Сочинение на тему: «Любовь в понимании Бунина»

 

Многие писатели и авторы задевают тему любви в своих произведениях. Причина тому предельно понятна. Любовь занимает важное место в жизни практически каждого человека. Она может вдохновлять его на определенные поступки, не давать отчаиваться тогда, когда, казалось бы, уныние неизбежно. Именно по этой причине писатели смело уделяют любви много внимания в своем творчестве. Впрочем, стоит обязательно отметить, что они делают это абсолютно по-разному. Думается, что причиной таким отличиям в воззрении на проблемы любви служит то, что все люди отличаются между собой, точнее говоря, отличается их опыт, это применимо также и к писателям.
Продолжить чтение

ПУТЬ К СЕБЕ В РАССКАЗЕ И. А. БУНИНА «ЧИСТЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК»

Любовь… вносит идеальное
отношение и свет в будничную
прозу жизни, расшевеливает
благородные инстинкты души
и не дает загрубеть в узком ма-
териализме и грубо -животном
эгоизме.
И. А. Бунин
Человек — единственное из земных су-
ществ, наделенное разумом и свободой выбо-
ра. Человек постоянно стоит перед выбором:
как поступить? куда идти дальше? Человек
волен выбирать работу, пристрастия, увле-
чения, мысли, мировоззрение, любовь. Лю-
бовь бывает к деньгам, к власти, к искусству,
может быть обыкновенная, земная любовь,
а может случиться так, что выше всего, вы-
ше всех чувств человек ставит любовь к ро-
дине или к Богу.
В рассказе Бунина «Чистый понедель-
ник» героиня безымянна. Имя не важно, имя
для земли, а Бог знает каждого и без имени.
Бунин называет героиню «она». Она с самого
начала была странной, молчаливой, необыч-
ной, будто чужой всему окружающему миру,
глядящей сквозь него, «все что-то думала,
все как будто во что-то мысленно вникала;
лежа на диване с книгой в руках, часто опу-
скала ее и вопросительно глядела перед со-
бой». Она была будто совсем из другого мира
и, казалось, машинально читала, ходила в те-
атр, обедала, ужинала, выезжала на прогул-
ки, посещала курсы. Но ее всегда тянуло к
чему-то более светлому, нематериальному, к
вере, к Богу, и так же, как храм Спасителя
был близок к окнам ее квартиры, так Бог был
близок ее сердцу. Она часто ходила в церк-
ви, посещала обители, старые кладбища. И вот
наконец она решилась.
В последние дни мирской жизни она ис-
пила ее чашу до дна, простила всех в Проще-
ное воскресенье и очистилась от пепла этой
жизни в Чистый понедельник — ушла в мо-
настырь: «Нет, в жены я не гожусь». Она с
самого начала знала, что не сможет быть же-
ной. Ей суждено быть вечной невестой, неве-
стой Христа. Она нашла свою любовь, она
выбрала свой путь. Можно подумать, что она
ушла из дома, но на самом деле она ушла до-
мой. И даже ее земной возлюбленный про-
стил ей это. Простил, хотя и не понял. Он не
мог понять, что теперь «она может видеть в
темноте».

ГОСПОДИН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО — ОБОБЩЕННЫЙ ОБРАЗ БЕЗДУШИЯ

