ВЛАСТЬ В ЖИЗНИ И РОМАНЕ М. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Булгаков с подчеркнутой определеннос-
тью и открытостью объяснял в письме млад-
шему брату: «Теперь сообщаю тебе, брат мой:
положение мое неблагополучно. Все мои пье-
сы запрещены к представлению в СССР, и
беллетристической ни одной строки моей не
напечатают. В 1929 году свершилось мое пи-
сательское уничтожение. Я сделал последнее
усилие и подал Правительству СССР заявле-
ние, в котором прошу меня с женой моей вы-
пустить за границу на любой срок… В случае,
если мое заявление будет отклонено, игру
можно считать оконченной, колоду склады-
вать, свечи тушить… Без всякого малодушия
сообщаю тебе, мой брат, что вопрос моей ги-
бели — лишь вопрос срока, если, конечно,
не произойдет чуда. Но чудеса случаются
редко».
В романе «Мастер и Маргарита» нашло от-
ражение личной, реальной ситуации, пережи-
ваемой автором,
Первые ассоциации со словом «власть»,
возникающие у нас, — это политика, прави-
тельство, государство и подобные понятия.
То есть власть осознается нами как власть
общества. В «Мастере и Маргарите» теме со-
циальной власти посвящены четыре главы
о прокураторе Иудеи Понтии Пилате и о
бродячем философе Иешуа Га-Ноцри. Эта
тема, по всей видимости, очень волновала пи-
сателя. Он пытался понять, почему государ-
ственная власть оказывается враждебной
свободной личности. Иешуа утверждает, что
«всякая власть является насилием над людь-
ми» и что «настанет время, когда не будет
власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти.
Человек перейдет в царство истины и спра-
ведливости, где вообще не будет надобна ни-
какая власть».
Чтобы опровергнуть идеи Га-Ноцри, Пи-
лат не находит ничего лучшего, как неис-
кренне произнести «великие» слова в честь
презираемого им императора Тиверия. Это
понадобилось прокуратору для демонстра-
ции присутствующим при допросе секретарю
и солдатам конвоя своей верности кесарю —
просто нужно было возразить красноречиво-
му арестанту. И тут же доказывает, что Га-
Ноцри прав: обрекая на мучительную смерть
невиновного, Пилат совершает не имеющее
никаких оправданий насилие. Когда-то про-
куратор был храбрым воином, спас от гибели
великана Марка Крысобоя. Теперь же, став
наместником Рима, он боится освободить от
наказания невиновного.
Персонажи московских сцен «Мастера и
Маргариты», в отличие от Пилата, боев и по-
двигов уже не помнят, хотя от окончания
кровопролитных гражданской и Первой ми-
ровой войн их отделяет не более чем десяток
лет. Здесь показаны люди, власть которых
более ограничена, чем у прокуратора Иудеи.
Они не вольны в жизни и смерти граждан,
но довести до нищеты и моральной гибели
неугодных вполне в пределах власти литера-
турных начальников вроде Берлиоза, Лавро-
вича или Латунского.
Но нельзя забывать о том, что власть
бывает не только государственной. В своем
последнем и главном романе Булгаков уде-
ляет много внимания власти сверхъестест-
венного- Конечно, очевидна огромная сила
Дьявола. И первым событием, доказываю-
щим ее, является внезапная и предсказанная
«иностранцем» смерть Берлиоза, затем схо-
дит с ума Иван Бездомный, «улетает» в Ял-
ту Степа Лиходеев и так далее. (Нужно за-
метить, что Воланд наказывает москвичей
только по справедливости.) Но кульминацией
силы Сатаны является бал полнолуния, на
котором произошло убийство шпиона барона
Майгеля. Получается, что булгаковский черт
наказывает настоящее зло и как бы пытает-
ся помочь людям обрести Бога, в отличие от
персон, обладающих некоторой общественной
властью. Например, Берлиоз, способный, об-
разованный Человек, который должен на-
правлять своего молодого коллегу на пра-
вильную дорогу, на самом деле использует
свое влияние на него, чтобы максимально
отдалить от нее.
Воланд явно не враг Иешуа, он, скорее,
его помощник. Очевидно, что Дьявол, обла-
дая властью над Землей, не в силах решать,
когда обрываться человеческой жизни. И по-
следнее слово в решении судьбы Мастера и
Маргариты тоже принадлежит не ему. Да и
Пилату приносит свободу отнюдь не Марга-
рита, а заступничество того, с кем он так от-
чаянно хочет поговорить, то есть Иешуа. Мне
кажется, в романе очень тесно связаны такие
понятия, как «Бог» и «Любовь», поскольку
Бог начинается с Любви, а Любовь — Боже-
ственная сила.
Тема любви-у Булгакова раскрывается с
новой стороны. В несовершенном мире она
неотделима от страданий. Но писатель пока-
зывает нам, что для бескорыстной, верной,
святой любви нет преград. Маргарита, нахо-
дясь во власти сильнейшего чувства, продает
душу Дьяволу во имя спасения любимого че-
ловека. Безграничная, чистая любовь ее на-
столько сильна, что перед ней не может ус-
тоять даже Воланд. Настоящая любовь все-
могущая и вечная. Она спасает и прощает.
Эта любовь готова на самопожертвование во
имя счастья, жизни. Эта любовь несет в себе
силу жизни, она ведет к спасению. И «кто
сказал, что нет на свете настоящей, верной,
вечной любви?»
