но эти слова должны были звучать в пьесе,
выражая сокровенные идеалы самого автора
и отмечая, что эту речь, «кроме Сатина… не-
кому сказать, и лучше, ярче сказать — он не
может».
В пьесе «На дне» Горький опроверг все
основные принципы идеализма: идеи непро-
тивления, всепрощения, смирения, — давая
понять, за какими силами будущее. Вся пье-
са проникнута верой в человека — гордого
и сильного, не нуждающегося в жалости, со-
чувствии, прощении и потому немного обде-
ленного человечностью.

ДВУЛИКАЯ ПРАВДА ГЕРОЕВ ПЬЕСЫ М. ГОРЬКОГО «НА ДНЕ»

В пьесе «На дне» Горький показывает
людей сломленных жизнью, отброшенных
обществом. Пьеса «На дне» — это произведе-
ние, которое лишено действия, в нем нет за-
вязки, основного конфликта и развязки. Это
как бы набор откровений различных людей,
собравшихся в ночлежке. Герои, их внутрен-
ний мир раскрываются не из поступков, а из
разговоров. Каждый герой несет какую-то
свою философию, свою идею.
Попробуем разобраться, какую же фи-
лософию несут в себе герои пьесы «На дне».
Первое, что бросается в глаза, — это гру-
бость в разговорах героев. Люди как будто
озверели, они уже не могут говорить нор-
мальным живым тоном. Даже Клещ не мо-
жет сказать ласкового слова умирающей
жене («заныла»).
Считается, что главное слово в пьесе —
«правда». Это слово лейтмотивом проходит
через всю пьесу. Но правда героев неодно-
значна. Она находится как бы в двух измере-
ниях. С одной стороны — правда их буднич-
ной повседневной жизни, правда «дна», и с
другой — правда, которую они хотели бы ви-
деть. Это правда «вымышленная».
И с самого начала мы видим конфликт
этих двух правд.
«Квашня. Чтобы я, — говорю, — свобод-
ная женщина, сама себе хозяйка, да кому-
нибудь в паспорт вписалась, чтобы я муж-
чине в крепость себя отдала — нет! Да
будь он хоть принц американский, — не по-
думаю замуж за него идти.
Клещ. Врешь!
Квашня. Чего-о?
Клещ. Врешь! Обвенчаешься с Абрам-
кой…
Квашня. Козел ты рыжий! Туда же —
врешь! Да как ты смеешь говорить мне та-
кое дерзкое слово?
Клещ. Велика барыня!.. А с Абрамкой ты
обвенчаешься… только того и ждешь…
Квашня. Конечно! Если бы… как же! Ты
вон заездил жену-то до полусмерти…
Клещ. Молчать, старая собака! Не твое
дело…
Квашня. А-а! Не терпишь правды!»
Из этой короткой сцены становится понят-
ной сущность конфликта этих двух правд.
Никто из героев не хочет признаваться себе
в своем ничтожном положении, то есть в ре-
альной правде.
Своей кульминации конфликт реальной и
вымышленной правды, завязавшийся с само-
го начала пьесы, достигает в третьем дейст-
вии в споре о правде Бубнова, Клеща и Лу-
ки. Клещ обнажает правду реальную.
«Клещ. Какая — правда! Где — правда?
Вот — правда! Работы нет… силы нет!
Вот — правда! Пристанища… пристани-
ща нету! Издыхать надо… вот она, прав-
да! Дьявол! На… на что мне она — правда?
Дай вздохнуть… вздохнуть дай! Чем я ви-
новат?.. За что мне — правду? Жить —
дьявол — жить нельзя… вот она прав —
да!.. Говорите тут. — правда! Ты, старик,
утешаешь всех… Я тебе скажу… ненавижу
я всех! И эту правду… будь она, окаянная,
проклята! Понял? Пойми! Будь она про-
клята!»
Конфликт правд — это конфликт реаль-
ного настоящего и гипотетического будущего.
Но реальное настоящее противопоставляется
также и прошлому, то есть герои хотят вер-
нуть свое прошлое.
Ведь в пьесе мы не видим, какими путя-
ми они пришли в ночлежку. Из диалогов
персонажей мы представляем, какими они
были раньше и что с ними стало. Отсюда в
пьесе постоянное обращение к прошлому.
Тема правды в пьесе перекликается с те-
мой веры. Носителем философии веры явля-
ется Лука. Для него правда человека та, в
которую он верит.
«Лука. Уйдем, милая! ничего… не сер-
дись! Я — знаю… Я — верю! Твоя правда, а
не ихняя… Коли ты веришь, была у тебя
настоящая любовь… значит — была она!
Была!»
Суть философии Луки заключается в том,
что вера может заменить реальную правду,
так как вера помогает уйти человеку от страш-
ной реальности в мир прекрасных иллюзий.
Таким образом, в пьесе два философских
взгляда взаимосвязаны.
Есть такое высказывание Горького: «Прав-
да — бог свободного человека». Но если гово-
рить о героях пьесы «На дне», то о них нель-
зя сказать, что они свободные люди и что
у них вообще есть какая-то правда. Эти люди
не свободны, хотя они и босяки. А для Горько-
го герой — босяк, цыган и тому подобный —
герой свободный.
Но персонажи пьесы «На дне» не хотят
свободы. Им не нужна эта правда «свободно-
го человека». Многие считали, что пьеса «На
дне» — это «буревестник революции».
В пьесе нет ни одного явного лозунга, но в
ней все с начала и до конца подводит к то-
му, что в таком мире нельзя жить. Мне ка-
жется, что эту пьесу нельзя однозначно
трактовать.
В ней скорее ставятся вопросы, чем дают-
ся ответы.