В рассказах И.’ А. Бунина постоянный мо-
тив — превосходство естественного бытия
над его расчетливым устройством. Один из
ярких свидетельств тому — знаменитый рас-
сказ «Господин из Сан-Франциско». Дейст-
вие рассказа происходит на большом пасса-
жирском корабле, совершающем путешест-
вие из Америки в Европу. И во время этого
путешествия главный герой повествования,
пожилой господин из Сан-Франциско, уми-
рает. Казалось бы — заурядный случай, ни-
чего особенного. Что же привлекло в этой ис-
тории автора?
В рассказе «Господин из Сан-Франциско»
И.А.Бунин раскрывает свое отношение к
бездушному обществу потребителей. Рассказ
построен на обобщениях и противопоставле-
ниях. Пароход «Атлантида» — это как бы мо-
дель этого общества. Совсем разной жизнью
живут трюм и верхняя палуба: «Глухо грохо-
тали исполинские топки, пожиравшие груды
раскаленного угля, с грохотом ввергаемого
в них облитыми едким, грязным потом и по
пояс голыми людьми, багровыми от пламени;
а тут, в баре, беззаботно закидывали ноги на
ручки, курили, цедили коньяк и ликеры…»
Подробно описывается роскошная жизнь
на «Атлантиде», где все время.занято едой
или подготовкой к поглощению пищи. Пас-
сажиры едят, пьют и забывают о Боге, о
смерти, о покаянных мыслях. Они не дума-
ют о страшном океане, ходившем за стенами
корабля, веселятся под «бесстыдно-груст-
ную музыку», обманывают себя лживой лю-
бовью и за всем этим не видят истинного
смысла жизни. На примере судьбы самого
господина из Сан-Франциско (Бунин даже
не дал ему имени) автор говорит о пустоте,
бесцельности, никчемности жизни типично-
го представителя потребительского общест-
ва. Даже перед смертью герою рассказа не
приходит просветление, мысль о Боге, пока-
янии, грехах. Его смерть как бы предвещает
гибель всего несправедливого мира «господ
из Сан-Франциско», который для Бунина —
лишь одна из форм проявления «всеобще-
го зла».

«ГОСПОДИН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО»