Итак, мы видим, что над людьми власт-
вуют чувства, но о силе не только любви
говорит Булгаков, он также подчеркивает
и власть страха над человеком. Так, Пятый
прокуратор Иудеи боится потерять свое по-
ложение, повредить своей карьере и только
поэтому обрекает на смерть мирного филосо-
фа, после чего его мучает совесть, и будет му-
чить еще «двенадцать тысяч лун». Совесть,
кстати, тоже обладает огромной властью над
человеком: ведь не прошло и дня, как римский
наместник пожалел о том, что сделал, и теперь,
ночью «он пойдет на все, чтобы спасти от каз-
ни решительно ни в чем не виноватого бездум-
ного мечтателя и врача!»
Тема власти очень важна в идейном со-
держании романа «Мастер и Маргарита».
Писатель рассматривает разные виды влас-
ти, но наиболее его интересует власть госу-
дарственная, идеологическая: она лишает че-
ловеческого облика, подавляет личность,
уничтожает волю, коверкает судьбу. И такая
власть признак не только тоталитарного го-
сударства, но и человеческого общества вооб-
ще — к этой мысли подводит нас автор рома-
на, рассуждая о проблеме власти.

ПРОБЛЕМАТИКА РОМАНА М. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

И судимы были мертвые по
написанному в книгах, сообразно
с делами своими…
М. Булгаков
Роман М. Булгакова «Мастер и Марга-
рита» — сложное, многоплановое произведе-
ние. Автор затрагивает в нем коренные про-
блемы человеческого бытия: добра и зла,
жизни и смерти. Кроме того, писатель не мог
оставить без внимания проблемы своего вре-
мени, когда ломалась сама человеческая при-
рода. Насущной была проблема человеческой
трусости. Автор считает трусость одним из
самых больших грехов в жизни. Эта позиция
выражается через образ Понтия Пилата.
Прокуратор распоряжался судьбами многих
людей. Иешуа Га-Ноцри тронул прокуратора
искренностью и добротой. Однако Пилат не
послушался голоса совести, а пошел на пово-
ду у толпы и казнил Иешуа. Прокуратор
струсил и за это был наказан. Ему не стало
покоя ни днем ни ночью. Вот что сказал о
Пилате Воланд: «Он говорит, — раздался го-
лос Воланда, — одно и то же, он говорит,
что и при луне ему нет покоя и что у него
плохая должность. Так говорит он всегда,
когда не спит, а когда спит, то видит одно
и то же — лунную дорогу и хочет пойти по
ней и разговаривать с арестантом Га-Ноцри,
потому что, как он утверждает, он чего-то
недоговорил тогда, давно, четырнадцатого
числа весеннего месяца нисана. Но, увы,
на эту дорогу ему выйти почему-то не удает-
ся и к нему никто не приходит. Тогда, что же
поделаешь, приходится разговаривать ему
с самим собою. Впрочем, нужно какое-ни-
будь разнообразие, и к своей речи о луне он
нередко прибавляет, что более всего в мире
он ненавидит свое бессмертие и неслыхан-
ную славу». И Понтий Пилат мучается две-
надцать тысяч лун за одну луну, за тот миг,
когда он струсил. И только после долгих му-
чений и страданий Пилат наконец получа-
ет прощение.
Заслуживает внимания в романе и про-
блема чрезмерной самоуверенности и безве-
рия. Именно за неверие в Бога был наказан
председатель правления литературной ассо-
циации Михаил Александрович Берлиоз. Бер-
лиоз не верит в силу Всевышнего, не призна-
ет Иисуса Христа и пытается всех заставить
думать так же, как он. Берлиоз хотел дока-
зать Бездомному, что главное не в том, каков
был Иисус — плох или хорош, а в том, что
Иисуса до этого как личности не существова-
ло на свете, и все рассказы о нем — просто
выдумка. «Нет ни одной восточной религии, —
говорил Берлиоз, — в которой, как правило,
непорочная дева не произвела бы на свет бо-
га, и христиане, не выдумав ничего нового,
точно так же содрали своего Иисуса, которо-
го на самом деле никогда не было в живых.
Вот на это-то и нужно сделать главный упор».
Берлиоза не может переубедить никто и
ничто. Не смог переубедить Берлиоза и Во-
ланд. За это упрямство, за самоуверенность
наказан Берлиоз — гибнет под колесами
трамвая.
На страницах романа Булгаков сатири-
чески изобразил московских жителей: их
быт и нравы, повседневную жизнь и заботы.
Воланду интересно, какими стали обитатели
Москвы. Для этого он устраивает сеанс чер-
ной магии. И делает вывод, что не только
алчность и жадность присущи им, в них живо
и милосердие. Когда Жоржу Бенгальскому
Бегемот срывает голову, женщины просят
вернуть ее несчастному. И Воланд заклю-
чает: «Ну что ж, — задумчиво отозвался
тот, — они — люди как люди, любят деньги;
но ведь это всегда было… человечество лю-
бит деньги, из чего бы они .ни были сделаны,
из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или зо-
лота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и ми-
лосердие иногда стучится в их сердца…
обыкновенные люди… в общем, напоминают
прежних… квартирный вопрос только испор-
тил их…»
Роман «Мастер и Маргарита» — о. боль-
шой любви, об одиночестве, о роли интелли-
генции в обществе, о Москве и москвичах.
Он раскрывается читателю в бесконечном
разнообразии тем и проблем. И поэтому про-
изведение будет всегда современным, инте-
ресным, новым. Его будут читать и ценить во
все века и времена.