Деньги. Деньги правят миром. Деньги мо-
гут все. Если бы люди относились к деньгам
как к средству существования, то богатые бы-
ли бы гораздо счастливее, потому что они бы
больше думали о других, их жизнь не при-
надлежала бы деньгам, она могла бы быть
прекрасной. Но они посвящают свою жизнь
зарабатыванию денег, а потом эти деньги по-
рабощают их.
Так делает господин из Сан-Франциско
из рассказа А. Бунина. Деньги для него явля-
ются целью, а не средством осуществления
своих планов и желаний. Это то, для чего он
живет. Описание всей его жизни (пятьдесят
восемь лет) составляет всего лишь полстра-
ницы. Мы видим, что она у него никогда не
была настоящей, полноценной и счастливой.
Он тоже это осознает и поэтому устраивает
себе двухгодичное путешествие, думая, что
наконец-то отдохнет, развлечется. Но он так
и не научился радоваться солнцу, утру, не
научился получать удовольствие от прият-
ных мелочей, ощущений и чувств. У него их
просто не было. Поэтому он не испытывает
радости и во время отдыха.
Господин из Сан-Франциско всегда был
убежден, что удовольствие можно купить, и
теперь, когда у него много денег, будет много
радостей. Но он ошибся. Он покупал дорогие
сигары, лучшие номера, компанию «высшего
света», дорогую еду. Но он не купил того, что
ему действительно нужно, — счастья. Он не
привык к радостям, все’ время откладывал
свою жизнь на потом, но когда пришло это
«потом», он просто не смог ею воспользо-
ваться.
Он точно знает, что нужно делать: вести
себя, как и остальные богатые люди так на-
зываемые сливки общества. Он ходит в теа-
тры не потому, что ему хочется насладиться
представлением, а потому, что другие так де-
лают. Он ходит в храмы не для того, чтобы
полюбоваться их красотой и помолиться,
а потому, что так надо. Церковь для него —
пустота, однообразие, место, где нет слов,
а следовательно, скучно. Он думает, что если
будет делать вещи, которые другим достав-
ляют удовольствие, то они будут доставлять
удовольствие и ему. Господин из Сан-Фран-
циско не понимает радостей других людей,
не понимает, почему он недоволен, и это де-
лает его раздражительным. Ему кажется,
что надо только сменить место, и ему будет
лучше, что во всем виновата погода, город,
но не он сам. Ему так и не пришлось почув-
ствовать себя счастливым.
Господин из Сан-Франциско презритель-
но относится к людям ниже его по положе-
нию, ведь они не могут за все заплатить, как
он. Они существуют, чтобы служить ему
(«Он шел по коридору, и слуги жались по
стенам, а он их не замечал»). В нем нет ду-
ховного начала, нет чувства прекрасного. Он
не замечает прекрасного пейзажа из откры-
того окна. («Из темноты повеяло на него неж-
ным воздухом, померещилась верхушка ста-
рой пальмы, раскинувшая по звездам свои
вайи, казавшиеся гигантскими, донесся отда-
ленный ровный шум моря…») Господин из
Сан-Франциско не видит красоты природы,
а ведь только она останется с ним после его
смерти. Окно символизирует мир, который
открыт перед ним, но которым он не в состо-
янии наслаждаться.
Таким же символическим жестом явля-
ется то, что он закрывает окно, из которого
пахнет кухней и цветами, Господин из Сан-
Франциско живет размеренной жизнью, без
потрясений, без сюрпризов, ничего никогда
не меняет в распорядке дня. Он много ест
и пьет. Но доставляет ли еда ему удовольст-
вие? Скорее всего, нет. А если и да, то это
ничего не меняет. Просто его желудок требу-
ет еды, много еды, и господин из Сан-Фран-
циско служит ему, потворствует ему. Он уже
не человек, его жизнь течет автоматически.
Не зря ведь он спланировал все вперед на
два года. «Он надеялся наслаждаться солн-
цем Южной Италии в декабре и январе,
карнавал он думал провести в Ницце, в Мон-
те-Карло, начало марта он хотел посвятить
Флоренции, к Страстям Господним приехать
в Рим. Входили в его планы и Венеция, и Па-
риж, и бой быков в Севилье, и купанье на
английских островах, и Афины, и Констан-
тинополь, и Палестина, и Египет, и даже
Япония.»
Очень символична «любовная» парочка на
корабле. Они за деньги притворяются, что
любят друг друга, и это им уже ужасно на-
доело, но, наверное, они больше ничего не хо-
тят или не умеют делать. («Он танцевал
только с ней, и все выходило у них так тон-
ко, очаровательно, что только один командир
знал, что эта пара нанята играть в любовь за
хорошие деньги и уже давно плавает то на
одном, то на другом корабле.») То же самое,
по сути, делает и господин из Сан-Францис-
ко — он притворяется, что живет. И как этой
паре, возможно, никогда не удастся познать
любовь, так и господину из Сан-Франциско
не суждено по-настоящему пожить.
Вообще, господин из Сан-Франциско —
это обобщенный образ, ведь у него даже нет
имени. Он — это символ целого сословия.
Отсутствие имени говорит также об отсутст-
вии индивидуальности. Он — просто типич-
ный богач. Он умер, только начав, по его мне-
нию, жить. А может он именно поэтому и
умер? Его жизнь изменилась, теперь у него
даже нет такой цели, как зарабатывание де-
нег. Господин из Сан-Франциско не был до-
стойным человеком, и те, кто оказывал ему
уважение при жизни, после смерти прези-
рают. Луиджи изображает его, смеется над
ним. Хозяин гостиницы, видя, что господин
из Сан-Франциско больше не является ис-
точником дохода, отказывается оставить его
тело в приличном номере. Ему не находят
приличного гроба и везут домой в каком-то
деревянном ящике. И когда мертвый лежал
в плохом номере, лишь природа, которую
он отвергал, осталась с ним и не отверну-
лась от него («Синие звезды глядели на не-
го с неба, сверчок с грустной беззаботнос-
тью запел на стене.») Только она грустит
после его смерти.
Господин из Сан-Франциско — всего лишь
еще одна жертва. Он умер задолго до физи-
ческой смерти. Сначала была смерть духов-
ная. Рассказ заканчивается там же, где и на-
чался, — на «Атлантиде». «Атлантида» сим-
волизирует бренность всего существующего,
напоминает нам о том, что всему придет ко-
нец. Кольцевая композиция говорит о том,
что закончилась история человека, но еще
существует много таких людей, которым
суждено жить или просто существовать. Лю-
ди будут зависеть от денег, пока не поймут
их настоящего значения.