ТЕМА ВНУТРЕННЕЙ СВОБОДЫ В РОМАНЕ М. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Роман «Мастер и Маргарита» Михаил Бул-
гаков писал, с перерывами, с конца 1928 года
до самой своей смерти в 1940 году. Ни малей-
шей надежды на его издание у автора, есте-
ственно, не было — он писал потому, что это-
го требовала его душа, и если и рассчитывал
на читателей, то только в будущем. Для гря-
дущих поколений оттачивалась каждая
строчка. Предчувствуя, что эта вещь — по-
следняя, «закатная», и, вероятнее всего, сле-
дующей не будет, Булгаков вложил в роман
всего себя, все, что пережил и передумал за
годы жизни, все свои чувства, весь талант,
все свои мысли — о любви, свободе, творче-
стве, добре и зле, о нравственном долге, об
ответственности перед своей совестью. И по-
лучилось произведение абсолютно гениаль-
ное, во всей великой русской литературе нет
такого блистательного сплава лирики, сати-
ры и философии, как в этой поэме в прозе.
Роман завораживает с первой страницы, пе-
речитывать его можно бесконечно — и цели-
ком, и кусками, выбранными наугад.
Упоительное чувство свободы -— вот глав-
ное в романе. Эта свобода —г и в полете фан-
тазии автора, и в великолепном языке рома-
на. И сложнейшую, казалось бы, композицию
в единое целое объединяет тема внутренней
свободы. Именно она определяет сущность ге-
роев, именно ее наличие или отсутствие ока-
зывается самым важным.
Облечен огромной властью римский проку-
ратор Понтий Пилат. Но он же и ее заложник.
Он раб кесаря и своей должности. Ничего не
хочет он так сильно, как освободить пленника.
И он имеет такую возможность. Но — боязнь
интриг, опасение, что его действия истолкуют
превратно, что это может повредить его карь-
ере, мешают ему поступить так, как он хо-
чет — и считает правильным. И чего же стоят
в таком случае его должность и его власть, ес-
ли он обязан говорить и поступать только
в рамках положенного, а вся радость бытия от-
равлена для него головной болью и ощущени-
ем своей несвободы?
Жалкий арестант Иешуа Га-Ноцри, изби-
тый, приговоренный к смерти, свободен — он
говорит и поступает так, как подсказывает
ему сердце. Нет, он не герой и не жаждет
смерти, но следовать своей натуре для него
так же естественно, как дышать.
Но ведь этот выбор дан каждому. И пре-
дательство себя, по мнению и самого автора,
и высших сил, действующих в романе, тяже-
лейший грех. Недаром возмездие, ни много
ни мало, — бессмертие раскаяния и тоски.
Но это у великих. А что же самые обыч-
ные люди? Те же москвичи?
И в Москве — что только не лишает че-
ловека свободы!.. Жилищный вопрос, карь-
ера, деньги, и, разумеется, вечный страх —
«как бы чего не вышло». А еще всевозможные
инструкции, желание жить «по уставу», «как
положено». Доходит до анекдота. Трамвай-
ная кондукторша, вся во власти служебных
обязанностей (явно в ущерб здравому смыс-
лу) кричит на кота, протягивающего ей гри-
венник на билет: «Котам нельзя!» И неваж-
но, что явление необычное — удивиться бы
да восхититься, да хоть испугаться, в конце
концов! — нет, главным оказывается, что в
трамвайной инструкции про котов не сказа-
но, значит, им оплачивать проезд нельзя
и кататься в трамвае нельзя.
Бог и царь для молодых авторов — Бер-
лиоз, председатель правления МАССОЛИТа.
Вроде все у него есть — и положение, и ин-
теллект, и эрудиция. И возможность влиять
на умы и творчество начинающих литерато-
ров. И все это он использует лишь для того,
чтобы отучить их мыслить самостоятельно и
свободно… Похоже, бедного Булгакова очень
довели подобные руководители-надзиратели
от литературы, что он так безжалостно рас-
правился с Берлиозом.
Увы, в литературе давно царит дух не-
свободы. За то, чтоб тебя гарантированно пе-
чатали и подкармливали, продали себя мно-
гие и многие. И разнузданный гнев литера-
турных критиков, во главе с Латунским, на
Мастера, в сущности, так понятен. Эти жал-
кие ничтожества, пиявки на теле литературы
не могут простить ему его свободы — как он
смел сочинять свой роман, полагаясь лишь на
свою фантазию и талант, выбирать сюжет
сердцем, а не по руководящим указаниям. Ведь
они-то давно свою свободу продали. За воз-
можность обедать у Грибоедова, отдыхать в
Перелыгине, а главное — за то, чтобы гаран-
тированно печатали, оплачивали и не трога-
ли. И неважно, что и о чем писать — лишь
бы угадать и угодить. А до чего могут довес-
ти критики, автор слишком хорошо знал на
своем опыте. И сцены мести разъяренной
Маргариты выписаны с большим чувством и
сочувствием,
Да, москвичи пережили нелегкие времена.
Голод, разруха, суровая власть учили приспо-
сабливаться, чтобы выжить. Но и выживать
можно по-разному.
Ведь сохранил себя Мастер — так же,
как сохранил себя Булгаков, как сохранили
себя все, кто уважал в себе душу. Кто и в са-
мые трудные времена различал, что главное,
а что второстепенное.