ТЕМА ДВОРЯНСТВА В ПОВЕСТИ И. А. БУНИНА «СУХОДОЛ»

В повести «Суходол» Бунин рисует кар-
тину обнищания и вырождения дворянского
рода Хрущевых. Когда-то богатые, знатные
и могущественные, они переживают период
упадка. Это своеобразные «унесенные вет-
ром» — люди, которые не смогли приспо-
собиться к изменившимся условиям жизни,
которые всецело принадлежат прошлому:
«Легко сказать — начинать жить по-новому!
По-новому жить предстояло и господам, а
они и по-старому-то не умели». Смерть де-
душки Петра Кирилловича,, война, пожары,
слухи о надвигающейся реформе, об отмене
крепостного права — все это положило на-
чало разорению усадьбы и сказалось на ду-
шевном состоянии ее обитателей: «…быстро
изменило лица и души господ, лишило их мо-
лодости, беззаботности, прежней вспыльчи-
вости и отходчивости, а дало злобу, скуку,
тяжелую придирчивость друг к другу…»
Томительно, серо и однообразно текут дни
мелкопоместных дворян. Между тем жизнь
настоятельно требует от них решительных
действий — нужно спасать имение, обреме-
ненное долгами. Бунин с горечью рассказы-
вает о жалких попытках братьев Хрущевых
восстановить былое благосостояние семьи.
Но ни Петр Петрович, ни Аркадий Петрович
не обладают необходимой деловой хваткой,
смекалкой, энергией и практическим умом.
Их предприятие (афера с лошадьми) терпит
сокрушительный крах и приносит только
убытки.
Не в состоянии они оказываются и.толко-
во вести хозяйство: «А в хозяйстве братья
только мешали друг другу. Один был нелепо
жаден, строг и подозрителен, другой — неле-
по щедр, добр и доверчив». Естественно, что
раздор между ними рос, и неизвестно, чем
бы все кончилось, если бы не погиб внезапно
и нелепо {как все умирали в Суходоле) Петр
Петрович. Усадьба осталась в руках безза-
ботного и легкомысленного Аркадия Петро-
вича. Естественно, что ее уделом стало окон-
чательное обнищание и разорение.
Пожалуй, все это не стоило бы внимания
писателя, если бы не было характерным для
страны в целом. Одичание в Суходоле — ти-
пичная картина для России того времени, где
насчитывались сотни и тысячи подобных
имений. С поразительными наблюдательнос-
тью и зоркостью Бунин схватывает черты ра-
зоряющихся помещиков: нежизнеспособных,
пассивных, живущих воспоминаниями и ос-
татками былой роскоши.
Очень тяжело, в большой нищете до-
живают свой век последние обитательницы
Суходола: барыня Клавдия Марковна, тетя
Тоня и Наталья. Их уделом стали заботы о
каждодневном пропитании, ссоры, обсужде-
ние снов и вздохи о прошлом. Вот как рису-
ет Бунин картину их жизни: «Долги, тяжки
были дождливые осени, снежные зимы в Су-
ходоле. Холодно, голодно было в пустом раз-
рушающемся доме. Заметали его вьюги, на-
сквозь продувал морозный сарматский ветер.
А топить — топили очень редко. По вечерам
скудно светила из окон, из горницы старой
барыни, — единственной жилой горницы, —
жестяная лампочка».
Естественно, что Суходол ждал жалкий
и бесславный удел — полное исчезновение
с лица земли. Потомки суходольцев мало
знают о своих предках. Более того, порою
думают: «Да полно, жили ли они?» Время
сравняло с землей их могилы. «Знаешь толь-
ко одно: вот где-то здесь близко. И сидишь,
думаешь, силясь представить себе всеми за-
бытых Хрущевых. И то бесконечно дале-
ким, то таким близким начинает казаться их
время».
Отчего же так «жидки на расправу» ока-
зались «потомки степных кочевников»? Ведь
род их был древним и знатным, гордился он
воеводами, стольниками, ближайшими совет-
никами и даже родственниками царей. Писа-
тель не дает прямого ответа на этот вопрос,
так как сделать это непросто. Он отмечает,
что среди потомков западных рыцарей тако-
го быть не могло: «Не мог бы потомок рыца-
рей сказать, что за .полвека почти исчезло
с лица земли целое сословие, что столько нас
выродилось, сошло с ума, наложило руки на
себя, спилось, опустилось и просто потерялось
где-то! Не мог бы он признаться, как призна-
юсь я, что не имеем мы даже малейшего точ-
ного представления о жизни не только предков
наших, но и прадедов, что с каждым днем все
труднее становится нам воображать даже то,
что было полвека назад!»
Сколько боли и горечи звучит в словах
писателя! За родную страну, которая опасно
больна, ибо даже один такой Суходол подо-
бен гнойной язве на ее теле; за своих сооте-
чественников, которым словно суждено быть
«Иванами, родства не помнящими»; за годы
медленного вымирания целого сословия, к
которому принадлежал и сам Бунин. Но все
меняется: там, где когда-то шумели дрему-
чие леса, раскинулись необозримые поля,
выросли шумные города, которым в будущем
тоже суждено исчезнуть с лица земли. Так и
время мечтателей и романтиков, привыкших
к роскоши и праздности, сменяется веком де-
ловых людей, веком стали и машин, веком
капитала.
А разоряющиеся помещики, представите-
ли уплывающей в прошлое России, сметают-
ся новыми хозяевами жизни.