И это главное — и, к сожалению, ред-
кое — почувствует в Мастере прекрасная
Маргарита. И вспыхнет любовь, и не удер-
жат ее ни минуты ни его вопиющая бедность,
ни ее привычка к роскоши.
Любовь и творчество — вот что дает кры-
лья, вот что помогает сохранить свободу.
И лишь пока есть свобода, они и живы. Убе-
ри ее — и ни любви, ни творчества.
-И ведь каждый вправе делать сам свой
выбор! Даже если нет таланта. Даже если
нет любви. Как улетает Наташа — ради од-
ного лишь пьянящего чувства свободы. Как
невозможно вернуться ей к прежней жизни
после того восторга, что она испытала.
Но ведь возвращается несчастный боров-
сосед, и в полете, и у дьявола на балу не рас-
стающийся со своим портфелем — слишком
уже въелась в кровь зависимость от привыч-
ного образа жизни. И остается ему теперь
лишь одно — глядеть в полнолуние на луну
и вздыхать об упущенной возможности, а по-
том плестись к ненавистной жене, к ненави-
стной службе и притворяться дальше.
Но как раздражает чужое счастье, чужая
свобода тех, кто добровольно от них отказал-
ся! Как едины они в стремлении уничтожить,
растереть в порошок, чтобы горели рукопи-
си, чтобы автора — непременно в сумасшед-
ший дом. Художник для них — как кость
в горле. Замечательна замена — в доме Ма-
стера отныне Алоизий Могарыч, провокатор
и доносчик, потомок Иуды, дитя и герой сво-
его времени.
Впрочем, есть, оказывается, и в Москве
место, где можно и сохранить свою свободу,
и даже вернуть утраченную. Место это —
сумасшедший дом. Здесь излечивается Иван
Бездомный от догм Берлиоза и от своего
стихоплетства, служащие Управления зре-
лищ избавляются от навязанного им пения…
Здесь можно быть собой. Но, пожалуй, толь-
ко здесь и можно.
Поэтому и получает Мастер в финале в
качестве награды не возвращение в преж-
нюю счастливую жизнь, а покой, и улета-
ют они с Маргаритой бесконечно далеко от
Москвы…
А что же Воланд? А Воланд за четыре
дня пребывания в Москве слегка позаба-
вился сеансами разоблачения. А с ним и мы.
Но странное дело, силы тьмы бесчинствуют
лишь там, где люди сами давно обращаются
со своей душой крайне небрежно. И почти-,
тельно отступают там, где честь и достоинст-
во — не пустые слова.
И, разумеется, Князь Тьмы прежде всего
ценит Свободу. Он сам — олицетворение сво-
боды. Поэтому столь уважительно его отно-
шение к Мастеру и его возлюбленной. Доста-
ется тем, кто сам себя ценит невысоко, сам
пачкает свою душу — и нарушением клятвы
Гиппократа, и «рыбкой второй свежести»,
и наворованными денежками в тайнике, и по-
стоянным враньем, и чванством, и лизо-
блюдством, как посетители Грибоедова, и
жадностью, и трусостью, и подлостью, то есть
отсутствием уважения к себе, своей рабской
сущностью. И некоторым общение с нечис-
той силой помогает осознать свое падение —
и исправить себя. Вот такое удивительное
влияние «силы, что вечно хочет зла и вечно
совершает благо».
Думая о том, в какие времена создавался
роман, вспоминая, как ломались тогда люди,
можно лишь восхититься мужеством автора,
сохранившего самое главное, то, что одно от-
личает человека от «твари дрожащей» —
внутреннюю свободу.

БОРЬБА ДОБРА И ЗЛА (по роману М. Булгакова «Мастер и Маргарита»)

Михаил Булгаков писал свою главную
книгу «Мастер и Маргарита» в общей слож-
ности более 10 лет. Одновременно с написа-
нием романа шла работа над пьесами, инсце-
нировками, либретто, но этот роман был кни-
гой, с которой он не в силах был расстать-
ся, — роман-судьба, роман-завещание.
Роман вобрал в себя почти весь опыт Бул-
гакова, накопленный в процессе творчества.
В него вошли мотивы, знакомые по прежним
произведениям. Это и московский быт, запе-
чатленный в очерках «Накануне», и сатири-
ческая мистика, опробованная в повестях
20-х годов, и тема неспокойной совести, отра-
женная в романе «Белая гвардия», и драма
гонимого художника, развернутая в «Молье-
ре», пьесе о Пушкине и «Театральном рома-
не»… Картина жизни незнакомого восточного
города, запечатленного в «Беге», подготовила
описание Ершалаима. А сам способ переме-
щения во времени назад — к первому веку
истории христианства и вперед — к утопиче-
ской грезе «покоя» напоминал о сюжетах
«Блаженства» и «Ивана Васильевича»…
О романе Булгакова исследователями раз-
ных стран написано очень много и еще, навер-
ное, немало будет написано. Среди трактовав-
ших книгу есть и такие, что склонны были чи-
тать ее как зашифрованный политический
трактат: в фигуре Воланда пытались угадать
Сталина и даже его свиту расписывали по
конкретным политическим ролям — в Азазел-
ло, Коровьеве пытались угадать Троцкого, Зи-
новьева и т. п.
Трудно представить себе что-либо более
плоское, одномерное, далекое от природы ис-
кусства, чем такая трактовка булгаковского
романа.
Другие истолкователи романа увидели
в нем апологию дьявола, любование мрачной
силой, какое-то особое, едва ли не болезнен-
ное пристрастие автора к темным стихиям
бытия. При этом они досадовали на его не-
твердость в догматах православия, позволив-
шую ему сочинить сомнительное «Евангелие
от Воланда».
Критики, вполне атеистически настроен-
ные, упрекали писателя в «черной романти-
ке» поражения, капитуляции перед миром
зла. В самом деле, Булгаков называл себя
«мистическим писателем», но мистика эта
не помрачает рассудок и не запугивает чи-
тателя.
Воланд и его свита совершают в романе
небезобидные и часто мстительные чудеса,
как сказочные волшебники. Они, в сущности,
обладают шапкой-невидимкой, ковром-са-
молетом и мечом-кладенцом, мечом караю-
щим. Одной из главных мишеней очисти-
тельной работы Воланда становится самодо-
вольство рассудка, в особенности рассудка
атеистического, сметающего с пути заодно
с верой в Бога всю область загадочного и та-
инственного.
Отдаваясь вольной фантазии, с наслажде-
нием расписывая фокусы, шутки и перелеты
Азазелло, Коровьева и кота, любуясь мрач-
ным могуществом Воланда, автор посмеивает-
ся над уверенностью, что все формы жизни
можно вычислить и спланировать, а устроить
процветание и счастье людей ничего не сто-
ит — довольно только захотеть.
Сохраняя доверие к идее Великой Эво-
люции, Булгаков сомневается в возможности
штурмом обеспечить равномерный и однона-
правленный прогресс. Его мистика обнажает
трещину в рационализме. Он осмеивает само-
довольную крикливость рассудка, уверенного
в том, что, освободившись от суеверий, он со-
здаст точный чертеж будущего, рациональное
устройство всех человеческих отношений и
гармонию в душе самого человека.
Здравомыслящие литературные сановни-
ки вроде Берлиоза, давно расставшись с ве-
рой в Бога, не верят даже в то, что им спосо-
бен помешать, поставить подножку его вели-
чество случай. Несчастный Берлиоз, точно
знавший, что будет делать вечером на засе-
дании МАССОЛИТа, всего через несколько
минут гибнет под колесами трамвая.
Так и Понтий Пилат в «евангельских гла-
вах» романа кажется себе и людям человеком
могущественным. Но проницательность Ие-
шуа поражает прокуратора не меньше, чем
собеседников Воланда странные речи иност-
ранца на скамейке у Патриарших прудов.
Самодовольство римского наместника, его
земное право распоряжаться жизнью и смер-
тью других людей, впервые поставлено под
сомнение. Пилат решает судьбу Иешуа. Но по
существу Иешуа — свободен, а он, Пилат, от-
ныне пленник, заложник собственной совести.
И этот двухтысячелетний плен — наказание
временному и мнимому могуществу.
В противоположность калейдоскопу мис-
тики и чудес сцена действия — как современ-
нал Москва, так и древний Ершалаим — аб-
солютно реалистична. В утреннем и предве-
чернем освещении очертания людей и пред-
метов точны и четки, будто смотришь на них
сквозь идеально прозрачное стекло.
Поощряемый недоверием собеседников
• на скамейке, Воланд начинает рассказ, как
очевидец того, что случилось две тысячи лет
назад в Ершалаиме. Кому, как не ему, знать
все: это он незримо стоял за плечом Пила-
та, когда тот решал судьбу Иешуа. Но рас-
сказ Воланда продолжается уже как снови-
дение Ивана Бездомного на больничной койке.
А дальше эстафета передается Маргарите,
читающей по спасенным тетрадям фраг-
менты романа Мастера о смерти Иуды и по-
гребении.
Три точки зрения, а картина одна, хоть
и запечатленная разными повествователями,
но именно оттого трехмерная по объему. В этом
как бы залог неоспоримой достоверности слу-
чившегося.
Один из ярких парадоксов романа за-
ключается в том, что, изрядно набедокурив в
Москве, шайка Воланда в то же время воз-
вращала к жизни порядочность, честность
и жестоко наказывала зло и неправду, служа
как бы тем самым утверждению нравствен-
ных тысячелетних заповедей.
Булгаковская Маргарита в зеркально пе-
ревернутом виде варьирует историю Фауста.
Фауст продавал душу дьяволу ради страсти
к познанию и предавал любовь Маргариты.
В романе Маргарита готова на сделку с Во-
ландом и становится ведьмой из любви к
Мастеру.
Мысль о преображении, перевоплощении
всегда волновала Булгакова. На низшей сту-
пени — это преображение внешнее. Но спо-
собность к смене облика на более высоком
уровне замысла перерастает в идею внутрен-
него преображения.
В романе путь душевного обновления про-
ходит Иван Бездомный и в результате заод-
но с прошлой биографией теряет свое искус-
ственное и временное имя. Только недавно
в споре с сомнительным иностранцем Без-
домный, вторя Берлиозу, осмеивал возмож-
ность существования Христа, и вот уже он,
в бесплодной погоне за воландовой шайкой,
оказывается на берегу Москвы-реки и как бы
совершает крещение в ее купели. С бумаж-
ной иконкой, приколотой на груди, и в ниж-
нем белье является он в ресторан МАССО-
ЛИТа, подобие вавилонского вертепа с буй-
ством плоти, игрой тщеславия и яростным
весельем.