ТРИ ПРАВДЫ В РАССКАЗЕ И. А. БУНИНА «СНЫ ЧАНГА»

Прочитав этот рассказ, кто-то может за-
дать вопрос: «Зачем Бунин пишет о .жизни
Чанга и капитана, его хозяина?» Как будто
предвосхищая этот вопрос, писатель дает от-
вет на него уже в первых строках: «Не все ли
равно, про кого говорить? Заслуживает этого
каждый из живших на земле».
Рассказ «Сны Чанга» написан в 1916 го-
ду, когда возраст писателя приближался к
сорока. К этому времени Бунин успел столь-
ко пережить, перечувствовать, прочесть
и увидеть, что этого хватило бы на несколь-
ко жизней. Он не уставал от новых жизнен-
ных впечатлений, от встреч и путешествий.
Его влекли мудрость веков, красота мира,
достижения человеческой культуры. Осо-
бенно сильное влияние оказало на писателя
путешествие на остров Цейлон и чтение
книг об учении Будды. Несомненно, это на-
ложило отпечаток и на бунинскую прозу то-
го периода. В ней сочетаются лирические,
философские мотивы и в то же время ощу-
щаются трагические, темные и страстные
нотки. Человек — это загадка, — убежден
писатель, — а характер его постичь невоз-
можно».
Вот перед нами главные герои расска-
за — капитан и его верный друг Чанг. Шесть
лет они были неразлучны, делили горе и ра-
дость. Сейчас они переживают не лучшие
времена: «За шесть лет Чанг с капитаном
стали стариками, хотя капитану еще и соро-
ка нет, и судьба их грубо переменилась. По
морям они уже не плавают — живут «на бе-
регу… в узкой и довольно мрачной улице, на
чердаке пятиэтажного дома… Потолок у Чан-
га с капитаном низкий, комната большая и
холодная. В ней всегда, кроме того, сумрач-
но: два окна, пробитые в наклонной стене-
крыше, невелики и круглы, напоминают ко-‘
рабельные. Между окнами стоит что-то поо-
де комода, а у стены налево старая железная
кровать — вот и все убранство этого скучно-
го жилища…» Нищета, убожество, мучитель-
ные воспоминания о прошлом, существова-
ние на грани между сном и действительнос-
тью — такова теперь жизнь капитана и
Чанга. И не удивительно, что капитан ис-
кренне убежден в том, что существует лишь
одна правда на свете — злая и низкая. «Ты
посмотри кругом, — говорит он, — ты только
вспомни всех тех, что ежедневно видим мы
с тобой в пивной, в кофейне, на улице! Друг
мой, я видел весь земной шар — жизнь
везде такова! Все это ложь и вздор, чем буд-
то бы живут люди: нет у них ни Бога, ни со-
вести, ни разумной цели существования, ни
любви, ни дружбы, ни честности, — нет да-
же простой жалости. Жизнь — скучный,
зимний день в грязном кабаке, не более…»
Его жизненным убеждением стала «правда
еврея Иова, правда мудреца из неведомого
племени, Экклезиаста»: «Помни, человек,
с юности твоей те тяжелые дни и годы, о ко-
их ты будешь говорить: нет мне удовольст-
вия в них!»
Однако в прошлом было место и другой
правде в жизни капитана. Просто тогда он
был счастлив. «Он опять стал рассказывать
Чангу о том, что… есть у него, у капитана, во-
первых, квартира, во-вторых, красавица же-
на и, в-третьих, чудесная дочка, и что он, ка-