В новом облике Иван выглядит сумас-
шедшим, но в действительности это путь к
выздоровлению, потому что, лишь попав в
клинику Стравинского, герой понимает, что
писать скверные антирелигиозные агитки —
грех перед истиной и поэзией.
Берлиоз за его неверие в чудеса лишился
головы, а Иван, повредившись головой, поте-
ряв рассудок, как бы прозревает духовно.
Притягивает к себе загадка слов, опреде-
ливших посмертную судьбу Мастера: «Он не
заслужил света, он заслужил покой». Выби-
рая посмертную судьбу Мастеру, Булгаков
выбирал судьбу себе. За недоступностью
для Мастера райского «света» («не заслу-
жил»), решение его загробных дел поручено
Воланду.
Но сатана распоряжается адом, а там, как
известно, покоя не жди. О бессмертии, как
о долговечной сохранности души, «убегаю-
щей тленья», в творении искусства, как о пе-
ренесении себя в чью-то душу с возможнос-
тью стать ее частицей, думал Булгаков, сочи-
няя свою главную книгу.

ПРОБЛЕМА ДОБРА И ЗЛА В РОМАНЕ М. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Кто бросает камень вверх,
бросает его на свою голову, и
коварный удар разделит раны.
Кто роет яму, сам упадет в
нее, и кто ставит сеть, сам
будет уловлен ею. Кто делает
зло, на того обратиться оно, и
он не узнает, откуда оно при-
шло к нему.
Ветхий Завет. Сирах
Добро и зло… Понятия вечные и неразде-
лимые. И пока жив человек, они будут бо-
роться друг с другом. Добро будет «откры-
ваться» человеку, освещая ему путь к исти-
не. Не всегда носителями добра и зла бывают
разные люди, особой трагичности достигает
эта борьба, когда она происходит в душе од-
ного человека.
В центре романа М. Булгакова «Мастер
и Маргарита» проблема борьбы добра и зла.
Автор описывает события двадцатых годов
двадцатого века и события библейских вре-
мен. Действия, происходящие в разное вре-
мя, объединены одной идеей — поисками ис-
тины и борьбы за нее. Перенесемся в дале-
кий Ершалаим во дворец прокуратора Иудеи
Понтия Пилата. «В белом плаще с кровавым
подбоем» появляется он перед человеком лет
двадцати семи, у которого «руки связаны за
спиной, под левым глазом синяк, в углу
рта — ссадина с запекшейся кровью». Чело-
век этот — звали его Иешуа — обвиняется в
подстрекательстве к разрушению ершалаим-
ского храма. Арестант хотел было оправдать-
ся: «Добрый человек! Поверь мне…» Но его
«научили» соблюдать этикет: «Крысобой вы-
нул бич и… ударил арестованного по плечам…
Связанный мгновенно рухнул наземь, как
будто ему подрубили ноги, захлебнулся воз-
духом, краска сбежала с его лица, и глаза
обессмыслились…»
Трудно не согласиться с тем определени-
ем, какое дал себе прокуратор: «свирепое
чудовище». Понтий Пилат живет по своим
законам: он знает, что мир разделен на вла-
ствующих и подчиняющихся им, что форму-
ла «раб подчиняется господину» незыблема,
значит, господин имеет право судить всех
и вся. И вдруг появляется человек, который
думает иначе: «…рухнет храм старой веры
и воздвигнется новый храм истины». Более
того, этот «бродяга» смеет предлагать: «Мне
пришли в голову кое-какие новые мысли,
и я охотно поделился бы ими с тобой, тем
более что ты производишь впечатление
очень умного человека». Он не боится су-
дить прокуратора и делает это столь уверен-
но, что временами приводит Пилата в заме-
шательство.
У Иешуа своя жизненная философия:
«…злых людей нет на свете, есть люди несча-
стливые». Арестант показался интересен про-
куратору. В его невиновности Пилат убедил-
ся сразу. Конечно, речи его несколько кра-
мольны, не зато «бродяга» обладает чудесным
свойством снимать головную боль, которая
так мучает прокуратора. И у Понтия Пила-
та уже сложился план действия: он объявит
Иешуа сумасшедшим и вышлет на остров
в Средиземное море, туда, где находится его
резиденция. Но это оказалось невозможным.
Иуда из Кариафа представил такие сведения
о «безумце», что наместник кесаря не имел
права не казнить его. Иешуа казнен. Почему
же мучается прокуратор? Почему ему снится
сон, будто он не послал на казнь бродячего
философа и целителя, будто они идут вместе
по лунной дорожке и мирно беседуют, и он,
«жестокий прокуратор Иудеи, от радости
плакал и смеялся во сне?»
Могущество Понтия Пилата оказалось
мнимым. Он трус, и совесть мучает его. Но
как связаны ершалаимские главы с основной
проблемой романа? Большое количество как
явных, так и скрытых параллелей связы-
вает изображение Ершалаима двадцатых
годов первого века и Москвы двадцатых го-
дов двадцатого века. Герои и времена, в них
описанные, как будто разные, а суть одна.
Вражда, недоверие к инакомыслящим, за-
висть царствуют в мире, который окружа-
ет Мастера. Пороки этого мира обнажает
Воланд.
Воланд — это художественно переосмыс-
ленный автором образ Сатаны. Сатана и его
помощники творят зло и «совершают благо».
Их цель благородна — обнаружить истинную
сущность явлений, выставить на всеобщее
обозрение пороки человеческого общества.