питан, все-таки очень счастливый человек».
• Казалось, весь мир ему подвластен, а любовь
делает этот мир волшебным, ярким, велико-
лепным.
Однако и в это время посещают капитана
мысли о тщетности всего земного, о непроч-
ности человеческого счастья, о Пути всего
сущего, «коему не должно противиться ни-
что сущее». У каждого человека своя судьба,
свой жизненный путь, свернуть с которого
опасно да и невозможно. Не потому ли так
сложилась жизнь капитана, что он попытал-
ся изменить свой путь? «Уж очень я жаден
до счастья и уж очень часто сбиваюсь», —
говорит он.
Капитан — человек, душа которого обо-
жжена любовью. Сила его чувства так вели-
ка, что весь мир для него воплотился в люби-
мой женщине. Капитана самого пугает это —
разве можно любить так сильно? Можно ли
верить в любовь или это обман? Ведь влюб-
ленного никто не способен убедить в том, что
любимый им человек может не испытывать
ответного чувства. Так и живет капитан, пе-
реживая то восторг и радость любви, то му-
чаясь тревогой и подозрениями: «Не будет,
Чанг, любить нас с тобой эта женщина! Есть,
брат, женские души, которые вечно томятся
какой-то печальной жаждой любви и кото-
рые от этого от самого никогда и никого не
любят».
Ревность и сомнения сделали свое дело.
Дальнейшая жизнь капитана превратилась
в цепь катастроф и трагедий. Тут и пьянст-
во, и гибель парохода по его вине, и выстрел
в жену. Наконец он очутился на дне жиз-
ни — без средств, без хорошего жилья, а ря-
дом только его верный друг, рыжий пес Чанг.
Так капитан и умирает — разочарованный,
потерпевший поражение в схватке с жизнью,
искренне убежденный, что миром правит
зло. Это его правда.
Казалось бы, все понятно — существуют
в мире две правды. Одна утверждает, что
везде царят несправедливость, подлость и
обман. Согласно другой — жизнь прекрасна
и удивительна. Однако именно Чангу было
суждено узнать третью правду.. Ту самую,
которая прошла мимо его друга капитана.
Эта правда — Любовь. Но не та любовь, ко-
торая обожгла душу капитана, исковеркала
его жизнь. В этой новой Любви нет места со-
мнениям и обману. Озарение наступает в тот
момент, когда после смерти капитана оди-
нокий и всеми забытый Чанг обретает ново-
го друга и хозяина-художника: «…и глаза их,
полные слез, встречаются в такой любви
друг другу, что все существо Чанга беззвуч-
но кричит всему миру: ах, нет, нет — есть на
земле еще какая-то, мне неведомая, третья
правда!»
Трудно определить словами, что такое
эта третья правда. Но вместе с косматым
мудрецом Чангом мы чувствуем, что в мире
должна царить только она. Возможно, мы ни-
когда до конца не поймем ее, но с ее прихо-
дом уйдут из жизни горе, невзгоды, жесто-
кость и ложь. «В мире этом должна быть толь-
ко одна правда, — третья, — а какая она — про
то знает тот последний Хозяин, к которому
уже скоро должен возвратиться и Чанг», Эту
мысль И. А. Бунин подтвердил такими слова-
ми: «Как ни грустно в этом непонятном мире,
но он все же прекрасен…»