Фокусы в варьете, проделки с подписываю-
щим бумаги пустым костюмом, таинственное
превращение денег в доллары и прочая чер-
товщина — все служит этой цели.
И автор утверждает, что человеческую
природу не способно изменить время, и вечное
стремление людей к добру неодолимо. Про-
шло двадцать веков, а олицетворение добра
и любви — Иисус Христос жив в душах лю-
дей. Мастер, главный герой романа, создает
роман о Христе и Пилате. Христос для него —
это мыслящая и страдающая личность, ут-
верждающая достоинство бескорыстного слу-
жения людям, несущая непреходящие ценно-
сти в мир.
Уйдя от нас, Мастер оставил свой роман
как напоминание о том, что нравственные
проблемы решаются только внутри человека.
Только в душе каждого добро может побе-
дить зло или уступить ему.

ДОБРО И ЗЛО В РОМАНЕ М. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Яока молоды, сильны, бод-
ры, не уставайте делать доб-
ро… Если в жизни есть смысл
и цель, то смысл этот и цель
вовсе не в нашем счастье, а в
чем-то более разумном и вели-
ком. Делайте добро.
А. П. Чехов
Тема добра и зла волновала многих заме-
чательных писателей во все времена. Неда-
ром Ф. М. Достоевский писал в романе «Пре-
ступление и наказание» о том, что мы пере-
стаем видеть грань между хорошим и пло-
хим. Как же относился к этой теме М. Булга-
ков? Спустя двадцать пять лет после его
смерти, где-то с середины шестидесятых годов,
началась бурная публикация произведений
этого-писателя. В течение всего нескольких
лет одно за другим в свет выходят такие
произведения, как «Записки юного врача»
(1963 год), «Белая гвардия» (1966 год), «Мас-
тер и Маргарита» (1966—1967 годы). Рома-
нами Булгакова зачитывались пенсионеры и
студенты, ученые и рабочие, многие цитиро-
вали отрывки его произведений наизусть.
Судьба Булгакова подтвердила неожиданный
афоризм предсказания Воланда о том, что
«рукописи не горят».
Будто заранее было предсказано, что паре-
нек, родившийся в Киеве в семье преподавате-
ля духовной академии, пройдя через такие ис-
пытания эпохи, через войны и революции, го-
лод и бедствия, станет мужчиной, известным
драматургом, узнает вкус славы и гонения,
а спустя четверть века вернется к нам своими
книгами.
«Добро и зло» — понятия философские.
Понятия вечные и неразделимые. И, пока
живы дух и сознание человека, они будут бо-
роться друг с другом. Добро будет «откры-
ваться» человеку, освещая ему путь к истине.
Такую борьбу и представляет нам Булгаков
в романе «Мастер и Маргарита». Своеобра-
зие романа заключается в том, что перед на-
ми два пласта времени. Один связан с жиз-
нью Москвы 20-х годов двадцатого века, дру-
гой — с жизнью Иисуса Христа. Булгаков
создал как бы «роман в романе», и оба эти
романа объединены одной.идеей — поиском
истины. Булгаков создавал роман как исто-
рически и психологически достоверную кни-
гу о своем времени и его людях, поэтому ро-
ман стал для нас, русских, уникальнейшим
документом той эпохи. И в то же время этот
роман обращен в будущее. Творческая мысль
Булгакова как бы опережала время. Есть да-
же основание предположить, что автор мало
рассчитывал на понимание и признание его
романа современниками.
В романе «Мастер и Маргарита» царят
счастливая свобода творческой фантазии и од-
новременно строгость композиционного за-
мысла. Сатана правит бал, а вдохновенный
Мастер, современник Булгакова, пишет свой
бессмертный роман. Там прокуратор Иудеи
отправляет на казнь Христа, а рядом, суе-
тясь, подличают, приспосабливаются, пре-
дательствуют вполне земные граждане, на-
селяющие Садовые и Бронные улицы 20—
30-х годов нашего века. Смех и печаль, радость
и боль перемешаны там воедино, как в жиз-
ни, но в той высокой степени концентрации,
которая доступна лишь сказке, поэме. «Мас-
тер и Маргарита» и есть лирико-философ-
ская поэма в прозе о любви и нравственном
долге, о бесчеловечности зла, об истинном
творчестве, которое всегда является преодо-
лением бесчеловечности, порывом к свету и
добру.
Перенесемся в далекий Ершалаим, во дво-
рец прокуратора Иудеи Понтия Пилата. Пе-
ред прокуратором предстал человек 27 лет,
обвиняемый в подстрекательстве к разруше-
нию ершалаимского храма, у которого руки
«связаны за спиной, под левым глазом си-
няк». Звали его Иешуа. Он не боится возра-
жать прокуратору, у него своя жизненная
философия: «Злых людей нет, есть люди не-
счастливые». Понтий сразу же убедился в не-
виновности арестанта, кроме того, он понял,
что Иешуа обладает загадочной силой, ведь
он умеет лечить.
Поэтому прокуратор задумал спасти этого
таинственного человека: объявить его сумас-
шедшим и выслать на остров в Средиземное
море, туда, где находится его резиденция. Од-
нако осуществить эту идею не удалось. Иуда
из Кариофа за 30 сребреников предал Иешуа,
представив показания, по которым арестанта
следовало немедленно казнить. Да и сам Иешуа
не захотел отрекаться от истины. Он считал,
что «всякая власть — насилие над людьми»,
что «настанет время, когда не будет ни кеса-
рей, ни другой власти. Человек перейдет в
царство истины».
Итак, Иешуа казнен. Но почему же муча-
ется Понтий Пилат? Иешуа нес людям добро,
у него был высокий уровень сознания и чис-
тая душа. Он, и только он отважился сказать
свое слово о добре и истине. Значит, душа его
была свободна. А могущество Понтия оказа-
лось мнимым. Он трус, ок раб своей должно-
сти и карьеры. Он всего лишь пешка в ру-
ках императора. И хотя у Понтия Пилата
было желание спасти Иешуа, однако пре-
ступить цепи рабства выше его сил. Где же
победитель? Иешуа казнен, Понтий лишен
покоя. Но у Учителя остался ученик, про-
должающий дело его, — Левий Матвей.
Значит, истина, свет, добро и правда все же
победили.
События в «Мастере и Маргарите» начи-
наются «однажды весной, в час небывало
жаркого заката, в Москве, на Патриарших
прудах». В столице появляются сатана и его
свита. Дьяволиада, один из любимых автор-
ских мотивов, здесь, в «Мастере и Марга-
рите», играет роль вполне реалистическую и
может служить блистательным примером
гротеско-фантастического, сатирического об-
нажения противоречий живой действитель-
ности. Воланд грозой проносится над булга-
ковской Москвой, карая глумливость и непо-
рядочность.
Сама идея поместить в Москву тридца-
тых годов князя тьмы Воланда и его свиту,
олицетворяющих те силы, которые не подда-
ются никаким законам логики, была глубоко
новаторской. Воланд появился в Москве, что-
бы «испытать» героев романа, воздать долж-
ное Мастеру и Маргарите, сохранившим вер-
ность друг другу и любовь, покарать взяточ-
ников, лихоимцев, предателей. Суд над ними
вершится не по законам добра, они пред-
станут перед судом преисподней. По мысли
Булгакова, в сложившейся ситуации со злом
следует бороться силами зла, чтобы восста-
новить справедливость.
Вершителем правосудия в романе явля-
ется Воланд. Он судит жителей города по
совершенным ими поступкам. И самоуве-
ренный Берлиоз, и Варенуха-доносчик, и
пьяница Степа Лиходеев — все получают
по заслугам. Но вот в чем загадка: совер-
шил ли Воланд благо? Конечно, он наказы-
вает, карает, творя справедливость, «он не
совершает ни одного плохого деяния», но
это жестоко, так как Воланд вершит право-
судие, рассматривая поступки человека, а
не самого человека и его внутренний мир.
На мой взгляд, от дел сатаны в городе ни-
чего не изменилось к лучшему, так какое
же это благо?
Воланд возвращает Мастеру его роман о
Понтии Пилате, который Мастер сжег в при-
ступе страха и малодушия. Миф о Пилате
и Иешуа, воссозданный в книге Мастера, пе-
реносит читателя в начальную эру духовной
цивилизации человечества, утверждая мысль
о том, что противоборство добра со злом —
вечно, оно кроется в самих обстоятельствах
жизни, в душе человека, способной на возвы-
шенные порывы и порабощенной ложными
интересами сегодняшнего дня.
Фантастический поворот дела позволяет
писателю развернуть перед нами целую га-
лерею персонажей весьма неприглядного
вида, проведя аналогию с самой жизнью,
Внезапная встреча с нечистой силой выво-
рачивает наизнанку видимость всех этих
Берлиозов, лагунских, майгелей, никаноров
Ивановичей и прочих. Сеанс черной магии,
который Воланд со своими помощниками да-
ет в столичном варьете, в буквальном и пе-
реносном смысле «раздевает» некоторых
граждан из зала. В Москве есть только од-
но заведение, где люди остаются самими со-
бой — клиника Стравинского, сумасшедший
дом. Именно там Бездомный излечивается
от навязчивых догм Берлиоза, где он про-
зревает и становится последователем и уче-
ником Мастера.
Мастер в романе не смог одержать побе-
ду. Сделав его победителем, Булгаков нару-
шил бы законы художественной правды, из-
менил бы своему чувству реализма. Но раз-
ве пессимизмом веет от финальных страниц
книги? Нет! На земле у Мастера остался уче-
ник и бессмертный роман, которым суждено
продолжать борьбу добра со злом.
На мой взгляд, М. Булгаков хотел пока-
зать нам, что грань между добром и злом,
действительно, еле заметна: ведь не сразу
осознаешь смысл поступков Воланда и его
свиты. Да и в жизни, делая добро, мы можем
и не замечать, как наши поступки порожда-
ют зло.
«Мастер и Маргарита» — сложное произ-
ведение. О романе уже сказано много, а бу-
дет сказано еще больше. Существует множе-
ство толкований знаменитого романа. О «Ма-
стере и Маргарите» еще много будут думать,
много писать. «Рукописи не горят», — произ-
носит один из героев романа. Булгаков пы-
тался сжечь свою рукопись, но это не при-
несло ему облегчения. Роман продолжал жить.
Мастер помнил его наизусть. Рукопись была
восстановлена. После смерти писателя она
пришла к нам и скоро обрела читателей во
многих странах мира. Ныне творчество Ми-
хаила Булгакова получило заслуженное при-
знание, стало неотъемлемой частью нашей
культуры. Однако далеко не все в нем ос-
мыслено и освоено. Читателям его романов,
повестей, пьес суждено по-своему понять его
творения и открыть новые ценности, таящи-
еся в глубинах.